КазахЗерно ИА

Журналисты «Казах-Зерно» с кляпом под елкой

25 дек 2012 17:46

Новость на Казах-зерно:Казалось бы, нет ничего более мирного, чем труд на земле, на ферме. И журналист, пишущий на аграрные темы, должен приобщаться к этим вечным ценностям, и служить на благо процветания родной страны. Однако сельское хозяйство в Казахстане имеет множество подводных камней, о которых журналист по долгу своей профессии не может умолчать. Главной задачей нашего коллектива неизменно остается объективное отражение всех процессов, происходящих в отрасли АПК.

И вот такой «подарочек» преподнес нам в это новогодье петропавловский городской суд в виде приговора, согласно которому независимый журналист, сотрудничавший с нашим агентством на правах собкора, получил год ограничения свободы. Это наказание наши коллеги журналисты называют фактическим запретом на профессию. Юристы высказываются еще резче. «Подобный прецедент обрекает прессу на молчание. Им (журналистам - Авт.) не останется после этого ничего, как переписывать пресс-релизы официальных органов», - поделился своими опасениями адвокат Вадим Наумов.

Честно сказать, для журналистов «КазахЗерно.kz», уверенных в своей правоте и даже не помышлявших о какой-либо клевете или распространении заведомо ложных сведений, подобное решение суда стало шоком. Оправившись после которого, мы начали реверсивно прокручивать события прошлого года. Может, действительно, где-то был перейден порог дозволенного? Может, действительно, авторы тех статей об «Ак бидай терминале» перегнули палку? И вот что у нас получилось.

…Исторически сложилось, что в аграрном секторе экономики Казахстана большое влияние имеют предприятия квазигосударственного сектора. По мнению большинства наших читателей, в том числе и иностранных экспертов, национальные холдинги, имеющие возможность финансирования из госбюджета далеко не самым честным образом конкурируют с частным бизнесом, что является настоящим тормозом в развитии сельского хозяйства. Об этой проблеме очень много писали наши журналисты.

Вот что пишет Биржевой Лидер в обзорном материале «Казахстан после СССР: все ли так плохо, как говорит оппозиция»: «Для критики основания есть. В этом нас уверил ведущий эксперт Академии Masterforex-V из Канады Евгений Ольховский. Экономика современного Казахстана: 

- действительно, является максимально приближенной к сырьевой модели. При этом в реальном секторе экономики платежеспособный спрос создаётся десятком так или иначе иностранных предприятий-экспортёров топлива и сырья. Получается, что экономическая стабильность не обеспечивает экономической безопасности, поскольку «замкнута» на узкую группу факторов;

- деградирует, поскольку некоторые инициативы и программы власти, как, например, вышеупомянутая ФИИР, лишь усиливают сырьевую зависимость экономики Казахстана, поскольку среди её инвестиционных проектов преобладают те, что связаны с добычей сырья;

- уже не может опираться на сельское хозяйство, поскольку последнее практически уничтожено. Почти половина населения Казахстана живёт в сёлах, но доля сельского хозяйства в структуре ВВП сократилась по сравнению с 1990 годом в шесть раз, и причиной тому прямое сокращение аграрного производства. Достаточно примера по экспорту мяса и мясопродуктов, который за период независимости сократился со 184,5 тысяч тонн до 300 тонн (в 615 раз). В Казахстан даже завозят импортный племенной скот, который, однако, нечем кормить, так как сокращены площади под кормовые культуры.

- вгоняет сельское население Казахстана в нищету. Заработная плата на селе в два раза ниже средней по стране, рабочих мест попросту нет, а программы переселения людей из депрессивных регионов в перспективные приводит лишь к полному исчезновению первых и возникновению проблем во вторых;

- приводит к увеличению разрыва между доходами богачей и низших слоёв. На сегодня этот разрыв эксперты оценивают как тридцатикратный, отмечая, что средний класс при этом фактически отсутствует».

В последнем пункте как раз и обсуждаются те, кто по каким-то неведомым причинам все никак не могут устранить перечисленные зарубежным экспертом проблемы. В их числе, по мнению журналистов и топ-менеджмент различных холдингов, как говорится, не зависимо от формы собственности. Последняя в Казахстане - настолько размытая вещь, что иногда и не понятно, государственное то предприятие или частное.  

Стоит ли говорить о том, что руководству этих холдингов не нравится вмешательство в их дела независимых СМИ. И причину этого недовольства мы нашли очень скоро. Прикрываясь выполнением государственных программ и следованию национальных интересов, руководители нацхолдингов и их дочерних предприятий на самом деле нередко следуют сугубо личной заинтересованности.

АПК Казахстана запуталось в сети предприятий квазигосударственного сектора, которые бездумно тратят бюджетные средства на дутые проекты, стоят на пути развития бизнеса. По статистике, только 16% экономики республики представлено частными предприятиями, и это чудовищная цифра! Это может расцениваться как возврат к не самому успешному коммунистическому прошлому. И делалось это в сельскохозяйственном секторе под покровительством Асылжана Мамытбекова, который с 2008 года возглавлял НУХ «КазАгро», то есть, по сути, регулировал все денежные потоки бюджетных средств, направленных в село. С апреля 2011 года он стал совмещать эту должность с креслом министра сельского хозяйства, что породило в среде политологов шутку о том, что он передает деньги из руки в руку. Обе руки - Мамытбекова.

В этом работники «Казах-Зерно» убедились в ходе проведения журналистского расследования о деятельности одного из дочерних предприятий нацхолдинга - АО «Ак бидай терминал» (председатель правления Рафаиль Равильевич Галямов). В задачи терминала входит перевалка зерна из подвижного состава в суда с последующей доставкой к портам Каспийского моря. Терминал является монополистом, это единственное в своем роде предприятие в Казахстане.

Были попытки возвести такой же терминал у бизнес-структур, в том числе со стороны иностранных партнеров, однако они не увенчались успехом. Что уже заинтересовало журналистов нашего агентства. При ближайшем рассмотрении ситуации, сложившейся на терминале, наши журналисты пришли к выводу, что под покровом выполнения государственных задач решаются чьи-то личные интересы.

Из опубликованных на нашем сайте материалов можно сделать вывод: на терминале действует схема, благодаря которой к пользованию мощностей госпредприятия допускаются только компании, находящиеся в тесной связи с руководством терминала или аффилированных к нему компаний. На запросы всех остальных экспортеров «рекомендуется» заключить договор с экспедиторской фирмой, за услуги которой нужно оплатить определенную сумму. В общем порядке экспортеру провести свое зерно просто невозможно.  Все эти предположения базировались на выступлениях официальных лиц, пресс-релизах антимонопольного ведомства, в которых утверждалось прямо: «налицо факт сговора».

В дальнейшем авторы статей сделали предположение, кто потворствует существующей на терминале схеме. В одном из своих интервью министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков признался в том, что государственные органы не заинтересованы в том, чтобы доступ к терминалу имели все желающие. Глава сельхозведомства разделил всех зернотрейдеров на две группы: «профессионалов» и «непрофессионалов». Последние, по мнению Мамытбекова, мешают наращивать объемы отгрузок, и им должно воспрепятствовать  к допуску на терминал. Хотя, как связаны два этих факта, до сих пор остается непонятным.

2011 год - год, когда казахстанские аграрии получили рекордный урожай, обострил проблемы логистики Казахстана до максимума. В редакцию «Казах-Зерно» поступало множество обращений от участников зернового рынка с просьбой придать гласности факты, в которых, по мнению наших респондентов, была и коррупционная составляющая. Статьи, содержащие порой не самые лицеприятные высказывания, выходили на сайте.

Журналисты «Казах-Зерно» до последнего момента ждали адекватной реакции на критику. Мы не хотели никого очернить или испортить деловую репутацию. Мы искали открытого диалога, результатом которого, по нашему мнению, должна была стать реабилитация попранных конституционных прав предпринимателей. Однако вместо того, чтобы принять к сведению многочисленные жалобы бизнесменов, опубликованные на нашем сайте, «Ак бидай терминал» (председатель правления Рафаиль Равильевич Галямов) сначала занял позицию игнорирования наших статей, а в последствие и вовсе расценил их как клеветнические.

Именно так звучала формулировка частного обвинения, подброшенная нам под дверь в один из дней начала октября. Таким образом, нас известили о том, что «Ак бидай терминал» подал на редакцию в суд по статье УК РК о клевете. С самого начала нашим юристам было не ясно, как можно было усмотреть в действиях авторов статей желание распространить клеветнические сведения, ведь все материалы были основаны на заявлениях официальных лиц. А они были в массе. На основании первых статей, повествующих о деятельности терминала, антимонопольным комитетом РК, а также транспортной прокуратурой была инициирована проверка деятельности «Ак бидай терминал»КРК  и уже первые ее результаты выявили нарушения антимонопольного законодательства. Права предпринимателей, по заключению надзорных органов, были существенно нарушены.

Об этом и писали журналисты, да, порой, используя эзопов язык, прибегая к экспрессии. Но тем и жив журналист, что умеет скучное перечисление фактов вплести в канву литературного повествования, нащупать сюжет своей публикации, придать живую литературную форму.

Вот это больше всего и задело руководство Терминала, в частности, его главу Рафаиля Равильевича Галямова, которое, видимо, расценило попытки журналистов пролить свет на не честные действия госпредприятия, как покушение на их частный интерес.

В жалобе вперемежку с претензиями на попрание чести и достоинства руководства нам вменялся также и подрыв коммерческой деятельности предприятия (хотя за время выхода статей клиентская база Терминала существенно расширилась), и все это вкупе было преподнесено, как распространение клеветнических сведений.

В свое доказательство Терминал предоставил заключение специалиста-филолога, который, опираясь на познания в области литературы, и руководствуясь личными убеждениями, вынес вердикт о том, что в статьях наличествуют нарушения журналистской этики.

Нами был отправлен запрос в ведущие филологические университеты России с целью дать оценку упомянутому заключению. Зарубежные лингвисты сошлись во мнении, что заключение, представленное стороной обвинения, - явно ангажировано, некоторые из них дали согласие подготовить параллельные заключения. Они были предоставлены суду в качестве опровержений, в надежде на то, что суд, имея на руках два полярных заключения, назначит судебную экспертизу по рассматриваемым статьям и правда все-таки восторжествует.

Однако, к нашему большому удивлению, этого не произошло. При вынесении приговора суд целиком доверился заключению истца, проигнорировав заключения стороны защиты, мотивировав свое решение нелепыми доводами о несоответствии предоставления документов согласно Минской конвенции.

Также суд, по мнению многих специалистов в области юриспруденции, погряз в казуистике и вынес свой решающий приговор, основываясь на предположениях.

Да, приговор был, мягко говоря, не в нашу пользу. А именно независимому журналисту присудили год ограничения свободы, чем, по сути, лишили его права заниматься в этот период своим делом. Общественные организации называют этот демарш правосудия не иначе как запрет на профессию независимому журналисту. В ходе судебного разбирательства были представлены неопровержимые доказательства того, что осужденный не имел отношения к опубликованию статей. Всю возможную вину при этом агентство хотело возложить на себя, однако суд не учел это во внимание, желая, должно быть, наказать конкретного человека. Поводом для такого наказания явилось сотрудничество с говорящим открыто СМИ, которое задело интересы влиятельных персон, для которых министерское кресло - всего лишь средство обогащения.

Журналиста ограничили в правах, в передвижении, в общении лишь потому, что его фамилия фигурировала в контактах агентства. В последствие городским властям Петропавловска подана заявка на проведение митинга в поддержку осужденного журналиста. Он был намечен на 21 декабря 2012 года. На лозунгах участников планировалось написать: «Нам закрыли рот», «Нас наказали за правду». По понятным причинам заявку отклонили.

А так хотелось в эти лютые морозы конца декабря выйти и публично высказать свое мнение, а не сидеть теперь с кляпом под ёлкой…


Саша Бло

Газета «КазахЗерно.kz»

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com

Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры