КазахЗерно ИА

Казахстан: Агрореквием, или Развал сельского хозяйства успешно выходит на новый уровень

30 мая 2012 13:51

Новость на Казах-зерно:«Глубже посеешь весной - будешь с хлебом зимой», - по традиции помянули в середине мая народную мудрость казахстанские фермеры, и объявили о начале посевных  работ. «Не пиры пировать, коли хлеб засевать».  Так что, посевная кампания -2012 вроде бы получила официальный старт. Правда, как выяснилось, касается он далеко не всех.

Сразу несколько районов в Акмолинской и Костанайской области к севу приступить так и не смогли. И не по причине лености или забывчивости, а просто сеять оказалось некуда. Так, например, только в одном Сандыктауском районе Акмолинской области на полях площадью более четырех тысяч  до сих пор гниет прошлогодний урожай. Да-да,  тот самый хваленый рекордный урожай зерна, о котором  в течение чуть ли не полугода  победно рапортовало Министерство сельского хозяйства, на все лады расписывая открывающиеся в связи с этим радужные перспективы.

Катастрофическая нехватка элеваторов, итогом которой стало полное «затоваривание» всех имеющихся площадей (включая склады АЧС и пустующие здания клубов), привела к тому, что по разным данным на полях осталось брошенными порядка до 25 процентов от общего числа выращенного урожая. Ну а элеваторов с тех пор, в общем-то, не прибавилось, несмотря на все решительно озвученные планы их форсированного строительства.

В довершение всех бед министерство так и не смогло обеспечить достаточные темпы отгрузки отечественной пшеницы на внешний рынок, в связи с чем, уже сейчас возникает вопрос о судьбе урожая нынешнего года.

Так, по данным, озвученным со стороны Агентства по статистике, запасы зерновых в Казахстане на первое мая составили 14 миллионов 690 тысяч  294 тонн. За апрель они уменьшились на 1 миллион 414 тысяч 518 тонн, или всего на всего на 8,8 %. Простейший подсчет  расходования позволяет предположить, что даже при сохранении нынешних темпов, к сентябрю они уменьшатся не более чем на половину, и соответственно зерно урожая этого года опять будет негде хранить.

Впрочем, это признают и в самом министерстве, правда, почему-то большую часть энергии традиционно тратя на поиски «объективных причин» или виноватых смежников.

- Проблема с элеваторами будет крайне острой и в этом году. Мы видим, что такими темпами мы не приведем к освобождению элеваторов, это нас настораживает, потому что элеваторы должны провести соответствующие ремонтные работы и в сентябре должны быть готовы к приему зерна, но этого не происходит, - сетовал на очередном заседании правительства глава Минсельхоза Асылжан Мамытбеков. -  Темпы отгрузки зерна значительно снизились по причине несвоевременной подачи заявок грузоотправителями, недостачи вагонов-зерновозов. Поэтому мы обращаем внимание местных исполнительных органов, чтобы не только решали вопрос о вагонах, а чтобы еще наладили работу элеваторов по бесперебойной отгрузке, организовали соответствующие службы, которые обеспечивают отгрузку - это и таможенные службы, и фитосанитарный контроль. Также нужно активизировать работу по подписанию новых экспортных контрактов, ведь идет снижение спроса на казахстанское зерно…

В общем - получается, что сбылись самые мрачные прогнозы озвученные скептиками еще в начале этого года. То, что не сгнило на полях, мертвым грузом осело в элеваторах, так как и очереди покупателей не наблюдается,  и то немногое,  что все-таки  удалось продать, невозможно вывезти.

Кстати, проблема экспорта касается не только непосредственно самого зерна, но и его производных, и в частности - муки, пишет Better.kz. В прошлом году  произошел резкий рост мукомольного производства   практически у всех традиционных потребителей казахстанского мучного экспорта. В нескольких странах, традиционно закупавших казахстанскую муку, были построены свои огромные мельничные комплексы. Естественно, конкурентоспособность казахстанской муки снизилась, поскольку в ее цену легла доля транспортировки. В итоге,  республика снизила объемы экспорта муки более чем на  тридцать девять процентов.

- Начиная с августа прошлого года, у нас помесячные объемы экспорта муки хронически падают. Это падение продолжается сегодня, - говорит  президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Евгений Ган. - Снизился экспорт муки на рынки Афганистана, Таджикистана, Узбекистана. В результате Казахстан потерял 450 тысяч тонн муки в экспорте по сравнению даже с не самыми большими объемами 2010 года и в результате отечественная мукомольная отрасль «практически лежит на боку»…

Между тем, Союз мукомолов Казахстана в лице его председателя Нурлана Смагулова, на одном из форумов  достаточно аргументировано озвучил эту проблему и внес предложение субсидировать экспорт муки наравне с экспортом зерна.

Новость на Казах-зерно: Ответ из министерства за подписью его первого руководителя был категоричен - субсидирования экспорта муки не будет. Причем, без объяснения причин и какой-либо ответной аргументации. Таким образом, по мнению производственников,   министр сельского хозяйства своим решением отправил у упадок целую отрасль. А в связи с тем, что  тенденция сокращения экспорта казахстанской муки неуклонно продолжается,  вполне возможно, отечественным мельникам придется сократить свой бизнес буквально до минимума.

В общем, картина складывается, мягко говоря,  не благостная. И вот что интересно - в отличие от прошлого года, когда глава отраслевого министерства прямо излучал оптимизм и уверенность в завтрашнем дне, в мае этого года он предпочел говорить не о свершившихся или  грядущих достижениях, а о кризисном состоянии всей отрасли. Правда, как выяснилось, «ларчик» открывался достаточно просто -  на самом деле министр столь красочно живописал все ужасы отечественного агросектора (которые, безусловно, имеют место быть) с одной единственной целью - добиться увеличения субсидирования.

- У нас давно изношен машинно-тракторный парк. Обновления почти не происходит, до сих пор мы сеем, пашем в основном на советских тракторах и комбайнах. Мы говорим, что нужны влагосберегающие технологии, а у нас посевных комплексов приобретено всего лишь 2,5 тысячи. Это исходя из того, что в среднем нагрузка составляет за сезон две тысячи гектаров, можно легко посчитать, что это всего лишь пять  миллионов гектаров у нас убирается на современной технике. Все остальное - это 10 и более миллионов гектаров, у нас работают старые «Нивы», старые К-700, все это давно уже себя исчерпало и работает на честном слове, и я не знаю, сколько еще оно проработает. Обновления, ремонта, вместо выбывающих, не происходит, - сообщил Асылжан Мамытбеков во время недавнего заседания в Сенате Парламента, посвященного  вопросам совершенствования субсидирования сельского хозяйства. - Есть большая проблема финансирования отрасли. В  «Казагрофинансе» в бюджете на увеличение капитала всего лишь 4-5 миллиардов тенге, а потребность каждый год сто пятьдесят миллиардов тенге. Сто пятьдесят миллиардов давать «Казагрофинансу» каждый год бюджет просто не в состоянии, но мы в состоянии субсидировать от 150 миллиардов тенге 7-8 процентов - это около 10 миллиардов тенге. А десять  миллиардов в бюджете изыскать возможно.

Иначе говоря, министерство с готовностью  признает крах отрасли в обмен на увеличение дотаций. О том, куда делись все ранее  выделенные средства (так например, одно время контракты на поставку той же сельхозтехники заключались десятками, а областные управления взахлеб рапортовали, сколько комбайнов «Джон Дир» или «Клаас» было приобретено по разным правительственным программам) и почему никаких видимых подвижек так и не произошло, скромно умалчивается. Как и то, что в отношении субсидий, выделяемых уже со своей стороны,  тоже все обстоит весьма и весьма непросто.

В начале мая этого года  аграрии Карагандинской области высказались против планов Министерства сельского хозяйства РК по изменению нынешней системы субсидирования посевов. Как сообщило издание «КазахЗерно.kz»,  свою позицию они донесли лично до главы Минсельхоза во время его приезда на областной агросовет в Нуринском районе («Без точек соприкосновения» ). Суть вопроса заключается в том, что сейчас крестьяне получают субсидии от государства в зависимости от площадей посева в сумме около 500 тенге за гектар. То есть, например, представил аграрий данные о том, что посеял 2000 га - получил из бюджета один  миллион тенге. Таким образом, крестьяне могут по своему усмотрению пускать деньги в нужное русло: на ремонт техники, покупку семян, удобрений и прочие важные вещи.

Минсельхоз РК с недавних пор сложившаяся система перестала устраивать, и ведомством была разработана новая схема  субсидирования по принципу минимальной уравниловки.

Тогда же прозвучало и еще одно вполне конкретное предложение по поводу возможности обновления сельхозтехники. По мнению его авторов, в Национальном фонде Казахстана накоплено около сорока миллиардов долларов США, которые лежат под 5 % годовых. Так  почему бы государству не выделять в течение пяти  лет по одному миллиарду на централизованный закуп сельхозтехники, которую можно было бы отдавать крестьянам под те же 5-6 % годовых? Таким образом, в течение пяти  лет проблема обновления парка техники была бы решена практически полностью. Эту инициативу Асылжан Мамытбеков прокомментировал вообще  очень своеобразно, сообщив, что ее реализация невозможна по причине… непорядочности чиновников:

- Каким бы ни был честным чиновник, когда начнется массовый закуп техники, там возникнет коррупционная составляющая, - заявил министр, - поэтому мы не можем вести централизованные закупы и выделять на это большие суммы. Слишком велик риск коррупции…

Вот так - ни много ни мало, но, по мнению министра, оказывается, что его подчиненных на пушечный выстрел нельзя подпускать к каким либо реальным денежным средствам. Что ж вполне возможно, что глава ведомства здесь полностью владеет ситуацией и действительно знает, о чем говорит. Правда, как в таком случае спасать сельское хозяйство, если «коррупционная составляющая» напрочь перешибает любую инициативу, в итоге  так и осталось загадкой.

Заодно министру пришлось выслушать некоторые соображения по поводу политики министерства и дочерних компаний ФНБ «Самрук-Казына»,  в частности,  «Продкорпорации». Особой критике подверглась идея системного закупа зерна в госресурсы.  Напомним, что в прошлом году, во все регионы страны была «спущена»  квота «Продкорпорации» по закупу, согласно которой  крестьяне в теории получили шанс продать часть своего зерна по цене выше рыночной и обеспечить себе хоть какую-то прибыль на фоне обвала цен.

 Но, как сообщил в своем докладе заместитель акима Карагандинской области Талгат Абильда, несмотря на то, что на Карагандинскую область квота по сдаче зерна в госрезерв «Продкорпорации» в прошлом году составила 150 тысяч  тонн, но реально воспользоваться этой возможностью карагандинские крестьяне смогли всего на 26 процентов. Большая часть производителей не смогла реализовать свое право из-за переполненности зернохранилищ, и вдобавок выяснилось, что свободные места были заполнены зерном, непонятно из каких стратегических соображений поступившим из …других областей! В результате, крестьяне региона недополучили сотни миллионов тенге.

Примерно в эти же дни выплыла еще одна «объективная причина», по которой, по словам главного агрария страны, дальнейшее  развитие  сельского хозяйства будет крайне затруднено. Речь идет о возникшем дефиците пригодных для земледелия участков.

- Есть системные проблемы, которые не дают расти аграрной отрасли. Сейчас мы столкнулись с такой парадоксальной ситуацией, - удивлялся министр в ходе круглого стола под названием «Совершенствование законодательства по вопросам субсидирования сельского хозяйства». -  При всей обширности земельных территорий Казахстана и при сравнительно небольшой численности населения, сельское хозяйство не имеет свободных земельных участков для развития отрасли...

Ну что ж, о проблеме нерационального использования земель уже действительно говорилось на самом высоком уровне.

- Понахватали земли. Никто не использует по назначению! - в частности, возмутился Президент Нурсултан  Назрабаев на расширенном заседании Правительства,  и потребовал провести подробную инвентаризацию с отчетом буквально по каждому гектару.

Инвентаризация действительно началась. И вполне возможно, что невостребованные,  или не по хозяйски используемые земли, действительно, вернутся в сельхозоборот.  Правда,  не думаю, что таких будет очень много. Как выяснилось, достаточно большие земельные площади принадлежат людям с сельским хозяйством знакомым отнюдь не по-наслышке.

Новость на Казах-зерно: Так, например,  только у одного подчиненного Асылжана Мамытбекова,  начальника управления сельского хозяйства по северо-Казахстанской области Ивана Овчаренко,  в личном пользовании обнаружилось 600 гектаров сельхозугодий и как свидетельствуют информированные источники, редкий крупный кабинетный чиновник от сельского хозяйства не имеет возможности реализовывать свои управленческие навыки, в том числе и на личных подворьях и пашнях. Кстати, в этой связи было бы любопытно провести  мониторинг состояния таковых, и убедиться в том, насколько высок профессиональный уровень отечественных сельхоз управленцев.

 Если их личные угодья переживают такой же «глубокий и системный кризис» как и вся отрасль  целом, это одно, а если все-таки нет, значит с управленческими навыками  у этих господ вполне нормально, просто у них явно не хватает времени для решения проблем выходящих за плоскость их личных интересов…

Впрочем, мы немного отвлеклись от перечисления «кризисных проявлений объективного характера».  Помимо нерационального использования земли,  существует и гораздо более трудно решаемая проблема - это нарастающее опустынивание.

Вот только одна, очень показательная цитата из официального документа посвященного реализации Международной Конвенции по борьбе с опустыниванием земель:  «В настоящее время площадь деградированных земель Казахстана составляет 179,9 млн. гектаров или более 66% ее территории.

Таким образом, в Казахстане существует острая необходимость принять меры для предотвращения дальнейшей деградации земель и провести мероприятия по восстановлению и дальнейшему рациональному использованию природных ресурсов страны, в том числе земельных и водных.

Снижение плодородия пахотных земель, деградация пастбищ и сокращение площадей сенокосных угодий, сильно ухудшили состояний природных угодий и привели к снижению объема производства сельскохозяйственной продукции, ухудшению условий жизнеобеспечения и здоровья населения. В настоящее время, когда земля передана частным землепользователям, возникла насущная потребность повышения информированности населения о процессах опустынивания в Казахстане, о воздействии этих процессов на экономическое и социальное положение сельского населения, целях и задачах Конвенции…».

А в своем выступлении на  проходившем в прошлом году Астане пятом заседании Совета по устойчивому развитию при Правительстве РК, тогдашний министр экологии Нурлан Искаков привел еще более пугающие цифры:

- С такими темпами Казахстан рискует полностью потерять все сельскохозяйственные земли через 50-70 лет. А уже сегодня около двадцати   процентов пастбищ Казахстана достигли крайней степени деградации. Известно и такое явление: через два-три года фермеры бросают засоленные земли и осваивают новые с теми же устаревшими технологиями. На естественное восстановление земель требуется семь-восемь лет, что становится дополнительным фактором опустынивания, появляются «рукотворные пустыни».

В связи с этим, государственным органам, в том числе и министерству сельского хозяйства особое внимание необходимо уделить разработке мер по интегрированному управлению и охране пастбищных ресурсов, внедрению пастбищных оборотов, коренному улучшению пастбищных угодий и их обводнению...

Понятно, что нерациональное использование пастбищных участков и как следствие опустынивание сельхоз земель началось не при Мамытбекове, а досталось ему в наследство от целой плеяды предшественников. Однако  каких либо попыток вмешаться в ситуацию, увы, также не наблюдается и со стороны действующего руководителя Минсельхоза. Да и со стороны многочисленных аграрных дочек ФНБ «Самрук-Казына», в теории заинтересованных в долголетнем стабильном функционировании отрасли, тоже не слышно шума по этому поводу.

Новость на Казах-зерно: Очевидно, что на перспективу, мрачными мыслями никто старается себя особо не загружать, а как  бабочки однодневки  (от сравнения с трутнями намеренно воздержусь) топ- менеджеры всех уровней и рангов живут исключительно сиюминутными коммерческими интересами. А тот непреложный факт, что вместо реаниматоров они фактически становятся могильщиками целой стратегической отрасли,  их, судя по происходящему,  и вовсе мало волнует.  Так что, похоже,   одним только «совершенствованием законодательств в области сельского хозяйства»,  на которое возлагается столько надежд на всевозможных одноименных  круглых столах и конференциях,  уже обойтись не удастся.  Ну а  спасти отрасль от полного разорения,  будет можно лишь при коренной модификации ее управленческого аппарата, введения жесткой персональной ответственности и  привлечения профессионалов что называется «от сохи», а не набивших оскомину «спецов широкого профиля», пусть даже с экономическим или юридическим образованием.

«Егiс ырыс таңдамайды, еңбек таңдайды» - «Посев требует не удачи, а труда» - говорят в народе.  Впрочем, похоже, для отечественного агросектора, и в первую очередь его руководства,  эта народная мудрость также относится к устаревшей категории. И навязчивые грезы о, невесть откуда появившейся волшебной палочке,  становятся их единственной  руководящей стратегий.


Сергей Абакшин

Система Orphus

Добавить комментарий

Наши партнеры