КазахЗерно ИА

Герой Труда: В Казахстане Министерства сельского хозяйства нет

18 Июнь 2012 18:50

Новость на Казах-зерно:Любое выступление Героя Труда, известного сельскохозяйственного деятеля Геннадия Ивановича Зенченко имеет широкий резонанс, потому что речь агрария всегда образна, эмоциональна, но главное - берет за живое своей искренностью. Практически с первых дней независимости Казахстана Зенченко является доверенным лицом Президента страны Нурсултана Назарбаева, поддерживает его кандидатуру на выборах. Настоящий патриот своей страны. Получая в 2008 году звезду Героя Труда Казахстана, Геннадий Иванович сказал: «Звезда Героя труда имеет семь лучей: первый луч - это Президент страны; второй - руководство области, которое оказывает нам поддержку; третий - это мой отец, прививший трудовые навыки и многому научивший; четвертый - это моя семья; пятый - коллектив, дружный, трудолюбивый; шестой - земля, которая урожаями вознаграждает за труд; и седьмой - это я сам». Но и у этого, можно сказать, проправительственного человека нервы оказались не железными.

СМИ быстро растащили по цитатам речь Героя на выездном заседании депутатской комиссии во главе с председателем Комитета по аграрным вопросам Ромином Мадиновым. И неспроста. Геннадий Иванович в своей бесхитростной манере подверг жесткой обструкции меры Минсельхоза, направленные на развитие (читай «развалу») АПК. Теперь каждое слово, сказанное Зенченко с высокой трибуны, стало не только достоянием гласности, стало надеждой рядовых крестьян на скорейшее выздоровление отрасли. Ведь, как выяснили мы, порыв Зенченко к открытому разговору был продиктован не только личными коммерческими побуждениями - перед совещаниями ряд предпринимателей сельхозников обратились к авторитетному сельхознику с просьбой: «Геннадий Иванович, родной! Расскажи ты им всю правду-матку. Нет больше сил произвол терпеть!».

А произвол этот легко переводится на язык цифр. Как писало «Казах-Зерно» ранее, в 2011 году казахстанскими фермерами экспортировано только 300 тонн мяса, но 20 лет назад Казахстан экспортировал более 180 тыс. тонн мяса. И всего, чего мы добились за 20 лет, - уничтожили отрасль до основания, в 600 раз сократив экспорт мяса.

Даже по самым скромным подсчетам, на то, чтобы выйти на намеченный Минсельхозом уровень, казахстанскому животноводству нужно как минимум лет 8 кропотливой работы. Вот и накипело. Верней даже сказать забурлило в душах селян желание высказать обо всех своих бедах достойным мужам - парламентариям. Свои слова они вложили в уста уважаемого агрария. Дескать, если уж человека, который дружен с первым руководителем государства, не послушают, тогда чего уж нам - простым смертным.

Всего в зале заседаний не скажешь - регламент. Поэтому корреспондент издания «КазахЗерно.kz» навестил Геннадия Ивановича в его родном Новоникольском. В кабинете директора мы постарались все критические замечания, направляемые Зенченко в Астану, «разложить по полочкам». И у нас вышла такая беседа.

…На стол руководителя лег последний номер «КазахЗерно.kz». Геннадий Иванович глянул на самый верхний заголовок - «Мамытбеков пляшет на граблях» - и рассмеялся своим добрым смехом. Вот, де, проказники! Но тут же собрался, посерьезнел.

- На самом деле Министерства сельского хозяйства у нас нет, - сказал уважаемый во всем Казахстане аграрий. - Нет почему, потому что, во-первых, большая надстройка над министерством. Деньги распределяет, конечно, Мамытбеков. Клерки там сидят, которые совершенно не знают, что такое сельское хозяйство. Сидит какой-то юрист. Мы к нему приезжаем за 500 километров, а он документы берет, потом через месяц звонит, и заявляет: у вас вот этой бумажки нет, другой бумажки нет… Это ж политика какая - дураками нужно быть, чтобы не понять - это крутятся деньги. Деньги-то спланированы еще в январе, отданные для того, чтобы приобретать скот… почему никто не разбирается?! Поэтому я еще раз, через вашу газету, хочу заявить: все деньги, которые принадлежат области, должны по хозяйствам распределяться областью. Эти средства, которые касаются сельского хозяйства, - все нужно передать в областной бюджет. И тогда будет на месте оформление, ведь у нас все для этого есть - банки есть…

- А нет ли опасности, что на региональном уровне эти средства будут распределяться по указке сверху?

- Никаких по указке не будет. Я вижу это так: вот собрались люди в декабре. Планируют работу сельского хозяйства на год. Что думает Зенченко? Зенченко думает купить 400 голов скота. Я прихожу, даю заявку - рассматривается моя заявка, способен ли я дать жизнь этим коровам в дальнейшем? И пусть они решают - дать мне или нет. Вот здесь должен быть на месте аграрный совет, и во главе его должен сидеть не клерк какой-нибудь, а, может, такой как Зенченко, и преимущество в голосах должны иметь фермеры, может быть, 75 процентов крестьян, а потом - все остальные. Если доводы нормальные, просителя поддержат  всегда. Тогда не будет этой самой указки. А если в одни руки дай, тогда и он своим только даст… И у нас в области есть такой случай, тут в последнем номере вашей газеты сидят люди - 200 голов взяли и ума им не дали…

- Как же отрегулировать завоз породистых животных в существующих условиях?

- Не нужно ничего придумывать. Раньше, помните, при сельхозуправлениях работали племживотделы. Семь человек обеспечивали область - эшелонами скот приходил сюда! Первое, что нужно сделать, все вот эти союзы - мясной, молочный и так далее - надо кончить. А племживотделы, имея прямое подчинение государству, будут отбирать тот скот, который нужен государству, заключать договоры, а государство рассчитывается. При этом - никаких наличных денег, никаких посредников быть не должно - напрямую все! Где посредник - там обязательно отмывка денег. Это мы сегодня знаем, от них возникает вся коррупция. Здесь нужно всю госструктуру сельского хозяйства менять - сверху донизу. Ведь не все, что в Советском союзе было, - плохо, нет. Оно было простым, хорошим и прозрачным. И мы это не до конца забыли.

- Геннадий Иванович, не добавляют уверенности тем, кто хочет завезти племенной скот в Казахстан и частые скандалы вокруг забугорного элитного скота, который, пройдя здесь череду экспертиз, оказывается совсем не элитным.

- Правильно, он и не будет элитным. Ведь закупает его кто? - Посредник! Он с меня взял одни деньги, а там отдал другие. А когда будет племживотдел, мы упраздним этот барьер между заказчиком и производителем. Потому что там будет сидеть человек, который ничего от этого не имеет, кроме твердой зарплаты. Все расчеты с поставщиками будет вести главный координатор программы - государство. За границей ни один фермер не даст тебе рубля, никто и не возьмет, потому что не сможет обналичить, а обналичит - сядет на всю жизнь в тюрьму. У нас же ситуация искажена до предела. Существует дополнительное звено, которому выгодно покупать дешевый скот для фермеров, то есть что попало. При системе, которую хотелось бы видеть, функционал представителя интересов частника, в роли которого выступает племживотдел, сужается до минимума. Корову себе выбирает сам фермер, потому что не может быть по-другому, если только человек не заинтересован нисколько в том, чем собирается заниматься. Племживотдел заключает договоры, а рассчитывается государство. В этом нет ничего сложного, а главное - в этом нет серых схем, от которых сельский человек порядком устал. И я не думаю, что наверху об этом не знают - знают, конечно. Нам с вами, журналистами, нужно говорить об этом постоянно, убедить чиновников убрать эту перегородку и… больше ничего.

- Об этом вы также говорили на выездном заседании. Была ли реакция мажилисменов на Ваши слова, о которой не знают журналисты?

- Мне ведь так в ладоши хлопали эти депутаты. Прибежали ко мне сразу, давайте, говорят, пилотный проект сделаем. Так никто же не против. На отделениях мои работники - да предложи им сейчас племенную корову взять симментальской породы, которая семь-шесть тысяч литров в год дает, - да он сам за ней прибежит! И будет кормить, как полагается, и вернет все сполна! И, самое главное, - придет стабильность в отрасль. Ведь сейчас у нас как? В прошлом году клич прошел: молочными породами занимаемся, в этом году все - молочное направление по боку, занимаемся мясным скотом. А кто посчитал, сколько стоит мясо в Казахстане, если корова будет только одного теленка давать? Кто посчитал? Ведь, не секрет, семь месяцев мы на севере стоим на стойле. Где-то услышали про откормочные площадки, и бросились внедрять их кругом. А ведь ничего сверхъестественного в них нет. И у нас стоит скот. И поверьте на слово, меньше кило двести привесов нет, и это на большом крупном скоте! Не выгоняем на пастбище, кормим силосом и сеном. И эксперимент оправдал себя. На луга мы выгоняли животное 320, пригоняли - 360. А наши бычки за два месяца уже 420 спокойно набрали. Да, в поле корм бесплатный, но не выгадаешь на такой дармовщине - только потеряешь.

- Как Ваш опыт применим для всей сферы АПК, для животноводческой отрасли?

- Почему сегодня государство дает на производство экскаватор и говорит: мы понимаем, что он со временем износится, но при этом он принесет пользу стране, поэтому пользуйтесь безвозмездно. Но сегодня, на мой взгляд, гораздо острее стоит вопрос о сохранении села. Так почему государство сегодня не даст 10 коров крестьянину, который хочет быть занятым, не может просто в селе найти работу? Почему? Почему не дать и сделать эти 10 коров контрольной цифрой, как тот самый экскаватор, и сказать, что это твой личный гурт, но продавать его ты не имеешь права. Понятно, что если мы просто выдадим скот и забудем о нем, то мужик посмотрит на своих бесштанных детей и сведет скот на бойню, а завтра снова пороги приемных будет обивать: дайте мне пособие. Ведь у нас под носом - в Китае - есть хороший пример вовлечения простого населения в бизнес. Если бы мы таким путем пошли, мы бы сохранили животноводство в стране, мы бы не порезали совхозы.

Китайцы поступили так: при приватизации совхозов роздали весь скот желающим, но на возмездной основе - корова твоя, но каждый год ты должен отдать 30% того, что она произведет. 10 коров взял,  значит, три теленка отдашь и треть надоенного молока. При этом - никаких налогов.  А если мы обяжем селянина содержать скотину, да еще и дадим возможность через время выкупить этот маленький гурт, расширить его, поверьте, придется ему постараться! А когда молоко продаст и первые живые деньги выручит - войдет во вкус и вспомнит, как его деды и прадеды в свое время вели хозяйство, стремились зажиточными стать. Ведь перекос в сельском хозяйстве случился гораздо ранее, чем нам пытаются об этом рассказать. Мы - коммунисты, и я в том числе - забрали в 29-м году землю и скот у людей, что тут же вызвало массовый голод, а впоследствии нарушило естественный, складывающийся веками, товарообмен: переселенцы привозили на ярмарку продукты полеводства, а коренное население степей поставляло взамен мясо. И сейчас мы имеем хорошую возможность восстановить привычный порядок вещей: юг, со своими бескрайними пастбищами, имеет все возможности производить качественное мясо, на севере сложилась отличная картина по возделыванию сельхозкультур, сочный травостой - отличная предпосылка надаивать по шесть тонн с каждой головы.

- По-вашему, отрасль спасет мелкий фермер?

- Я уже далеко не первый раз пытаюсь продвинуть эту идею с мелким кредитованием сельского населения. Я настолько уверен в своей правоте, что готов выступить гарантом, и об этом я сказал народным избранникам в беседе после того совещания. Ведь наше предприятие с первых дней дает скот людям в кредит: возьми корову, а через два года верни мне ее вес, хоть мясом, хоть голову назад поставь. Это мои люди, как я им могу не доверять?! То же и в размерах государства. Как мы можем избавиться от иждивенцев, если мы сами воспитываем в народе эти чувства. Это, что касается частного подворья. Не устаю я повторять и о том, что крупных и средних товаропроизводителей нужно заставлять брать скот. Есть компании, у которых по 100 тысяч гектаров земли, и ни одной коровы. Это в корне неверно. Коль ты собираешься работать на земле, то, будь любезен, займи своих людей не только весной и осенью, но - круглый год. Земля на тебя работает, и ты на землю потрудись. Нужно заставлять, но, понимаете, в чем вся загвоздка? - В оформлении! Я могу назвать сейчас с десяток хозяйств, которые намерены взять скот, но с тех пор, как они это намерение высказали, прошло почти полгода. Я уже коров получил из Австрии, а они еще с бумагами бегают. Опять скажете, что Зенченко - везде зеленый свет?! Да те просто денег не внесли ни черта! Нужно же предварительно делать 30% оплату, только после этого скот начинают отбирать, в карантин ставить и так далее.

- Но ведь при выключенном диктофоне крестьяне очень часто признавались нам, что, чтобы получить дотацию, нужно, говоря на тюремном сленге, «отстегнуть»?

- Не знаю, я не отстегивал. Мало ли что говорят! На заборе тоже кое-что написано, а подойдешь - там этого нет. Дотацию, в крайнем случае, через суд можно забрать, если все документы верно заполнены. Раньше я тоже слышал о подобных фактах, в последнее время - нет. Я говорю только о том, что знаю наверняка. Вот и в тот раз я вышел к трибуне. Я же знал, на что я шел. Замахнуться на министра - это ж нужно иметь основания! А я знал, что я докажу, что он не прав. Ну, сколько можно терпеть? - шесть месяцев дотации нет! Мне одному только 200 миллионов должны, а во сколько раз эта сумма вырастает по всему Казахстану?! Вы понимаете, какие деньги крутились шесть месяцев?!! Если бы исполнялись все те реформы, которые запланированы в АПК!.. Почему у меня получается, а у других нет?! Ну почему, я искренне хочу это знать. Вы не думайте, мне Президент, кроме моральной поддержки, ни копейки не дал. Ну, за исключением того, что он на день рождения презентовал часы там или сувенир какой, но от этого дом в совхозе не вырос.

- Геннадий Иванович, сейчас на повестке дня полеводов кампания по страхованию посевов.

- Ну, мы-то свои застраховали (улыбается). Тут хочешь - не хочешь, пойдешь и застрахуешь, это ж обязаловка. Единственное, что я хочу сказать, это не та страховка, которую мы желаем видеть, но никуда от нее не денешься. Затраты фермера она не покрывает, естественно, действует только поверхностно. Но страховую систему надо держать, но чтобы она работала по-настоящему, но в наших условиях это, наверное, невозможно. Здесь еще многому нужно учиться, хотя бы на том же западе.

- Что вы скажете о системе кредитования сельского хозяйства в стране?

- Система кредитования хорошая, приемлемая, но долго исполняется. И больше ничего. Кредиты государство дает очень дешевые - с дотациями беспроцентно получается. Нужно уметь читать законы. Там все написано правильно. Мы технику берем под шесть процентов, заметьте, это вместе с банком. Закупая скот, дотацию, выделяемую государством на разведение племенного скота, тратим на погашение процентов.

- Как Вы восприняли тот факт, что рекордный урожай прошлой осени, по сути, оказался не нужным никому?

- Опять министерство не вывозит (смеется). Сейчас коммерческого зерна отгружено пять миллионов тонн. Коммерческого! То есть это опять кто?! Вот там, наверное, было то, о чем вы пишете - откупы всякие. Я не знаю - было или нет, но говорят. То есть все сводится к тому, что стране не нужно такое количество зерна.

«Продкорпорация» не справляется с такими объемами. Можно ли продать хлеб самому - можно, но коль уж ты выходишь на международный уровень, доведи до кондиции, объединись с другим, чтобы иметь хороший вес. И мы придем обязательно к этому. Как бы там ни было, Мамытбеков - это не государство, Министерство сельского хозяйства - это не государство. Это структура, которая хромает, которую надо подправлять. Не сомневаюсь, что этот вопрос будет решен положительно. Не потому, что это Зенченко не нравится, а потому, что сегодня мы завозим молоко из Беларуси, мясо - из Беларуси. Уже наполнили рынок мясом белорусским так, что аж гудит все. Ведь они что делают - белорусы: свое парное мясо продают в Германию, у поляков покупают мясо замороженное и перепродают нам. Эту систему всю мы знаем.

Так вот, сегодня Казахстану сам Бог велел заниматься мясом и сегодня пока еще можно это восстановить. Конечно, степняков-кочевников уже не будет - будут современные комплексы, и в этом государство абсолютно право! Но все это нужно считать. Сколько, например, будет мясо стоить в Северном Казахстане, где семь месяцев корова будет стоять под крышей и жрать давальческий корм. Никто не прикинул, почему бы в Северный Казахстан не взять симментальскую корову, которая за 14-16 месяцев даст быка в 450 килограммов и минимум 6 тысяч литров молока за год?! Извините, мне не надо кабинетных финансистов, я сам знаю, что да как! Нужен грамотный подход, надо, чтобы не бухгалтер сидел во главе, а человек, который знает прекрасно сельское хозяйство. Ведь были же в ведомстве пару человек, которые решали вопросы, значит, есть в нашем государстве способные специалисты. Все остальные, которые приходили, может быть были не плохими - не были великими. Ведь только слепой не видит, как здорово все развивается, какое желание есть у наших крестьян строить комплексы, завозить коров. И почему не покупают? - А не хотят просто. И как спокойно этот министр сидит! Думает ли он о развитии животноводства? Если деньги Правительство отпустило, если они дали, а дальше средства не пошли. Как я могу на Премьера или Президента обижаться?

То же самое и с техникой. Вы посмотрите, что делается с техникой. Сегодня же нам некачественную технику поставляют - все сыплется. Это надо долбать! Это нужно, чтобы в каждой области сидел дилер, а не один по Казахстану директор. И, посмотрите, цену какую задрал! Уже шестьсот тысяч долларов стоит посевной комплекс! Я за 170 его раньше покупал. Мы обязательно будем писать в Америку. И вы от имени газеты напишите, что недовольство растет.

- Намерены ли Вы как-то продвигать свои идеи на правительственном уровне?

- При первой же встрече с Президентом я буду говорить о том, что мы с вами сейчас обсуждали, ведь это очень злободневно. И, может быть, мы - люди, которые варятся в этом котле, живут в селе, видят, как оно развивается,  - подберут нужные слова, чтобы убедить его своим волевым решением расставить все на свои места.

От автора. Сегодня на рынке Астаны как горячие пирожки разлетается индийская буйволятина. Там, в далекой стране йогов, туши обрабатывают паром, наверняка, еще какой-то одному Будде известной штукой, замораживают и отправляют степнякам, которые всего сто лет назад водили несметные табуны по бескрайним степям.

Гордые скотники, ведя традицию из глубины веков, могли не только обеспечить продовольствием свой народ, вывозили его на ярмарки, снабжая качественным продуктом всех соседей вокруг. И именно сейчас на волне пробуждения национального сознания мы оказались в плену у ножек Буша и аргентинской прессовки.

Остается только вспомнить раскатистое «р» небезызвестного Александра Родионовича Бородача, с его фатальной фразами: «Это прискорбно», «Ребят, я не в курсе» и смогут ли наши дети нас понять и простить.


Беседовал Виктор Буднин

Газета «КазахЗерно.kz»

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


Читайте также:

Казахстан: Мамытбеков близок к провалу

Казахстан: Чей хлеб ест Мамытбеков?

С «КазАгро» пора кончать


Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры