КазахЗерно ИА

Казахстан: АПК есть, но его нет

24 окт 2017 14:08

Новость на Казах-зерно:

Оценить результат вложений бюджета в отечественный АПК безрезультатно пытались в парламенте.

Ставка на то, что агропромышленный комплекс страны станет одним из ключевых драйверов экономики, делается уже много лет. Принимаются государственные программы развития этого сектора, вкладываются бюджетные средства. Однако ожидаемого рекордного прорыва отрасли пока нет.

В чем причина, пытались разобраться в мажилисе.

Бюджетно-родственные связи

На «правительственный час» мажилисмены пригласили вице-премьера – министра сельского хозяйства Аскара Мырзахметова. Он продемонстрировал тематические карты развития отдельных, приоритетных направлений АПК, которые в будущем обещают очередные рекордные прорывы.

Обещаниями депутатов убедить не удалось – они затребовали конкретики, попросив министра оценить, какие уже есть результаты по прошлым программам, и почему этих результатов по-прежнему не видно в наглядном воплощении – на столах граждан.

Министр тактично ушел от ответа, признавшись, что будет некорректно с его стороны давать оценку своим предшественникам. И тут же заверил: за себя он ответит. «За эту программу, за эти подходы я могу отвечать. Мы считаем, что мы постарались посчитать именно то, что нужно делать, чтобы проблемы решить. Мы посчитали. Говорим правительству, говорим нашим коллегам: вот такая проблема, как ее надо решать, сколько это стоит и что это даст? Мы максимально все пересмотрели, все оптимизировали», – пообещал г-н Мырзахметов.

Заместитель председателя мажилиса Владимир Божко тут же рассказал, что депутаты в ответ на свои запросы получили ответ от одной из областей, что заявленные Минсельхозом планы выполнены не будут по причине отсутствия у области денег.

И тут же спросил у вице-министра национальной экономики Руслана Даленова: «Руслан Ерболатович, Вы у нас отец родной бюджета, Вы выполняете все договоренности в рамках ВТО, располагаете всем бюджетом, Вы планируете. Что будем делать»?

«Мы не отец, даже не мачеха. Министерство финансов уполномочено», – тут же передал ответственность вице-министр.

«Вы планировщик основной», – возразил г-н Божко.

«Планировщик тоже министерство финансов», – упорствовал вице-министр.

Попрепиравшись немного, они все же нашли «точку соприкосновения»: Миннацэкономики отвечает за экономическую политику в целом. И г-н Даленов объяснил: «Да, действительно, мы помогали, помогаем и будем помогать сельскому хозяйству. Это отражается и в экономических показателях, и в нашей проводимой налоговой политике. Что касается доли ВВП, то она сегодня составляет 4,6%, в этом году целевой показатель составляет рост по валовой добавленной стоимости по отрасли 2,5%. Достаточно амбициозно, учитывая, что за девять месяцев рост физического объема составил 1,9%. Но наша роль, как министерства, во-первых, рассмотрение инвестиционных проектов. Сегодня 23 проекта поступило на рассмотрение министерства национальной экономики. Из них на 13 проектов мы уже дали положительное заключение, они идут в бюджет, по остальным проектам находится на рассмотрении, поскольку горизонт планирования по ним следующий год. И, конечно же, второй блок – это налоговая политика, здесь мы пришли к полному взаимопониманию с агропромышленным комплексом, с НПП «Атамекен» о том, какие режимы сохраняются, какие налоговые ставки будут, а самое главное, какая налоговая политика будет на ближайшие годы».

 В роли «отца» бюджета пришлось выступить вице-министру финансов Руслану Бекетаеву, который предложил обратиться за оценкой эффективности к действительно уполномоченному органу.

«Государством за эти годы немало денег было выделено на аграрный сектор. И планируется выделение достаточно большого количества средств. Если говорить о госпрограммах, которые предполагаются на 2018-2020 годы, это порядка 556 миллиардов тенге, и министерство финансов прикладывает все усилия, чтобы эти деньги были направлены вовремя. Но тут еще надо отметить, что сегодня в стенах парламента находится законопроект о государственном финансовом аудите. Если говорить о вопросах, связанных с эффективностью использования этих денег, то, конечно, этими функциями порядка уже полутора лет наделен счетный комитет. Думаю, что есть все основания у парламента дать соответствующие рекомендации счетному комитету провести на предмет эффективности аудит данных госпрограмм и понять, насколько и как были израсходованы эти деньги, какой они дали эффект, если не дали, то почему, найти причины, соответствующие выводы сделать. Потому что позиция министерства финансов: денег выделялось достаточно для реализации всех госпрограмм».

Будет ли поддержка?

Не обошли вниманием депутаты и вопрос грядущей конкуренции на экспортных рынках. Альберт Рау напомнил, что уже принято постановление правительства России «о том, что они субсидируют поставки сельхозпродукции со всей европейской части России до маленькой Бурятии».

«6000 тысяч рублей на тонну – это практически стоимость самой тонны. Это запрещенная субсидия или нет в рамках ЕАЭС, и если запрещенная, то что будем делать?» – спросил он представителей правительства.

Новость на Казах-зерно:«Каждая страна вправе принимать разумные допустимые меры, мы считаем. И позиция здесь совпадает. Мы будем прорабатывать данный вопрос, зеркальные меры здесь обязательно будут. Не контрмеры, а зеркальные меры поддержки. Все, что применяют соседи в рамках ЕАЭС, мы тоже имеем право применять», – заявил в ответ Руслан Даленов.

Кстати, сам глава Минсельхоза недавно заявил abctv.kz, что ни о каких дополнительных субсидиях казахстанских экспортеров вопрос не рассматривается.

«Эта поддержка запрещена или нет?» – решил уточнить Владимир Божко.

После небольшой паузы со стороны представителей правительства ему ответила председатель комитета мажилиса по финансам и бюджету Гульжана Карагусова: «То, что приняла Россия, – это внутренние защитные меры. Нам никто это не запрещает».

«Вот, Гульжана Джанпеисовна знает лучше», – назидательно сказал вице-спикер.

Завод без производства

 Еще один немаловажный вопрос – производство отечественной сельхозтехники. Тем более что обновление этой техники у самих сельхозпроизводителей – одна из ключевых проблем в нынешнем состоянии АПК. По подсчетам экспертов, только из-за устаревшего парка аграрии и бюджет страны теряют 200 миллиардов тенге ежегодно. Поэтому вопрос о собственном производстве сельхозтехники далеко не праздный.

 «В настоящее время у нас в стране функционируют три завода, – объяснил депутатам вице-министр по инвестициям и развитию Роман Скляр. – Один – в Акмолинской области, один – в Костанайской и один – в Северо-Казахстанской области. Их производственная мощность – 1545 комбайнов в год, в прошлом году 587 комбайнов было произведено, в этом году всего лишь 179. Завод в Петропавловске закрылся из-за отсутствия сбыта. Локализация составляет до 40% на данных заводах, ведется работа по ее увеличению. Почему существуют проблемы и почему они не выходят на проектную мощность? Это в первую очередь отсутствие спроса. Совместно с министерством сельского хозяйства мы поддерживаем программу субсидирования, которая придаст новый импульс, для того чтобы производства заработали на полную мощность». «То есть завод в Петропавловске закрылся?» – уточнил Владимир Божко.

 «Он сейчас не выпускает продукцию. Он не закрылся. Он в данный момент продукцию не производит, он приостановил свою деятельность», – объяснил г-н Скляр. 

Уточняющая формулировка впечатления на депутатов не произвела: от того, что официального закрытия не было, суть не изменилась – когда-то с большой помпезностью открытое предприятие сейчас стоит попросту замороженное. Но Роман Скляр объяснил это простой конкурентной борьбой, мол, заводы в Акмолинской и Костанайской областях оказались более расторопными и предложили сельхозпроизводителям более выгодную цену.


Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры