КазахЗерно ИА

Казахстан: Помогает ли экономике страны текущая система госпомощи бизнесу?

24 Янв 2017 09:25

Новость на Казах-зерно:Государственная помощь бизнесу, оказываемая по программам индустриализации (ГПИИР 2015-2019), развития бизнеса (ДКБ 2020) и развития агробизнеса (Агробизнес 2020), вредит долгосрочному развитию конкурентоспособности и диверсификации экономики, а также развитию финансового рынка Казахстана.

В 2015 для Казахстана и прочих нефтяных экспортеров закончился период «тучных» лет и началась эпоха низких и волатильных цен на нефть, пишет экономист на страницах Forbes. В такой ситуации особенно важным становится вопрос эффективности государственных инвестиций и затрат. Ниже я хотел бы остановиться на такой категории государственной помощи как субсидии.

Что такое субсидии?

В соответствии с международной практикой, субсидии отличаются от других видов государственной финансовой помощи тем, что они выделяются на определённый срок и для ограниченного круга выгодоприобретателей. Например, если государство выделяет деньги на вакцинацию от гриппа для всех граждан, то это просто государственная помощь. Однако если государственные деньги выделены для финансовой помощи производителям хлопка, то это уже субсидии.

Также, если изучить международную практику, то неожиданно обнаруживаешь, что государственные субсидии имеют достаточно много разновидностей. Некоторые из этих видов специально созданы, чтобы скрыть субсидии от общественного контроля (контроля налогоплательщиков).

Интересно, что наше правительство помимо того, что пытается утаить очевидные субсидии в госбюджете, также активно использует разновидности госсубсидий, которые легко скрыть от парламента и общественного контроля в целом. Давайте посмотрим, какие существуют типы субсидий.

Прямые платежи

Самый простой вид субсидий – это гранты и другие прямые платежи получателям этого вида помощи. Такой вид субсидий самый прозрачный и понятный с точки зрения направления субсидий и контроля за ними.

Направлений для такой госпомощи может быть множество. Если вы посмотрите республиканский бюджет за 2015 (по этому году есть полная информация), то найдете несколько примеров этого простого вида субсидий. Например, «субсидирование регулярных внутренних авиаперевозок», «субсидирование железнодорожных пассажирских перевозок», «субсидирование процентной ставки для субъектов агропромышленного комплекса» и так далее.

В утвержденных госбюджетах последних лет статей с заголовком «субсидии» не так много. Однако реальных субсидий, названных по-другому, гораздо больше.

Так, по информации Минсельхоза, полная сумма субсидий в сельском хозяйстве в 2015 по факту составила 173,3 млрд тенге (69,1 млрд тенге на животноводство, 64,6 млрд тенге на растениеводство, и 40,2 млрд тенге – общеотраслевые субсидии). При этом в утвержденном бюджете на 2015 вы не сможете найти эту информацию. Единственное, что там ясно показано - это субсидирование процентной ставки для сельского хозяйства на общую сумму 40 млрд тенге. Причем по факту эту статью достаточно существенно недофинансировали.

Таким образом, в Казахстане многие субсидии скрыты в виде прямых платежей в других статьях госбюджета, что очень плохо. В соответствии с общепринятым мировым опытом, большая часть государственных субсидий вредит развитию конкурентоспособности экономики, поскольку искажает рыночные отношения в ней. Часто за приятием решений по субсидиям стоят политические или популистские, а не экономические основания. С этой точки зрения важно, чтобы в госбюджете, утверждаемом парламентом, были четко и ясно показаны все субсидии. При этом для согласования госбюджета каждой отдельной субсидии в парламенте правительство должно подготовить обоснования, что эти госрасходы будут иметь долгосрочный эффект на рост экономики.

Субсидирование процентной ставки и государственное гарантирование

Новость на Казах-зерно:Субсидирование процентной ставки – это крупнейший тип скрытых субсидий, который используется правительством РК. Причем, по этому типу субсидий правительство открыто использует двойные стандарты учета.

Например, как сказано выше, в утвержденном республиканском бюджете на 2015 четко показано субсидирование процентной ставки для сельского хозяйства на общую сумму примерно 40 млрд тенге. При этом, правительство на этот же год утвердило и выдало кредит для НУХ «КазАгро» в размере 60 млрд тенге на длительный срок и по процентной ставке 0,01% годовых, то есть фактически бесплатно.

Если бы «КазАгро» вышел на фондовый рынок со своими облигациями, то процентная ставка по такому облигационному займу была бы не ниже 10% годовых. То есть, правительство полностью субсидировало холдингу процентную ставку по кредиту, и нигде не была указана сумма этой субсидии.

Теперь, если вы посмотрите финансовую отчетность «КазАгро» за 2015 год (составленную по международным стандартам), то увидите, что по этому кредиту нацхолдинг признал доход в размере 49,5 млрд тенге, который напрямую был признан в капитале (примечание 29). Сумма дохода холдинга на этом кредите - это и есть сумма государственной субсидии, которую правительство должно было отразить в государственном бюджете. То есть, если бы госбюджет Казахстана верстался по международным стандартам, то Минсельхоз к своей сумме сельхозсубсидий в размере 173,3 млрд тенге в 2015 должен был добавить, как минимум, еще 49,5 млрд тенге по субсидированию процентной ставки.

Самые большие процентные субсидии идут из Нацфонда

Скрытое субсидирование процентной ставки для сельхозпроизводителей – это, что называется, еще цветочки. Уровень аналогичного субсидирования из Нацфонда на порядок выше.

Для начала напомню о том, что писал ранее. В соответствии с нашим законодательством, вливание денег в экономику из Нацфонда должно идти только через бюджет, контролируемый парламентом, и приобретение за счет средств Нацфонда облигаций казахстанских госкомпаний вне госбюджета категорически запрещено. Тем не менее, правительство с 2010 ежегодно нарушало этот законодательный запрет и продолжает делать это сейчас.

Теперь давайте посмотрим отчет по Нацфонду за 2015, чтобы понять уровень государственного субсидирования со стороны Нацфонда.

В соответствии с данным отчетом, в позапрошлом году Нацфонд осуществил облигационные займы для ФНБ «Самрук-Казына» на сумму 751,6 млрд тенге и для НУХ «Байтерек» - на сумму 315,6 млрд тенге. То есть, Нацфонд в 2015 приобрел облигации нацхолдингов на сумму 1 067,2 млрд тенге. Эти облигации на десятки лет и выпущены под процентную ставку 0,01%.

Далее в отчете говорится, что разница в размере 667,3 млрд тенге между справедливой стоимостью и денежным возмещением за приобретение указанных ценных бумаг отражена в отчете об изменениях в чистых активах (капитале) Нацфонда. Говоря простым языком, это означает, что, из-за крайне низкой процентной ставки по облигационным займам в общей сумме 1 067,2 млрд тенге, Нацфонд признал убыток в размере 667,3 млрд тенге. По моей оценке, сумма убытка по этим облигациям в отчёте Нацфонда занижена, однако она и без того зашкаливает. Для сравнения, в 2015 размер подоходного налога, собранного со всех физических лиц в Казахстане, составил 598,8 млрд тенге, а расходы на здравоохранение составили 863,8 млрд тенге.

По хорошему правительство должно было отправить 1 067,2 млрд тенге из Нацфонда в госбюджет в виде целевого трансферта, и только оттуда можно осуществлять покупку данных облигаций нацхолдингов. Также, если бы госбюджет Казахстана соответствовал международным стандартам, то правительство должно было отразить в нем убыток по данным облигациям как «субсидии по процентной ставке» для ФНБ «Самрук-Казына» и НУХ «Байтерек». Я уверен, что в этом случае у общественности возникли бы вопросы к правительству по поводу такого невероятного объема субсидирования нацхолдингов.

Налоговые льготы – еще одна разновидность субсидирования

Налоговые льготы являются второй по величине статьей по скрытым госсубсидиям в Казахстане после субсидирования процентной ставки. И снова, если бы госбюджет Казахстана соответствовал международным стандартам, то правительство в доходах госбюджета должно было бы отразить поступления всех налогов без учета налоговых льгот, а все недополученные от этих льгот доходы должны были быть указаны как налоговые субсидии в расходной части бюджета.

Отражение налоговых льгот как госсубсидий немедленно сделало бы такой вид субсидий прозрачными как для парламента, так и для всего общества. Тогда у всех возникли бы новые вопросы к правительству. В частности, одним из самых крупных получателей налоговых льгот (субсидий) является сельскохозяйственный сектор. То есть, в 2015 Минсельхоз к своей сумме сельхозсубсидий в размере 173,3 млрд тенге должен был добавить не только 49,5 млрд тенге по субсидированию процентной ставки, но и налоговые субсидии, полученные сельхозпроизводителями.

К сожалению, в отличие от субсидирования процентной ставки, налоговые субсидии (недополученные налоговые доходы) уже совсем непрозрачны. Из данных, доступных в общедоступных источниках, их невозможно посчитать. Помимо агросектора, возможно, крупнейшим получателем налоговых субсидий является программа индустриализации ГПИИР (ранее ГПФИИР). Очень хотелось бы посмотреть сумму налоговых субсидий, полученных всеми выгодоприобретателями по отдельности в прошлые годы.

Помимо того, что налоговые субсидии крайне непрозрачны, другим их большим недостатком является то, что они в отличие от иных видов субсидий, часто не имеют жестких сроков. Посмотрите сами, какие сроки установлены сроки по всем налоговым льготам в нашем Налоговом кодексе.

Большинство субсидий наносят вред долгосрочному росту экономики

Новость на Казах-зерно:Список скрытых госсубсидий не ограничивается, описанными выше. Не буду перечислять их все, чтобы не перегружать статью. Если вы хотите изучить этот вопрос глубже, то рекомендую источник, где это очень доходчиво описано.

В целом, согласно многочисленным международным исследованиям, большинство используемых субсидий вредят долгосрочному росту экономики, снижая её конкурентоспособность. Субсидии снижают конкурентоспособность бизнеса – получателя субсидий и порождают у него бюджетные иждивенческие настроения. Также субсидирование процентной ставки сильно нарушает рыночные отношения на финансовом рынке, скрывает реальное финансовое положение госхолдингов, искажает принципы работы госбюджета.

Несмотря на то, что госсубсидии изначально планируются не для всех, а для ограниченного списка получателей, согласно международным исследованиям, в среднем 80% субсидий попадает 20% получателей. Прекрасным примером является наше сельское хозяйство и ГПИИР.

Что касается сельского хозяйства, то сам Минсельхоз признает, что, несмотря на то, что госпомощь предназначена для всех сельхозпроизводителей, основными её получателями являются крупнейшие агрокомпании. Это связано с тем, что они гораздо более искушенные в вопросах получения госпомощи, и у них гораздо больше административных возможностей. При этом на сегодня практически все крупнейшие сельхозпроизводители Казахстана находятся в банкротном или предбанкротном состоянии, а мелкие и средние хозяйства вполне успешно выживают, и некоторые процветают даже без всяких субсидий.

Помимо этого, с точки зрения госбюджета, субсидии являются одним из наименее эффективных направлений госрасходов. Поэтому, по лучшей мировой практике, сначала правительство, а затем парламент должны очень внимательно оценивать все субсидии для перенаправления денег налогоплательщиков на более эффективные направления. К сожалению, из-за практически полной непрозрачности субсидий у нас этого не происходит.

Опять же, чтобы не перегружать статью не буду вдаваться в подробности по всем недостаткам госсубсидий. Если кого-то заинтересует этот вопрос, то еще раз порекомендую источник, где это доходчиво описано. Единственное, что еще дополнительно хотел бы сказать, что есть небольшая часть субсидий, которые являются в достаточной мере эффективными. Например, ВТО имеет список, так называемых green box субсидий. Для сельского хозяйства в этот список субсидий попадает госпомощь для следующих целей: исследования, внедрение инноваций и обучения; мелиорация земель, орошение и управление водными ресурсами; здоровье растений/животных; и так далее.

Необходимо коренным образом пересмотреть госпомощь бизнесу

Прежде всего, необходимо, чтобы правительство как можно быстрее перешло на консолидированный бюджет, учитываемый в соответствии с международными стандартами, так, как уже много лет рекомендует МВФ.

В этом случае в госбюджете, утверждаемом парламентом, должны учитываться абсолютно все поступления и использования государственных денег. Прежде всего, это касается поступлений и использования средств Нацфонда (включая инвестиции в облигации госкомпаний). Также в консолидированном бюджете необходимо учитывать все госрасходы и инвестиции, профинансированные со стороны Нацбанка.

Правительству нужно срочным образом перейти на международные стандарты по учету скрытых госсубсидий. Помимо этого, необходимо полностью прекратить финансировать экономику из Нацфонда и госбюджета по субсидированным процентным ставкам.  Все госфинансирование должно идти по рыночным ставкам.

В случае обоснованной необходимости субсидирование процентной ставки должно идти из госбюджета отдельной статьей напрямую получателю, что сделает такое субсидирование понятным и прозрачным. Это позволит реально оценить эффективность и определить цель такой государственной помощи.

Также государственное субсидирование и помощь должны сопоставляться с налогами, оплаченными получателями такой субсидии. Если бизнес не платит положенных налогов, то почему государство должно его субсидировать за счет других налогоплательщиков?

Эта сравнительно несложная структурная реформа сделает госбюджет и экономическую политику полноценными, прозрачными и подотчетными всему обществу. Также это станет больших шагом вперед по увеличению эффективности государственных расходов и инвестиций.

Справка: 1 доллар =  331,42 тг.


Жангир Рахжанов


Система Orphus

Add comment

Security code
Refresh

Наши партнеры