КазахЗерно ИА

«Россия освободила нам зерновой рынок...» - Евгений Аман

08 Окт 2010 17:49

Новость на Казах-зерно:Ответственный секретарь Министерства сельского хозяйства РК Е.И.Аман дал интервью агентству "Костанайские новости".

– Евгений Иосифович, как известно, последнее по времени селекторное совещание в Правительстве было закрытым. Только для журналистов, или есть ещё какой-то смысл в словах «закрытое совещание»?

– Речь шла о продовольственной безопасности государства, что и определило формат мероприятия. Так положено. Но, в принципе, скрывать нечего. «Хлебные» цифры были озвучены сразу после завершения жатвы в Казахстане. Валовой сбор зерновых превысил 13 миллионов тонн. Из трёх регионов, традиционных житниц Казахстана, самый весомый гектар оказался в Северо-Казахстанской области – 10,5 центнера. Самый «лёгкий» – в Акмолинской – 6,4 центнера. Предприятия Костанайской области в среднем получили 8,1 центнера с гектара. Рекордных показателей нет, но объёмы урожая позволяют обеспечить продовольственную безопасность, насытить внутренний рынок и торговать зерном и мукой. Экспортный потенциал Казахстана оценивается в 7-8 миллионов тонн.

– Сколько это будет в долларах? В прошлом году урожай был большой, но реализовали его с трудом, денег выручили мало. Можно ли нынче ожидать обратного эффекта?

– Именно этого все и ждут. Цена растёт, хотя мировой рынок зерна традиционно «играет», я бы сказал, на мелочах, но ключевые, ценообразующие факторы показывают стабильный рост. Ещё недавно мы считали 230-240 долларов хорошей ценой на внутреннем рынке, сегодня все хотят 250. Каждый доллар опять будет «подогревать» наших товаропроизводителей. Кто-то будет метаться или долго ждать пика цен, это право каждого хозяина: когда продать свой хлеб и по какой цене. У экспортёров же своя жизнь в экономике и свои заветные цифры.

– Но почему-то отношения с Продкорпорацией не удовлетворяют аграрников. Из года в год...

– Можно понять крестьян, которые хотят, чтобы Госпродкорпорация закупала зерно по максимальной цене. Но есть много и контраргументов. Например, в прошлом году, когда не было сбыта, государство покупало зерно лишь для того, чтобы выручить крестьян. Закупили миллионы «лишних» тонн. Издержки, связанные с хранением, транспортировкой, учётом и контролем, никто не считал, кроме государства. Сейчас мы имеем «зеркальную» ситуацию, и теперь снова требуются взаимопонимание и справедливые подходы. Помимо того, что государство гарантированно закупает хлеб у товаропроизводителей, надо учитывать и объёмы субсидий. Сегодня это уже 47 миллиардов тенге. У любого спроси, скажет, что мало. А если бы не было этих денег? Дискутировать можно долго, так как всё – относительно. По нынешнему сезону одни говорят, что 10 центнеров с гектара мало, а другие получили в 10 раз меньше....

– Каково это слышать хозяевам, которые вообще остались без хлеба, в полной мере узнали, что такое засуха...

– Если урожай полностью погиб, вступают в силу отношения со страховыми компаниями. А если у кого-то значительно меньше, чем у соседа, одного сочувствия мало. Нужен анализ – без сантиментов и жалоб на судьбу. Этот сезон показал, какими жёсткими могут быть требования к земледельцу. И «автор» этих требований – погода, климат. Основное правило земледелия: на величину урожая более всего влияет тот фактор, который находится в абсолютном минимуме.

Всего факторов пять: влага, свет, тепло, питательные вещества в почве, аэробные условия, то есть воздух. В наших условиях в абсолютном минимуме, как правило, находится фактор влаги. Он и повлиял, но не на всех в одинаковой мере: земледельческие хозяйства находятся рядом, а урожайность – разная. Когда влаги достаточно, все остальные составляющие, которые обеспечивают урожай, не особо выделяются. Но если влаги мало, то всё остальное имеет просто огромное значение: сроки сева, сорт, глубина заделки семян, их всхожесть, качество обработки паров, предшественники... Кто каждому из этих пунктов уделил внимание, тот получил хлеб. Кто решил, что всё равно вырастет, как ни посей, тот остался без урожая. В правительстве есть понимание, что переоценка ценностей требует не только времени, но и стимулов. Минсельхоз, с подачи, кстати, костанайцев, изменил систему субсидий. Посевы по парам или, как говорят, первую культуру после пара получают господдержку в два раза весомее, чем те поля, которым не дают отдохнуть, на которых не применяются влагосберегающие технологии.

– В этом году выгорели целые регионы в Казахстане и в России. Не по причине технологий – из-за стихии. И в Костанайской области «погорельцев» хватает. Какую помощь им обещает Минсельхоз?

– Мы ориентируемся на данные «Казгидромета». Выгорели поля в Западно-Казахстанской, в Актюбинской, Карагандинской, Акмолинской, Костанайской областях – где-то полностью, где-то частично. Утверждён целый комплекс мер господдержки этих регионов. Все будут получать из резерва зерно или муку. Но поддерживать придётся не только население, но и скот, и птицу. Для сохранения маточного поголовья с октября на каждую голову мясной породы скота выделяется 11 – 17 тысяч тенге. На молочное поголовье – 17-23 тысячи тенге. Это безвозвратные деньги, они выдаются на спасение поголовья. Излишки скота, а точнее, поголовье, на которое кормов всё-таки не хватает, государство намерено выкупить у частников и распределить между четырьмя откормочными комплексами, которые в настоящее время создаются по всем современным критериям.

Принято решение пролонгировать кредиты пострадавших от засухи хозяйств, через какие бы финансовые организации они ни проходили. Западно-Казахстанская и Актюбинская области просят семена. Для них будет закуплено 62 тысячи тонн семян. Нами поднят вопрос о мерах поддержки птицеводства. Так как в себестоимости производства мяса птицы и яиц на 70 процентов закладывается зерновая составляющая. При более чем двукратном увеличении цен на фуражное зерно в этом году, эта отрасль может резко упасть. Поэтому 200 тысяч тонн фуража предполагается закупить для птицефабрик. Требуется везде сделать запасы фуражного зерна. Есть намерение ввести в обиход и семенные ссуды. Стараемся всё учесть. Если не хватает полномочий Минсельхоза, идём к первым лицам в правительстве. Острота вопроса понимается на всех уровнях. Но реально решать его, видимо, придётся и добровольно-принудительно, и всё держать под контролем.

– Прогресс в отношениях МСХ и товаропроизводителей наблюдается. Но именно вас, Евгений Иосифович, недавно цитировали все информационные каналы: Казахстан не готов экспортировать мясо, так как мяса у нас нет, а есть только слова о мясе. И, кроме того, всех напугали ваши заявления, что Россия у нас зерно закупать не будет – ей хватит невиданного урожая в Краснодарском крае...

– Российский рынок закрылся по ряду причин. Там решают свои проблемы, и я бы сказал, толково решают. Россияне очень разумно поступили, снизив транспортные составляющие на зерно из Краснодара, где в этом году получили 8 миллионов тонн. По качеству это зерно если и уступает нашему, то немного: третий и четвёртый класс у них есть. А снижение тарифных ставок на железнодорожные перевозки решает вопросы фуража и продовольственного зерна без нашего участия. Но это не значит, что нам теперь некуда продавать свой хлеб. Наоборот: Россия нам уступила те рынки, которые когда-то отвоевала. Когда мы ограничили экспорт, они пришли на наше место. А теперь ушли, потому что возникла угроза продовольственной безопасности. И теперь, помимо своих традиционных рынков, мы зайдём в Грузию и в Азербайджан. График отгрузки готов – этот процесс не обещает больших проблем.

В среднем ежемесячно на внешние рынки будет уходить порядка 600-800 тысяч тонн – объем, который находится в пределах логистики. Что касается мяса, то здесь положение дел намного хуже. У нас нет мясных пород скота. Знаменитая казахская белоголовая с её «мраморным мясом» требует серьёзного улучшения – привес пока составляет 800-1000 граммов. А в странах, которые экспортируют мясо, этот показатель в 2 раза выше. Но он невозможен при отсутствии кормовой базы. Уповать на пастбища уже не приходится – надо выращивать высокобелковые кормовые травы, к тому же, где есть возможность, на поливных участках. Надо возвращаться и к производству сочных кормов. Усовершенствование породы, искусственное осеменение, ветеринария – у нас огромный фронт работы...

– И ничего пока утешительного?

– По регионам обстановка неоднородная. Пока лучше всего дела идут в трёх северных регионах: Северо-Казахстанской, Акмолинской и Костанайской областях. Все новые проекты – оттуда. Акцент сделан на развитие крупнотоварного мясного и молочного производства. И уже есть первые результаты. Однако этого крайне мало, чтобы зайти, например, на российский рынок. Не только нет объёмов мяса высокого качества, мы и по цене не конкурентоспособны. Где у нас килограмм говядины стоит 2-3 доллара? Такого мяса нет. А дороже России и не надо – многие страны поставляют ей мясо. Его везут через моря и океаны, но оно дешевле нашего. Нельзя сбрасывать со счетов и современные требования – соседям требуется охлаждённое и парное мясо, а это сложная технологическая цепочка – от производства, транспортировки до внедрения в торговую сеть...

Самое трудное – это признать свои пробелы, отставание от международных стандартов и требований. Сегодня в АПК вкладывают огромные средства даже бывшие строительные компании. Медленно, но уверенно мы осваиваем миллиард долларов, выделенный нашим Президентом из национального фонда на развитие отрасли. Например, в октябре-ноябре на самолётах в Казахстан из Северной Дакоты и Европы доставят закупленный высокопородный скот – около 6000 голов. Начнут работать, в том числе с участием американского капитала, два племенных репродуктора – организации, которые будут заниматься разведением племенных животных, чтобы обеспечить потребности сельскохозяйственных товаропроизводителей. Результатов надо ждать уже в следующем году.

Справка: 1 доллар = 147,45 тенге


Людмила Фефелова

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


 

Система Orphus

Add comment

Security code
Refresh

Наши партнеры