КазахЗерно ИА

Казахстан: Развивать сельское хозяйство уже поздно - то, что умирает, нужно спасать

20 Дек 2011 17:31

Новость на Казах-зерно:Казахстан. 2031 год. Страна готовится отметить 40-ую годовщину независимости. Степи пусты, на лугу неспешно прогуливается с десяток коров, занесенных в Красную книгу. Дети, услышав за версту мычание, бросаются наутек. Те, кто постарше, вспоминая былые годы, нервно курят. На зерновых полях произрастает конопля, крестьяне самостоятельно еще в 2020 году диверсифицировали растениеводство и пришли к выводу, что в условиях жесткого капитализма - это самая прибыльная культура.

Новый министр сельского хозяйства, тщательно взвесив все «против» и «за», данную инициативу одобрил, мол, зерну дать ума не смогли, глядишь, от выращивания дурмана проку будет больше. Кстати, должность министра сельского хозяйства теперь можно официально купить, плати - и властвуй. Произошло столь интересное нововведение после тщетной тридцатилетней борьбы власти с коррупцией, то есть, по сути, самих с собой. В результате было принято решение о народном аукционе на вакантную должность «главаря» МСХ, в котором могут принять участие все желающие, у кого есть лишний миллиард. Власть решила: демократия - так демократия, хватит прятаться, воровать - так открыто.

Столы казахстанцев ныне ломятся от угощений, - тут вам и российский хлеб, и пакистанская картошка, и бесбармак с южноамериканской говядинкой, а на десерт чай, забеленный белорусским молочком, да с печеньем из Украины. Зачем напрягаться, когда можно все купить у «недалеких» стран, которые еще что-то выращивают, тратят силы, думают?

Всё вышеизложенное больше походит на фрагмент из американской страшилки, но, судя по темпам развития отечественного сельского хозяйства, подобная ситуация в стране может наступить даже раньше 2031 года. Ведь если растениеводство в Казахстане сегодня еще, корчась от боли, ползает, то животноводство, по всей видимости, доживает последние годы.

Сам термин «сельское хозяйство» подразумевает хозяйство на селе, но как можно развивать хозяйство, когда села в Казахстане сегодня «еле дышат». Крупные денежные средства сегодня вливаются в основном в областные центры и пригороды, села, находящиеся далеко от цивилизации, попросту доживают свой век. А все программы, вроде Дорожной карты бизнеса на селе, - это показуха, либо способ легально отмыть государственные деньги.

Сегодня в казахстанских селах остаются старики и неблагополучные семьи, которым некуда ехать, молодежь рвется в город, так как в их родных деревнях нет ни работы, ни примитивных благ цивилизации. Даже программа «С дипломом - в село», где предлагаются неплохие условия для молодых специалистов при переезде в деревни, не возымела особого эффекта. Не развивая села в целом, невозможно реанимировать сельское хозяйство.

При этом, по подсчетам Агентства РК по статистике, в октябре среднемесячная номинальная заработная плата в стране  превысила 90 тыс. тенге. Тогда как один работник сельскохозяйственной отрасли получает чуть более 50 тыс. тенге в месяц, ниже зарплата лишь у тружеников канализационной системы и распределения отходов, вот так ценится благородный труд казахстанского сельхозника. Как результат, отечественное сельское хозяйство неуклонно, все ниже и ниже опускается на колени.

Как показал широкий резонанс после опубликованного на страницах издания «КазахЗерно.kz» материала «Казахстан: 20 лет галопом или гусиным шагом», с этим утверждением согласна существенная доля сельских и не только жителей республики. И это вполне объяснимо, сколько можно наживаться на рядовых гражданах страны, совершенно не заботясь о кормильцах-аграриях и фермерах?

Сколько можно с довольным видом залазить в карман хлебороба, при этом особо ему не помогая? Не можете помочь, так хотя бы не мешайте.

Мало того, что в этом году специалисты и аналитики Министерства сельского хозяйства с заработной платой порядка 200 тыс. тенге в месяц до последнего момента прогнозировали урожай зерна на уровне 16-18 млн. тонн, так еще и собрав «неожиданный» рекордный каравай почти в 30 млн. тонн, не нашли решения лучше, чем показать «фигу» работникам полей.

В какой стране, кроме Казахстана, руководитель аграрного ведомства может с «чистой» совестью прокомментировать высокий урожай так: «Мы сейчас перепроизводим, и такие урожайные годы нам больше вредят». Вред от большого урожая - это нонсенс, процитируйте эти слова любому специалисту в аграрной сфере, и он плюнет вам в лицо. Хотя еще до уборки полей неоднократно поднимался вопрос о нехватке зернохранилищ, но господин Мамытбеков уверенно заверял казахстанских хлеборобов, что потери будут минимальными и беспокоиться не  о чем.

«Потери будут не более 3-4 %, в крайнем случае, часть зерна пойдет на фураж», - говорил глава МСХ. Но прогнозам зерновых экспертов, потери в связи с ненадлежащим хранением в этом году могут составить порядка 4-5 млн. тонн, в результате чего сеять зерно весной многим мелким и средним КХ и ТОО будет попросту не на что.

Однако Министерство вину в разорении своих соотечественников-аграриев всячески отрицает, заявляя, что для государства настолько высокий урожай стал тем самым громом среди ясного неба. Но не стоит забывать, что сегодня в Казахстане действует целый ряд опытных станций, которые должны были, по идее, заблаговременно предупредить о надвигающемся большом урожае.

Если нет - тогда зачем содержать эти станции и держать в Министерстве целую армию работников, чьей суммарной годовой зарплаты хватило бы для того, чтобы поддержать крестьян, как во время посевной, так и в уборке. Такое ощущение, что МСХ, зная о том, что урожай будет большим, нарочно «вешало лапшу» про ожидаемые скромные 16-18 млн. тонн для того, чтобы на небывалом урожае можно было спекулировать, поправить свое финансовое положение и достроить коттедж в элитном районе столицы.

Виноваты в разорении крестьян и акимы областей, которые на селекторном совещании 27 сентября текущего года вместо того, чтобы бить в набат о грядущих проблемах  с мощностями для хранения урожая, лишь уверяли, что все идет по плану и хлеб будет сохранен. Напомним, что в это время уже во всех без исключения областях полномасштабно шла уборка, и только слепой мог не заметить, что хлеба будет очень много, и амбары не выдержат таких объемов. Но акимы основных зерносеющих регионов страны: Костанайской, Акмолинской и СКО, все как один твердили, что проблем ни на полях, ни с хранением уже собранного зерна нет.

«Загруженность элеваторов составляет 44%. Также 4 млн. тонн зерна находится в хозяйствах, на токах, на площадках. Мы готовились к большому хлебу, в связи с хорошим урожаем в хозяйствах дополнительно вводятся складские помещения, токовые площадки и используем полиэтиленовые мешки. Все условия для сбора зерна и его сохранности созданы, нужна только погода», - вот, к примеру, цитата из выступления акима Северо-Казахстанской области Серика Билялова на данном совещании.

В то время, как глава региона произносил пламенную речь, крестьяне в растерянности носились с зерном, самостоятельно искали, кому продать собранный урожай, чтобы закупить недостающие для уборки зерновых полей ГСМ и т.д. А кто-то, плюнув и стиснув зубы, и вовсе отказался собирать оставшийся на полях хлеб, так как затраты на него не покрывали прибыль от продажи.

Как показало время, погода собрать урожай дала, а вот качественно выполнить обещания по сохранности зерна Серик Султангазиевич так до сих пор и не удосужился. И что характерно для нашей страны - не получил за это ни одного официального упрека со стороны руководства.

Что касается упомянутых выше полиэтиленовых мешков для зерна, действительно, в Северном Казахстане они используются, но лишь в нескольких хозяйствах - тех, что покрупнее. К примеру, в ТОО «Дружба» района Г. Мусрепова хранение части урожая в данных емкостях практикуется уже не первый год и особых нареканий, по словам директора товарищества Г. Луценко, по сей день не было. Но речь идет о крупных хозяйствах, которые могут себе позволить закупить эти мешки, а что делать руководителям мелких хозяйств? Прятать зерно по карманам или зарывать его в землю?

Если бы МСХ желало помочь  аграриям ни словом, а делом, то на уровне Правительства можно было поднять вопрос субсидирования альтернативных  емкостей. Тем более что компании, поставляющие надувные элеваторы  в республику из Китая и Европы, есть почти во всех крупных областных центрах страны, а стоимость не превышает 2 тысяч долларов.

Но, как всегда, дело ограничилось лишь пустыми словами о помощи крестьянам, а вопрос о хранении зерна так и ушел вместе с несобранным хлебом под снег. Видимо, руководство министерства считает, что хозяйствам для сева, уборки  и хранения зерна достаточно субсидий в виде удешевленного дизельного топлива, и на том они должны сказать спасибо.

Хотя затраты на выращивание хлеба в этом году были, как и сам итоговый урожай, рекордными. Во-первых, влажное лето с обильными осадками способствовало росту сорняков, поэтому большая часть КХ и ТОО Северо-Казахстанской и Акмолинской областей за летний период были вынуждены проводить гербицидную обработку по 3, а то и по 5 раз на одном поле. Во-вторых, повышенная влажность привела к тому, что посевы пшеницы в июле-августе атаковал септориоз и другие болезни. В-третьих, когда посевы уже поднялись, обрабатывать их приходилось в основном авиацией, так как проехать превратившиеся на некоторых участках в болота поля не представлялось возможным, а это еще дополнительная копейка к общему сундуку затрат.

Может, дело все в том, что министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков и его замы сами не имеют понятия о том, как это - выращивать хлеб? Ведь настоящих выходцев с полей в министерстве единицы, и те занимают не самые высокие чины. К примеру, господин Мамытбеков, насколько нам известно, вовсе юрист. От того, может, у нас и продовольственная кома,  что все высокие чины занимают не специалисты определенной отрасли, а люди с совершенно сторонним образованием и видом деятельности?

К тому же, редко бывая на полях и не общаясь с крестьянами, а восседая на троне в министерских кабинетах, решать какие-то вопросы в растениеводстве - это, по меньшей мере, проблематично. А однодневного объезда полей в дорогих брюках не очень хорошо сочетающихся с пылью и мазутом, когда запах дорогого парфюма перебивает запах соляры, явно не достаточно.

Но как выяснилось, всей этой круговерти с уборкой урожая был присвоен статус лишь легкой закуски, блюда пожирнее пришлось скушать хлеборобам позже.  Самое интересное началось, когда с горем пополам хлеб был поднят с земли, о чем, забегая вперед, скажем, многие крестьяне потом и вовсе пожалели.

Речь идет о закупе зерна в государственный резерв, который, напомним, в этом году прогнозировался в районе 5 млн. тонн по 25 тыс. тенге за каждую. Эпопея госзакупок началась с того, что акиматы, которым в этом году были даны полномочия распределения заявок от сельхозтоваропроизводителей на проведение закупа, затянули «донельзя» со сроками подачи необходимых документов. Как результат, очереди в областных отделениях АО «НК «Продкорпорация» и крестьяне, сутками простаивающие под дверьми кабинетов чиновников в ожидании чуда.

Здесь-то у многих крестьян и затаилось предположение о том, что представители Продкорпорации специально затягивают сроки закупа для того, чтобы прикупить пшенички по бросовым ценам и пополнить недостающую часть госзерна на элеваторах, которое было продано теми же чиновниками еще зимой по 45-50 тыс. тенге за тонну.

Если ждать улучшений в теплых кабинетах бесконечных министерских кресел, не имея при этом долгов, еще можно, то крестьянину во время уборки каждый час на вес золота, поэтому многие аграрии были вынуждены продавать зерно по 8-10 тыс. тенге за тонну. Так как у многих из них были обязательства перед банком по лизингу сельхозтехники, кредиты, а еще нужно умудриться собрать каким-то образом тот хлеб, что оставался на полях.

По словам директора одного из крупных ТОО района им. Г. Мусрепова «Береке-Агро» С. Сулейманова, ситуацию с государственными закупками в этом году хочется забыть как страшный сон.

«Когда Продкорпорация объявила закуп зерна по 25 тыс. тенге, мы надеялись, что стоимость пшеницы ниже этого показателя не опустится. Но мы заблуждались, пшеницу продавали и по 15, и по 12 тыс. тенге. При этом себестоимость зерна в этом году, по нашим подсчетам, была  на уровне 20 тыс. тенге. Но куда деваться, зерно еще не было полностью убрано, более трети посевов только предстояло поднять с земли.

Поэтому нужны были деньги и на ГСМ, и на зарплату рабочим.  Ждать особо было нечего, кто его знает, что будет с ценой еще через месяц, когда все соберут, и зерна будет еще больше. Невольно задумываешься, а зачем тогда много выращивать, чтобы отдавать зерно за бесценок? Лучше бы, как в прошлом году, собрали по 6 центнеров с гектара, и цена была бы нормальная, и проблем с хранением никто не испытывал бы», - говорит директор ТОО.

Через месяц мучительный процесс  госзакупа все-таки сдвинулся с места. И к 23 ноября текущего года главным оператором страны было закуплено порядка  3,6 млн. тонн пшеницы из 5 млн. запланированных. А, как стало известно совсем недавно, Продкорпорация объявила о начале закупа дополнительных 3 миллионов тонн в коммерческие ресурсы пшеницы 3 класса урожая 2011 года. Закуп был начат 1 декабря.

Многие крестьяне и держатели зерна, узнав об этом, хотели было отпраздновать хорошую новость, но в итоге их ждало еще одно разочарование - цена закупа была издевательски низкой. Так, для плательщиков НДС за одну тонну на условиях «франко-элеватор» предусматривалась государственная «подачка» в размере 16500 тенге. Для хозяйств, не являющимися плательщиками НДС, и того меньше - 14732 тенге.

Видимо, снизить на 8-10 тыс. тенге и без того едва выправившуюся стоимость зерна, Корпорация посчитала делом государственной важности и прировняла сие действо к методам обеспечения продовольственной безопасности страны. Как можно, не завершив запланированного закупа 5 млн. тонн по 25 тыс. тг/т, перейти на 15 тыс. тг/т? Оказалось, что это вполне реально. Не зря многие руководители крестьянских хозяйств считают, что зерновой рынок Казахстана гораздо лучше себя чувствует без государственного вмешательства, а участники рынка сами могут стабилизировать и диктовать ценовую политику на продукт стратегического значения.

Это очевидный факт, что бизнес не может полноценно развиваться в условиях, когда над ним зависают государственные рычаги. А Продкорпорация, являющаяся коммерческой структурой, по сути, находится под надежной «крышей» со стороны государства, о чем еще можно мечтать? Государственный оператор в этом случае ведет себя похлеще самого наглого трейдера, при этом, не гнушаясь поживиться прибылью от продажи крестьянского зерна, по ценам явно заниженным. Чиновники тем самым говорят крестьянам - это бизнес, друзья, ничего личного.

Как только детали закупа были уточнены, в отделение североказахстанского продкорпорационного «гнездышка» началась месса недовольных крестьян, но изменить что-то было уже нереально. «На наше недовольство чиновники ответили, мы никого не заставляем продавать нам, ищите более выгодные условия. Решение было уже принято в ноябре, поэтому что-то изменить нельзя, закуп уже идет», - рассказал корреспонденту нашего издания руководитель одного из ТОО района М. Жумабаева.

Плюс ко всему, к злополучному кругу деятелей зерновых афер в этом году примкнули хозяева хлебоприемных пунктов и элеваторов. Оставшись в гордом одиночестве, без контроля со стороны государства, хозяева крупных зернохранилищ установили собственные порядки при приеме зерна на хранение.

Вот уж кому и впрямь на руку весь этот ажиотаж вокруг нехватки мощностей, как уж только не изощряются «цари амбаров», чтобы показать свою значимость на зерновом рынке. То они, особо не разбираясь, массово вместо чистого 3 сорта зерна причисляли его к 4 классу, то выбирали, у кого зерно брать, у кого - нет. Итог такой работы помнится еще с 2009 года, когда у ХПП сутками простаивали машины с зерном, в этом году у крестьян случилось дежавю.

По словам одного из наших читателей, профессора, доктора сельскохозяйственных наук И. П. Гейдебрехта, прием зерна элеваторами сегодня превратился в хамское обкрадывание крестьян.

«Я живу уже 20 лет в Германии, но связь с родиной не теряю. Не так давно с сыном организовали  ТОО в Зерендинском районе и  старались внедрять путём наших иностранных инвестиций  новые канадские технологии в земледелии и животноводстве, но силы уже на исходе. Например, в этом году мы сдали более 500 тонн зерна пшеницы на элеватор ТОО «Кенесары-Астык». Ведь они не покупают его, а просто  на этом  обкрадывают крестьянство.

Все началось с  отбора образца при поступлении груза. Образец отбирает лаборант  вручную щупом 60-х годов, когда  привозили машинами по 2 - 10 тонн. Сегодня же это большегрузные машины со слоем зерна  до 1,5 метров. Вопрос, можно ли таким образом качественно взять пробу? Ответ, думаю, каждый итак знает.

Затем была процедура взвешивания на допотопном оборудовании, другого на элеваторе нет. Сегодня в 2011 году  при таком развитии электроники и электронных весов, такое взвешивание вообще не годится. Везде человеческий фактор при взвешивании должен быть исключён. Машина заехала и автоматически выписывается в квитанции и журнале вес до и после разгрузки.

Естественно, жулики и коррупционеры будут против этого категорически, и ещё долгие годы, по-видимому, будут функционировать механические весы.

Потом начинается анализ так или иначе сформированного среднесуточного образца, и тут начинается самодеятельность. Определение влажности по ГОСТу и во всём мире, и по правилам арифметики делается так: размалывают образец зерна из среднесуточной партии и от неё отбирают 2 наваски по 5 граммов и высушивают при температуре 130 градусов до постоянного веса. Скажем, получилось после сушки 4 грамма и затем по формуле определяется влажность - 100% : 5 граммов исходного веса х (5 г до сушки - 4 грамма после сушки ) = 20%. Но на элеваторе  формула гласит  100 : 4 грамма после сушки  х ( 5 граммов до сушки - 4 грамма после сушки ) = 25%.

То есть, выражаясь простым языком, путём арифметических махинаций они уже крадут с физического веса привезённого зерна 5% и это не всё - они ещё раз при выписывании реестра квитанций пересчитывают якобы влажность сверх базисной кондиции к стандартной (14%), и для этого они  берут снова излюбленную формулу, надеясь, что  фермеру в данный момент не до них, вот так официально происходит воровство чужого имущества. Все дело в том, что на ХПП нет незаинтересованного органа, например, ГХИ.

После в среднесуточном образце определяют наличие зерновой и сорной примеси, и тут начинается парадокс и беспредел. Зерновая примесь относится всегда к основной культуре - её можно выделить и минусовать с основного зерна, но её нельзя относить к сору. Но элеватор  ТОО «Кенесары Астык»  в квитанции преобразовывает зерновую примесь сверх базисных кондиций  в малоценные 2%-ые отходы. И предлагает  фермеру забрать   мёртвый сор - фактически им не привезённый.

Естественно, по таким искажённым анализам далее производятся расчёты по сушке, очистке и хранению, и фермеру приходится платить громадные суммы  денег. Кроме того, государство субсидирует элеваторам  горючее за фактически непросушенное зерно.

При определении качества пшеницы прослеживается прямой саботаж, так как уже нигде не требуется определение сырой клейковины, но ведь у нас дело до этого якобы еще не дошло. В связи с этим и получается приёмка 4-го класса для фермера, а отгрузка от ХПП через взятки  - 2 и 3 класса.

Далее при благоприятных условиях наступает действительная продажа ополовиненного посредником (ХПП) зерна  на Продкорпорацию или другим участникам зернового марафона, которые также стоят на довольствии у государства. И уже  у фермера нет ни сил, ни желания бороться с уродливой машиной произвола, но надо заплатить еще за хранение авансом на 7 дней уже после передачи зерновой расписки. Вот такие увлекательные чудеса творятся на наших элеваторах, это лишь частная история, но ведь по республике таких обманутых фермеров сотни, а то и тысячи», - резюмировал он.

Еще один из примеров авторитарного режима работы пришел нам из другого североказахстанского элеватора - «ТрансАвто», здесь решением руководства объекта самовольно был поднят тариф на хранение и сушку зерна на 20 %.

- Мы только-только выяснили все финансовые условия и собрались завозить зерно на элеватор, как нам сообщили о скачке тарифов как о свершившемся факте, - рассказал один из зерновиков. -  Могли бы предупредить за месяц, а потом поднимать ставки! Многие аграрии и вовсе оказались в такой ситуации, что зерно завезли еще по старой цене, а сушку им посчитали уже по новой. И деваться им некуда.

Действительно, а зачем цивилизованным методом, с предварительным уведомлением клиентов, решать такие вопросы, кто такие эти крестьяне? «Что хочу - то ворочу», - так можно охарактеризовать работу руководства большинства ХПП и элеваторов. А отстраненность государства в контролировании деятельности крупных зернохранилищ, в свою очередь, полностью развязывает руки недобросовестным «емкостным дилерам».

Не самые радостные вести приходят и от тех, на чьих плечах лежит задача транспортировки  выращенного хлеба, а также осуществление поставленной цели - осуществить экспорт до 15 млн. тонн зерна. Если в октябре АО «Казахстан темир жолы» принятый план отгрузок удалось выполнить лишь на 85%, то в ноябре этот процент стал еще ниже. Так, по словам управляющего директора «КТЖ» К.Е. Альмагамбетова, за 23 дня ноября зерна на экспорт отгружено лишь 67 % от запланированного объема. Невыполнение плана в основном связано с нехваткой зерновозов. Чтобы как-то исправить положение, компания надеется в ближайшее время привлечь дополнительно 700 вагонов из Узбекистана, 500 - из Грузии, а также около 1000 - от операторов Беларуси и Украины.

Также железнодорожники внедряют замену зерновозам - крытые вагоны и полувагоны. Вот только зерновики от такой меры не в восторге. Поскольку переоборудование одного вагона под перевозку сыпучих материалов обходится им в сумму от 80 до 90 тыс. тенге.

Трудности перевозок в этом году обнажили главную проблему основной казахстанской транспортной компании - недостаток вагонов. Но тот, кто думает, что после этого сложного года ситуация изменится в лучшую сторону, и наконец-то КТЖ начнет покупать зерновозы, можете не рассчитывать, в 2009 году ситуация была такой же, но она ничему не научила.

Напомним, что еще в начале ноября глава Минсельхоза Асылжан Мамытбеков заявлял о том, что часть казахстанского зерна будет экспортирована в направлении Черного и Балтийского морей. «Приняты меры по стимулированию экспорта в направлениях, в которых наше зерно не конкурентоспособно - это направление Черного и Балтийского морей. В этом направлении уйдет около 2,5 миллиона тонн зерна», - заявлял министр сельского хозяйства.

Однако, как показало время, российские порты сейчас закрыты для казахстанского зерна. Причина - рекордный урожай зерновых и в соседнем государстве. Как ранее отмечал директор национальной компании «КТЖ» Канат Альмагамбетов, крупные российские порты - Туапсе, Новороссийск и другие - и подъезды к ним забиты вагонами-зерновозами. Казахстанским трейдерам не следует рассчитывать на эти транспортные коридоры до конца нынешнего года. Поэтому КТЖ направляет вагоны с зерновыми в более мелкие порты - Азов, Ейск, Заречное.

Вот так случился транспортный коллапс, а зерно в Казахстане тем временем продолжает гнить на открытых площадках, дожидаясь своей участи быть выброшенным на свалку. Среди многих государственных чиновников, когда первое зерно продавалось по 10 тыс. тенге за тонну, ходили разговоры, что занижение стоимости зерна в республике - это проделки перекупщиков и трейдеров.

Но, как можно винить трейдеров, перекупщиков и других участников рынка в негуманных методах ведения бизнеса, когда у самого МСХ рыльце не то что «в пушку», а полностью заросло густой бородой. Ведь те же самые трейдеры в отличие от государства предлагали быстрые деньги в обмен на зерно, как раз в тот момент, когда они были нужны крестьянам как воздух. А учитывая транспортный бардак в стране, даже предлагаемые 10 тыс. тенге за тонну со стороны трейдеров - это уже неплохо, так как уверенности в отгрузке данного зерна по назначению не было никакой.

И если мелочи, способствующие развитию аграрной отрасли, такие как покупка зерновозов и поддержка крестьян, у казахстанских чиновников не вызывают особого интереса, то к реализации громадных по масштабу, прежде всего, финансовому, проектов они всегда готовы. Что из этого получается, не столь важно, главное - разбазарить деньги и красиво с пафосом открыть «инновационное» предприятие. За примером далеко идти не пришлось, печально известный завод  по производству биоэтанола «Биохим», который предусматривался, как очень перспективный, не проработав и 5 лет, обанкротился и был закрыт.

Пятью годами ранее столь амбициозный проект Президент страны Нурсултан Назарбаев, лично прибывший на его открытие в Тайыншу, назвал «настоящим чудом посреди степей и прорывом в сельском хозяйстве». Не раз было подчеркнуто и то, что аналогов ему нет на всем постсоветском пространстве. В итоге реализация данного проекта стала в кругленькую сумму - $100 млн., но чего не сделаешь ради того, чтобы быть единственной страной с невероятным заводом? Специалисты успокаивали, что окупится столь «дорогостоящая игрушка» в течение пяти лет. Как показало время, специалисты были правы только  насчет пяти лет…

Завод так и не заработал на полную мощь, а заработную плату сотрудникам предприятия, задолженность по которой к тому времени перевалила за 40 млн. тенге, вручили только после вмешательства прокуратуры. У каждого здравомыслящего человека возникает вопрос - неужели эти 100 млн. долларов было больше некуда деть? Зачем тратить такие деньги на реализацию изначально сомнительного проекта? Не лучше ли эти деньги было пустить на устранение проблем и недочетов в аграрной сфере, к примеру, прикупить комбайнов, сеялок, зерновозов, в конце концов?

Есть определенные догадки, что казахстанские чиновники подсмотрели идею завода по производству биоэтанола где-то на Западе. Лучше бы они поинтересовались и позаимствовали условия кредитования фермерских животноводческих хозяйств и зернопроизводства, которое в Европе обходится в разы дешевле. Но то, что дешево обходится, казахстанских чиновников априори не интересует, где же тут взять пафос и лоск...

А между тем, животноводство в стране на грани исчезновения. Сегодня многие специалисты  бьются над проблемой, почему население Казахстана увеличивается, а внутреннее потребление зерна, к примеру, за последние несколько лет сократилось почти вдвое? Ответ очевиден - в республике не остается скота, которому можно было скормить выращенный хлеб.

По данным Агентства РК по статистике, на 1 ноября текущего года в Казахстане во всех хозяйствах республики находилось на содержании 6223,6 тыс. голов крупного рогатого скота. На этот же период 2010 года в хозяйствах РК было  6701,7 тыс. голов. Таким образом, уменьшение поголовья за год составило  478,1 тыс. голов, или на 7,2%  к 2010 году. Если аналогичное снижение будет продолжаться  и дальше, то до полного исчезновения коров в Казахстане нам нужно еще потерпеть лет 15.

Снижение численности КРС не могло не сказаться и на объемах производства основных продуктов животноводства - молока и мяса. Молока в ноябре было произведено на 3,4% меньше, чем год назад. А мясной потенциал и вовсе прохудился на 7%. Хотя, как отмечают статистики, с каждым месяцем в республике на 3-4% увеличивается потребление этих продуктов. К чему это ведет?

Во-первых, к неизбежному росту цен на данную продукцию, во-вторых, использование в производстве молока порошковых добавок и разных примесей. Все это ведет к тому, что на рынке мы видим все чаще не отечественный продукт, а молоко из Беларуси и России. Становится обидно за некогда крупную животноводческую державу, которая не способна в полной мере удовлетворить потребность казахстанцев даже в молоке, не говоря уже про мясо.

Цена же от месяца к месяцу на мясную продукцию растет в среднем на 1,5%, на молоко - 2%. Многие казахстанские пенсионеры уже сегодня постепенно забывают запах и вкус свежей говядины, потому что она им не по карману, все чаще в рационе стариков блюда из хлорированных куриных ножек сомнительного качества.

Для того, чтобы понять, насколько плохи наши дела, корреспондентами нашего издания был проведен мониторинг и сравнительный анализ цен на основную животноводческую продукцию в столице республики, г. Астане, а также крупном мегаполисе США г. Нью-Йорке. Результаты впечатляют, в Казахстане килограмм говядины стоит в 1,7 раз дороже, килограмм баранины - в 2,33 раза, мяса птицы - в 1,9 раза. При этом не стоит забывать о совершенно разном уровне жизни и заработной платы, по которым мы уступаем американцам в 5-8 раз.

Государственные чиновники, понимая, что поголовье КРС в стране семимильными шагами идет вниз, предпринимают попытки пополнить ряды «легионерами» из-за рубежа. В этом году в одну лишь Северо-Казахстанскую область было делегировано свыше 10 тыс. буренок из Европы. Но, по информации республиканского общественного объединения (РОО) «Союз фермеров Казахстана», более трети из 1,3 тыс. элитных коров, завезенных в Казахстан с осени 2010 года, не соответствуют стандарту породы.

По данным общественного объединения, с осени 2010 года было импортировано 1333 головы нетелей из США практически без племенных свидетельств, которые впоследствии были оформлены в течение полугода, что является вопиющим нарушением принципов и правил импорта племенного скота в установленные законодательством сроки не были проведены необходимые диагностические исследования крови. Позже выяснилось, что завезенный скот был вакцинирован против бруцеллеза, хотя нигде в мире племенной скот не вакцинируется и держится «в чистоте». Получается, не такой уж и племенной этот ввозимый скот. А коровы в грамотных руках просто могут приносить хорошие деньги. Ни о каком восстановлении численности КРС и речи не идет, главная задача - хорошенько укрепить свое финансовое положение, и не более.

Но снижается не только  поголовье КРС. Не многим лучше обстоит на данный момент ситуация и в свиноводстве. По данным статистиков, в октябре в Казахстане содержалось порядка 1872,4 тыс. голов свиней. На этот же период 2010 года в хозяйствах РК было  1907,5 тыс. голов. Уменьшение поголовья за год составило  35,1 тыс. голов, или  1,8%  к 2010 году. А рост цен на свинину на севере страны за ноябрь составил 4%. Не помогли снизить стоимость мяса значительно подешевевшие по сравнению с прошлой зимой корма, цена на свинину не претерпела особых изменений с марта текущего года. Килограмм свиной вырезки продается на центральных рынках Петропавловска по 1200 тг.

А может, все дело в том, что власти  хотят, чтобы в скором времени Казахстан стал международной житницей вегетарианцев? Глядишь, и туристический бизнес наладить получится, и инвестиции столь необычным способом привлекут.

Даже куры в унисон общей тенденции стали меньше нестись, будто подбадривают тем самым своих старших собратьев по несчастью. Для сравнения: в октябре текущего года было произведено 269,5 млн. штук яиц, тогда как годом ранее этот показатель был на уровне 296,6 млн. штук. А, возможно, куры, чувствуя  надвигающийся продовольственный кризис, просто не хотят голодной смерти своему потомству, вот и перестали нестись. Это было бы смешно, если бы не было так страшно…

Сегодня терпение казахстанцев и без того на пределе. Волнения в Жанаозене, вызванные несправедливостью и бессилием госчиновников, - яркий тому пример, не нужно допускать таких ситуаций и тем более провоцировать их. В этом году крестьяне понесли значительные убытки, но не вышли на демонстрации, однако, что будет, если из года в год ситуация не будет улучшаться, сказать никто не может. И взывать к патриотизму тогда уже будет слишком поздно. Потому что истинный патриотизм - это не глупое следование по шагам несправедливости и потакание идее, что все гладко, когда это не так, а стремление сделать свою родину чище и справедливее. Так давайте все, независимо от чинов и регалий, будем хоть чуточку патриотами…


Кайрат АБИЛМАЖИНОВ

Газета «КазахЗерно.kz»

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com

Система Orphus

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Наши партнеры