КазахЗерно ИА

Казахстан: Надо менять не только министра, но и всю аграрную политику

10 апр 2012 17:15

Новость на Казах-зерно:Надо менять не только министра, но и всю аграрную политику - такое мнение в интервью изданию «Время»  высказал политик и известный ученый-аграрий Гани Калиев.

- Гани Алимович, ходят слухи, что по окончании суда над участниками жанаозенских событий в правительстве будет произведен ряд кадровых перестановок. И первым, кто лишится своего поста, якобы станет глава Минсельхоза Асылжан Мамытбеков. Что вы думаете по этому поводу?

- Я не хочу комментировать слухи.

- Помнится, в январе президент обрушился на г-на Мамытбекова с критикой, бросив ему в лицо: «Гора родила мышь - результат твоей работы. Ты в «КазАгро» все завалил. Хочешь и в Минсельхозе завалить?» Насколько правомерна была эта критика?

- На Минсельхоз и лично на министра сейчас обрушивается много критики. Но ведь его назначали на пост не мы с вами. Те, кто назначал, знали же его и на что он способен. Думаю, на этот вопрос должно дать ответ правительство. Нынешняя ситуация в сельскохозяйственной отрасли - вина не только одного человека, это результат кадровой политики, проводимой в стране. У нас, как правило, ставят человека на должность, невзирая на его профессиональные качества, и он приводит за собой «команду» - людей не столько компетентных, сколько «верных». Можно критиковать кого угодно и сколь угодно, но, как показывает наша практика, уйдет один министр, а на его должность придет другой - к сожалению, не всегда лучший.

- По данным республиканского общественного совета по борьбе с коррупцией при партии «Нур Отан», Минсельхоз по коррумпированности находится на втором месте после МВД. Чем это обусловлено?

- Что такое коррупция? Это ржавчина, которая разъедает любое общество. И расцвела она пышным цветом после несправедливой приватизации. Сегодня можно говорить о трех основных разновидностях коррупции. Первая - исторически сложившиеся формы «благодарности» за исполнение чиновниками своих прямых разрешительных функций; вторая - перераспределение собственности в пользу сильных. И третья - так называемый распил бюджетных денег.

В последнем случае чиновничество разворовывает утвержденный им же бюджет, затем само же себя проверяет. Как с этим бороться? Одному президенту это не под силу. Борьба с коррупцией должна быть всенародным делом. Для этого, естественно, в парламенте должны быть представлены политические силы, выражающие интересы всех социальных слоев общества: не менее 5-6 политических партий. В развитых странах расходование бюджета строго контролируется парламентскими комиссиями, чего у нас нет.

Нет также практики публичных деклараций доходов и расходов чиновников с конфискацией не подтвержденного доходами имущества. Спрашивается: хотим ли мы на самом деле бороться с коррупцией или же все заявления об этом с высоких трибун - профанация?

- Осень прошлого года наглядно показала, что у Казах­стана в сельском хозяйстве две наиболее актуальные проблемы: низкий и высокий урожаи зерна...

- Высокий урожай для Казахстана не редкость. В былые годы мы и больше собирали. К примеру, в 1972 году урожай составил 27,6 млн. тонн, в 1979-м - 32,6 млн. тонн, в 1990-м - 28,4 млн. тонн. Тогда таких проблем, как в прошлом году, не возникало, потому что у нас были элеваторы. Но ведь эти элеваторы с развалом СССР были приватизированы по голландскому методу, т.е. по низкой цене, а затем было время, когда новые собственники взвинтили стоимость услуг до заоблачных высот.

К тому же многие элеваторы вышли из строя из-за неумелой эксплуатации. В общем, прошлогодняя ситуация - результат того, что в Казахстане нет эффективной аграрной политики. И говорить о том, что в этом виноват министр, не совсем верно. Он был просто поставлен перед фактом, в чем, собственно, и признался: когда зерна много - тоже проблема. Но его стали клевать. Поэтому в нем заговорил инстинкт самосохранения, и он начал оправдываться, что и на открытом току зерно можно хранить. Хотя это в принципе невозможно.

- Но ведь о том, что урожай будет рекордным, было известно заранее. Можно же было хоть что-то предпринять?

- Во-первых, не все уверены, что в прошлом году мы действительно собрали около 27 млн. тонн зерна. Во-вторых, разве можно за месяц построить нужное количество зернохранилищ?! В свое время мы ставили вопрос о том, чтобы государство выкупило назад хотя бы крупные линейные элеваторы. Мы даже разработали комплексную программу по выходу из кризиса агропромышленного комплекса. Эта программа была презентована на межпартийном совете в 2009 году. И с его одобрения представлена в правительство.

Оно заслушало наш доклад, восприняло его благосклонно и обещало принять к сведению предлагаемые нами шаги. Однако воз и ныне там. Мамытбеков, кстати, на том совещании присутствовал, правда, еще в должности главы «КазАгро». Я хочу быть объективным: его назначили министром, “нагрянул” урожай, но совладать с ним Мамытбеков не мог также и из-за упущений в деятельности предыдущих министров и правительств. То есть причина не в одном человеке, а в изъянах аграрной системы в целом.

- А кто еще должен нести ответственность?


Новость на Казах-зерно:
- Все правительства, которые вели неправильную аграрную политику в течение 20 лет. Кто распродал все элеваторы, ремонтно-технические станции, предприятия переработки и многое другое? Кто допустил ухудшение использования сельскохозяйственных угодий и падение численности скота?

- Ситуация в сельскохозяйственной отрасли известна, кто виноват в этом, вы тоже рассказали. Осталось ответить на главный вопрос: что делать?

- Нужно выработать долгосрочную эффективную аграрную политику с учетом достижений научно-технического прогресса и мировой практики. В сельском хозяйстве проблем много. К примеру, 80 процентов скота находится в частных подворьях. Что это значит? Качественную ветеринарную обработку не сделаешь, не уследишь, какой скот здоровый, а какой больной, искусственное осеменение и селекционно-племенную работу также не проведешь...

В первую очередь необходимо провести укрупнение в сельском хозяйстве на основе кооперации крестьянских хозяйств. Они смогут совместно обрабатывать землю, закупать технику, что одному не по силам. Кроме того, крестьяне смогут строить совместные молкомбинаты, убойные пункты, торгово-снабженческие базы. В результате стоимость сельхозпродукции существенно снизится, а у сельчан появятся деньги на развитие. Но этого не делается.

Еще одна проблема - племенное поголовье. Сколько можно покупать маток за рубежом? Надо провести с участием ученых инвентаризацию имеющегося племенного скота, определить возможности максимального использования отечественных пород и затем уже решить, завозить ли скот из-за границы. Возможно, стоит возродить государственные племенные станции и опытные хозяйства - ведь частник, как правило, неохотно работает на завтрашний день.

- Что же этому мешает?

- У власти нет политической воли, чтобы заставить министерство следовать заданному курсу - вне зависимости от того, кто сегодня министр.


Руслан Бахтигареев




Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры