КазахЗерно ИА

Какие экологические проблемы существуют в Казахстане и странах Средней Азии - эксперт

14 апр 2018 07:00

Новость на Казах-зерно:

Могут ли вопросы экологии решаться сообща усилиями всех стран Центрально-Азиатского региона? Об этом на страницах «Каравана» рассказывает председатель экофорума общественных организаций Казахстана, эксперт в области международного экологического права Вадим Ни.

- В марте этого года прошла встреча лидеров государств Центральной Азии. И хотя не сообщалось, обсуждались ли на ней вопросы экологии, думается, что проблемы здесь у нас общие. Какие из них на сегодня самые актуальные для всего региона?

- Основной экологический вопрос, который обычно решается в формате встреч лидеров государств Центральной Азии, - это совместное использование трансграничных вод рек Сырдарьи и Амударьи. Он стал еще актуальнее с временным приостановлением Киргизией своего членства в Фонде спасения Арала. Сейчас идет поиск новых форматов взаимодействия, один из них - встреча в Астане, в июне в Душанбе пройдет конференция высокого уровня «Вода для устойчивого развития», а в Ташкенте - Центрально-Азиатский экологический форум.

Ключевые вопросы все те же: потребности в энергии стран выше по течению (Киргизия и Таджикистан) и воде для сельского хозяйства (Казахстан, Узбекистан и Туркменистан).

Проб­лемы того же трансграничного загрязнения воздуха для нас с центральноазиатскими соседями менее актуальны.

- Можно ли эти вопросы решать сообща и как?

- Конечно, эти вопросы нужно решать сообща. Один из примеров - это соглашение и совместная комиссия по водохозяйственным сооружениям межгосударственного значения по рекам Чу и Талас. Казахстан выделяет средства на текущий ремонт и поддержание этих сооружений Киргизии, а нам поставляется вода согласно договоренностям. Постоянно идет обмен информацией, и совместно принимаются решения. На мой взгляд, постепенно работа комиссии должна переходить на уровень прописанных процедур и юридических механизмов, например, решение споров с помощью арбитража или мониторинг соблюдения обязательств по финансированию работ и поставке воды. Но опытные водники говорят мне, что еще рано и пока они лучше решают эти вопросы путем неформальных переговоров.

Что касается сотрудничества на уровне пяти государств, то, с одной стороны, хорошо, что многие вопросы решаются на политическом уровне, на уровне глав государств. С другой - есть проблема перехода с политического уровня решения вопросов на технический.

В то же время существующие неполитические форматы и площадки для сотрудничества пяти государств региона зависимы от международных доноров, и поэтому необходимы вклады самих центральноазиатских государств.

Выход - в прозрачности действий

- За последние годы в Казахстане вопросы экологии стали подниматься на государственном уровне, однако проблема загрязнения воздуха, утилизация отходов, недостаток канализационно-очистных сооружений по-прежнему остаются злободневными для нас. В чем вы видите выход из ситуации?

- Загрязнение воздуха, а в особенности отходов и канализационно-очистных сооружений, - это вопрос инвестиций. Невозможно до бесконечности эксплуатировать прежнюю инфраструктуру, рано или поздно она перестает действовать.

Выход кроется в контроле и его прозрачности в этой сфере. Необходимо установить целевые показатели по доступу и качеству питьевой воды, доступу к канализации, утилизации отходов, которые смогут контролировать сами граждане, общественность. Некоторые из них можно закрепить на международном уровне, например, по питьевой воде и канализации, ратифицировав Протокол по воде и здоровью Европейской экономической комиссии ООН. Тогда будет больше прозрачности и контроля в отношении того, что построено и насколько качественно сооружено, а что не построено. Меньше шансов, что деньги исчезнут бесследно, а виновные при этом не понесут наказания.

- Одно время говорили об опустынивании территории. Но сейчас об этом молчат. Проблему «замалчивают» или она уже решена?

- К сожалению, проблема опустынивания не только не решена, она резко обостряется. Продолжаются массовая вырубка и выкорчевывание саксаульника, например, в той же Алматинской области. Жители населенных пунктов, которые добывали его вблизи городов и сел в прежние годы, сейчас вынуждены уезжать за дровами за сотни километров. Те же проблемы и в других странах: скажем, в горных районах Таджикистана вырубаются для отопления не только деревья, но и кустарник - терескен.

В результате пески наступают на населенные пункты и земли сельскохозяйственных угодий.

Дополнительно к этому в постсоветский период обострилась проблема выпаса скота, концентрация его вблизи селений. Все это приводит к формированию пустынных лунных ландшафтов.

Почему об этом молчат? Как это нередко бывает - человеческий фактор. Долгое время этой темой в экологическом ведомстве занимался Болат Кабыкенович Бекнияз. Ушел он в Комитет по водным ресурсам, а затем в Фонд спасения Арала, некому стало поднимать этот вопрос на политическом уровне.

Общественники более продвинуты, нежели государственники

- В 2000 году Казахстан ратифицировал Орхусскую конвенцию. Насколько ее положения сегодня у нас выполняются?

- В какой-то период наблюдался прогресс в отношении экологических прав общественности и Орхусской конвенции. Пусть и оставались большие проблемы, но в сравнении с бывшими союзными республиками он был заметен. Люди из того состава министерства были открыты к диалогу с общественностью, в том числе к критике его деятельности.

А сейчас произошло деление на общественность, которая солидарна с министерством практически по всем вопросам, и общественность, которая не разделяет их мнение.

Кроме того, возросло влияние аккредитованных бизнес-ассоциаций, а они с позиции борьбы с административными барьерами первоначально стали ослаблять общественное участие в принятии экологических решений. Фокус сделан на экологической сознательности, социальной ответственности бизнеса. На мой взгляд, саморегулирование бизнеса может работать в условиях, когда этот процесс контролируется государством и обществом.

- Согласно требованиям конвенции, экологическое образование населения выдвигается на первый план. В частности, предлагается информировать граждан по вопросам окружающей среды. В этой связи возникает вопрос: не пора ли возродить министерство по вопросам экологии?

- Экологическое образование звучит немного по-другому в международной практике - повышение общественной осведомленности. Это как раз и есть акцент на экологическом просвещении граждан. И он направлен на формирование экологической ответственности, соответствующих навыков и умений, включая гражданскую позицию по защите своего права на здоровую окружающую среду.

Мы, в экофоруме, устали ждать соответствующих действий от государственных органов.

Это одна из причин, по которой мы взялись выпускать в Интернете экологический журнал «Ливень. LivingAsia». Делаем это на волонтерских началах, распространяем его по всей Центральной Азии через соцсети. Планируем к концу года достичь средних показателей СМИ по не новостным публикациям, хотя и при меньшей частоте выхода публикаций.

Когда экологическое министерство было ликвидировано в 2014 году, то мы призывали правительство и парламент к его восстановлению.

Сейчас делаем то, что можно сделать на основе гражданских инициатив. Возьмите ту же волонтерскую систему мониторинга загрязнения атмосферного воздуха Павла Александрова - это же реальная конкуренция Казгидромету, оплачиваемому из бюджета.

Многие современные системы регулирования в сфере охраны окружающей среды созданы благодаря усилиям общественников. Та же система расширенной ответственности производителей и импортеров отходов или система торговли выбросами парниковых газов. А в сфере международных отношений общественники традиционно более продвинуты, нежели государственники в силу постоянной смены кадров в госорганах. И все же министерство по вопросам экологии стоит восстановить в свете глобализации мира и изменения климата.


Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры