КазахЗерно ИА

Как коррупция разоряет Казахстан

28 Дек 2012 18:00

Новость на Казах-зерно:Недавно автору этих строк довелось побеседовать с одним из самых авторитетных отечественных политологов, Султаном Акимбековым, директором института Азиатских исследований РК, который также является внештатным советником Президента РК. Тема встречи была обозначена как «Стратегия финансово-экономических институтов развития Казахстана в переходный период». Речь шла о роли государственных корпораций в развитии страны.

Коррупционное болото

Султан Акимбеков рассказывал о мировом опыте такого рода, когда участие государства в управлении крупнейшими системообразующими национальными компаниями страны позволяет эффективно управлять в целом развитием экономики страны. В этом случае важен своего рода двусторонний эффект: с одной стороны - это использование лучших преимуществ рыночной либеральной системы, с другой - социальная ответственность государства.

Естественно, возник вопрос - почему в казахстанских реалиях государственные холдинги демонстрируют завидную неэффективность, ежегодно отчитываясь о громадных убытках?

Комментируя эту ситуацию, Султан Акимбеков согласился, что в Казахстане государственное участие в управлении бизнес-проектами зачастую проигрывает в эффективности чисто предпринимательским структурам. Одной из причин этого он назвал, в том числе, и коррупцию. По его мнению, опыт многих стран красноречиво говорит о том, что бюрократия, система откатов, взяточничество являются серьезным фактором, сдерживающим развитие. И только победив, либо серьезно ограничив это социальное зло, можно рассчитывать на реальную модернизацию и экономики, и общества.

Яркий пример успешности борьбы с коррупцией - Сингапур, который в рейтинге стран, свободных от произвола чиновников, стабильно занимает лидирующие позиции. Учитывая, что экономическую модель развития Казахстана часто сравнивают с сингапурской, уместным прозвучал вопрос политологу: а применима ли у нас и сингапурская модель борьбы с коррупцией?

- Действительно, часто спрашивают: почему в Сингапуре все хорошо в вопросах борьбы с коррупцией, а на всем остальном азиатском пространстве с этим объективные сложности? - сказал Султан Акимбеков. - Все очень просто: Сингапур - это один город. Населения там много, но все-таки управлять компактной территорией намного проще. Вся система взаимодействия в обществе легко выстраивается и легко контролируется. Кроме того, не стоит забывать, что в Сингапуре много держится на сочетании двух составляющих - оставшейся от колониального прошлого британской модели правосудия и чисто китайской системы тотального контроля за обществом… Если говорить о Казахстане, то исходя из этого, можно сказать, что у нас сингапурская модель борьбы с коррупцией вряд ли возможна. Грубо говоря, у нас по всей стране, в каждом кабинете каждого начальника видеокамеру для слежения не поставишь… И мировой опыт это подтверждает.

Вот, например, рядом с Сингапуром находится Малайзия, намного более территориально протяженная страна. И у них тоже не вышло внедрить сингапурскую модель, хоть они и пытались. Мы сейчас идем по чисто азиатскому пути социальной модернизации. Если взять историю, то и Южная Корея, и Тайвань, и Малайзия - все они прошли путь по решению тех же самых проблем с коррупцией, которые сегодня есть у нас.

«Хлебный» пост

Что же мы имеем на сегодня в смысле эффективности государственного управления крупными компаниями? Возьмем как пример Национальный управляющий холдинг «КазАгро», управляющий всеми государственными ресурсами в такой стратегически важной для Казахстана сфере, как сельское хозяйство. Причем, ресурсами самого разного рода, пишет собкор издания «КазахЗерно.kz».

Всего в составе «КазАгро» семь дочерних организаций. В том числе, для управления закупом, хранением и транспортировкой зерна для госресурсов существует Продкорпорация (АО «Национальная компания «Продовольственная контрактная корпорация»). Поэтому зерновой терминал морского порта Актау АО «Ак бидай терминал» и входит в ее структуру. В свою очередь, единственным акционером Продкорпорации является холдинг «КазАгро».

Что мы можем сказать об эффективности этих структур? А вот что: они неэффективны. Учитывая высокие цены на зерно, щедрое финансирование со стороны государственного бюджета, от Продкорпорации стоило бы ждать хоть маломальской эффективности в работе. Однако год за годом, с самого момента создания, компания демонстрирует все более ужасающие показатели. Вот, например, цифры по трем кварталам текущего года: согласно консолидированной отчетности самой компании, «Продовольственная контрактная корпорация» за январь-сентябрь 2012 года получила убыток в размере 11,4 миллиарда тенге в сравнении с убытком в сумме 3,1 миллиарда тенге в аналогичном периоде 2011 года. То есть рост убыточности только за год составил более чем 3,5 раза!

При этом, если активы Продкорпорации за отчетный период выросли на 17,3% - до 274,8 миллиарда тенге, то обязательства выросли аж на 28,8% - до 226,5 миллиарда тенге. Собственный капитал компании первые три квартала текущего года снизился на 17,3% - до 48,3 миллиарда тенге.

В чем же причина? Ответ на этот вопрос мы можем постараться найти в словах Султана Акимбекова о роли коррупции. И что же? Многочисленные исследования говорят о том, что степень коррумпированности сельскохозяйственных чиновников действительно растет при нынешнем министре стремительными темпами.

Не раз нелестно по поводу зашкаливающей степени коррумпированности высказывались в адрес Мамытбекова и его команды, управляющей Минсельхозом и холдингом «КазАгро», и депутаты Мажилиса Парламента РК. Например, в июне этого года Дарига Назарбаева очень емко резюмировала всю суть деятельности холдинга: «КазАгро» сегодня наживается на своих кредиторах».
В сентябре 2012 года другой мажилисмен, Мухтар Тиникеев, упрекнул Министерство сельского хозяйства, назвав это ведомство «кормушкой для коррумпированных чиновников».

В ходе правительственного часа в парламенте Тиникеев привел некоторые цифры. «В 2011 году, по данным комитета по правовой статистике Генеральной прокуратуры, осуждены 35 сотрудников вашего министерства, в отношении 45 сотрудников возбуждены уголовные дела, приняты меры дисциплинарного взыскания по коррупционным правонарушениям на 80 ваших сотрудников. Среди всех этих должностных лиц 25 являются руководителями того или иного звена. Как долго будет продолжаться такая картина в вашем министерстве?», - возмутился народный избранник.

Можно вспомнить и то, как в феврале 2012 года председатель республиканского общественного совета по борьбе с коррупцией при народно-демократической партии «Нур Отан» Оралбай Абдыкаримов сообщил, что по уровню коррупции Минсельхоз РК занимает второе место после МВД.

«Нужно отметить, и скрывать тут нечего, что по уровню регистрации коррупционных правонарушений Министерство сельского хозяйства стоит на втором месте после Министерства внутренних дел. Это, конечно, не красит ни министерство, ни работников сельскохозяйственной отрасли. Вы были свидетелями, когда 2-3 года назад здесь привлекали к ответственности руководителей ключевых департаментов, которые были осуждены именно за коррупционные преступления, не говоря уже о том, сколько пересажали в областях и районах», - сказал он.

Министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков, к которому после критической оценки Президентом Назарбаевым «гора родила мышь» приклеилось прозвище ГРМ, примечателен своей непотопляемостью при всех провалах в работе. Впрочем, такая усидчивость в высоких креслах легко объяснима, если учесть, что он - протеже Умирзака Шукеева, бывшего вице-премьера, а ныне - главы холдинга «Самрук Казына».

Карьерная биография Мамытбекова - это неизменное движение параллельным курсом с Шукеевым.

Новость на Казах-зерно:В 1998 году Шукеев стал акимом Костанайской области, в этой должности он пробыл более пяти лет. За этот период Мамытбеков стремительно «вырос» - начал с должности заместителя начальника Костанайского областного финансового управления, потом стал первым заместителем директора областного департамента финансов, а после - начальником областного управления казначейства. Ну, а в завершение взлета - Мамытбеков назначен непосредственным замом акима Шукеева.

В 2004-м тандем перебрался в столицу - руководить Астаной стали вместе аким Шукеев и его зам Мамытбеков. В 2006 оба чиновника таким же образом возглавили Южно-Казахстанскую область. В 2007 Шукеев стал вице-премьером, а Мамытбеков стал заместителем руководителя канцелярии Премьер-министра. В апреле 2011 года Мамытбеков занял нынешнюю должность - главы МСХ РК.

В 2008 году соратники, в довесок к своим должностям в правительстве, попали на очень хлебное поле - государственный холдинг АО «КазАгро». Интересная деталь - когда Шукеев покинул посты вице-премьера и прилагающийся к нему пост главы совета директоров «КазАгро», в нарушении традиции его занял министр сельского хозяйства Мамытбеков, а не новый вице-премьер Серик Ахметова. И лишь в августе 2012 года статус-кво был восстановлен - «КазАгро» возглавил Серик Ахметов. А когда он ушел на должность Премьер-министра, кресло главы «КазАгро», как и положено, отошло новому вице-премьеру Крымбеку Кушербаеву.

Все ходы просчитаны

Кстати, о коррупции в «КазАгро». При Мамытбекове от этого зла стало захлебываться не только Министерство сельского хозяйства, но и «КазАгро». В сентябре 2012 года мажилисмены в ходе правительственного часа в парламенте задали Асылжану Мамаытбекову такой риторический вопрос: «На 1 августа 2012 года в «КазАгро» возбуждено 45 уголовных дел, масштабы безобразий не укладываются в голове. Куда смотрело министерство, какие меры вы принимали как министр, чтобы сократить хищения государственных средств?».

Почему вопрос риторический? Да потому, что проблемы с коррупцией в «КазАгро» давным-давно. И ситуация никак не улучшается.

Еще в 2008 году, через некоторое время после прихода к руководству холдингом Шукеева и Мамытбекова, Счетный комитет едва ли не напрямую обвинил руководителей «КазАгро» в расхищении 120 миллиардов тенге, выделенных в рамках национальной программы на антикризисные меры в сельском хозяйстве. «Счетчики» охарактеризовали работу по помощи селу так: многочисленные «дочки» организации, как пиявки, присосались к выделенным средствам.

В отчете Счетного комитета по итогам 2009 года отмечается: «По состоянию на 1 января 2010 года, из 82 проектов, запланированных на 2009-2010 годы, фактически реализация начата только 20. Временно не вовлеченные на реализацию инвестиционных проектов средства Национального фонда нацхолдинг «КазАгро» выдал в виде займов на кредитование сельхозтоваропроизводителей. Установлены факты предоставления кредитов аффилированным лицам. Средства облигационного займа, заимствованные у Национального фонда, конечным заемщикам - субъектам АПК выдавались по ставке 12% годовых. Между тем, на уровне нацхолдинга «КазАгро» ставка вознаграждения устанавливалась в размере 1,02%, а на уровне дочерних организаций - 6,98 процента».

Напомним, что счетный комитет Казахстана является высшим органом финансового контроля, непосредственно подчиненным и подотчетным Президенту РК. Осуществляет внешний контроль и оценивает исполнение республиканского бюджета, реализацию государственных программ, стратегических планов центральных государственных органов.

Выдержки из выступлений председателя Счетного комитета Омархана Оксикбаева из года в год свидетельствуют о том, что «КазАгро» и его структуры - неэффективны. Вся эта система служит, в конечном счете, только для одного - проедания бюджетного финансирования и получения денег «из воздуха», но никак не для максимальной поддержки аграриев:

Апрель 2011 года:

«Счетный комитет подвел итоги контроля эффективности использования бюджетных средств, выделенных АО «Аграрная кредитная корпорация» на поддержку субъектов агропромышленного комплекса. Ожидаемые результаты республиканских бюджетных программ не достигнуты. При организации кредитования субъектов агропромышленного комплекса допущены нарушения законодательства на общую сумму 585,1 млн. тенге.

Работа Корпорации по контролю за использованием кредитных средств организована неэффективно… что привело к тому, что по итогам 2009 года Корпорацией допущен убыток на сумму 4631,3 млн. тенге.

Неэффективно реализуются мероприятия государственной политики по формированию доступной системы кредитования, не выполнены в требуемой степени мероприятия по развитию системы кредитных товариществ, поддержке сельхозкооперативов, исходя из потребностей аграрного сектора.

Из полученных кредитных средств в сумме 10 млрд. 955,7 млн. тенге не реализованы проекты на сумму 5 млрд. 635,6 млн. тенге. Из подлежащих возврату кредитов по линии сельхозкооперативов в сумме 2 млрд. 744,8 млн. тенге Корпорацией истребовано только 384,7 млн. тенге, или 14%. По состоянию на 1 января 2011 года числится просроченная задолженность, составляющая 86% от общего числа проектов.

Действующий механизм субсидирования крестьянских хозяйств и частного сектора не способствует поддержке отечественных предприятий, занимающихся выпуском продукции с высокой добавочной стоимостью, принуждает их к продаже полуфабриката».

Май 2012 года:

«Бюджетные кредиты, выделенные на важные социальные вопросы и сферы экономики, такие как … поддержка субъектов агропромышленного комплекса, по нашей оценке, использовались недостаточно эффективно.

Во-первых, средства, как и в прошлые годы, размещались на депозитах банков второго уровня, во-вторых, кредиты предоставлялись по завышенной процентной ставке.

Из полученного бюджетного кредита по ставке 0,5% АО «Аграрная кредитная корпорация» и «Продкорпорация» осуществлено кредитование субъектов АПК на общую сумму 60,7 млрд. тенге для закупа растениеводческой продукции и проведения весенне-полевых работ под 5% годовых. В результате пользования бюджетным кредитом по повышенной ставке данными дочерними организациями КазАгро получено дополнительных доходов в сумме 2,1 млрд. тенге».

Июнь 2012 года:

«Для проведения мероприятий по поддержке сельхозтоваропроизводителей АО «КазАгро» в прошлом году был выделен бюджетный кредит в сумме 78,0 млрд. тенге по ставке вознаграждения 0,01% годовых. Однако данное общество, долго себя не утруждая, предоставляет кредит своим дочерним компаниям уже по годовой ставке 0,5%, получив при этом чистый доход в размере 500 млн. тенге. В свою очередь, эти компании предоставили конечным заемщикам бюджетные кредиты по дифференцированным ставкам вознаграждения от 3% до 5% годовых. Таким образом, крестьяне получили эти кредиты на 300-500 раз дороже, чем выделило государство АО «КазАгро».

О тех же проблемах в интервью газете «Панорама» в июне 2012 года сказал член Счетного Комитета Александр Горяинов:

«Счетным комитетом проведен контроль эффективности управления активами государства, использования бюджетных кредитов и средств республиканского бюджета, выделенных на увеличение уставного капитала АО «Холдинг «КазАгро», его дочерних организаций, а также средств Нацфонда. Нами выявлены нарушения требований действующего законодательства на общую сумму 160,9 млн. тенге. Кроме того, установлены и факты неэффективного использования бюджетных кредитов и средств Нацфонда на общую сумму 94,2 млрд. тенге.

Хотел бы отметить и такой факт: в 2011 году холдингом получено доходов меньше по сравнению с предыдущим годом на 693 млн. тенге, уменьшены общие расходы на 1,1 млрд. тенге. В то же время административные расходы в 2011 году возросли в сравнении с 2010 годом на 113,4 млн. тенге, в том числе и за счет увеличения расходов по оплате труда - на 67,5 млн. тенге».

Золотое звено

Отчеты и депутатские выступления - это хорошо. Но они не дают наглядной картины того, как крутятся колесики коррупционного механизма. При расследовании этих вопросов государственные фискальные органы демонстрируют какую-то странную беззубость и близорукость. Давайте-ка им поможем и представим свои результаты расследования на одном примере.

Речь пойдет об АО «Ак бидай терминал». Оно входит в состав ключевой составляющей НУХ «КазАгро» - «Продкорпорации» и управляет стратегическим предприятием страны - единственным в стране зерновым терминалом для отгрузки зерна при отправке морским путем на экспорт.

Так вот, изучение механизма работы АО «Ак бидай терминал» четко становится понятно, какими ручейками текут деньги мимо государственной казны, что в итоге и приводит к убыточности тех государственных предприятий, которые могли бы приносить стране миллиардные доходы, а не миллиардные убытки. Но это случится только в том случае, если удастся искоренить коррупцию, отправив под суд «непотопляемых» чиновников.

Государственная форма собственности зернового терминала вроде бы должна защищать интересы всех зерновиков страны. Ведь согласно антимонопольному законодательству, государство должно обеспечивать равный доступ к госуслугам всем предпринимателям Казахстана.

Но что мы имеем на самом деле? Лишь «фасад» АО «Ак бидай терминал» выглядит прилично. Внутри все просто «удивительно» в плохом смысле этого слова.

На деле тут действует схема, которую давно пора расследовать финансовой полиции.

А именно: отгрузка зерна через терминал должна вестись таким образом, чтобы обеспечить всемерную поддержку конкурентоспособности казахстанской пшеницы на внешних рынках. На самом деле, отгрузить зерно невозможно без обращения к посредникам - экспедиторским компаниям. Причем, если на бумагах экспедиторских компаний несколько, и они вроде как бы работают в конкурентной среде, то на деле реальный доступ к терминалу имеет только одна - «МТА Каспиан Карго сервисез». Более того, в прошлом году «МТА Каспиан Карго сервисез» имела контракт с АО «Ак бидай терминал» на отгрузку такого количества зерна (600 тыс. тонн), которое по сути дела равно всей годовой проектной мощности терминала! То есть других экспедиторов как бы и не планировали подпускать к процессу изначально.

То есть, фактически, документально подтверждено то, что антикоррупционное законодательство квалифицирует как необоснованное предпочтение госструктурами в адрес частной компании. Чтобы понять причину такого предпочтения, долго ломать голову не надо. Достаточно выяснить, что глава «МТА Каспиан Карго сервисез» Юрий Геннадьевич Кузнецов в то же время является независимым директором АО «Ак бидай терминал»!

А это квалифицируется как аффилированность и преследуется по закону. Вернее, вроде как должно преследоваться. Но… Эта схема работает из года в год и не знает сбоев.

В мае 2012 года Агентство РК по защите конкуренции провело расследование работы АО «Ак бидай терминал» и составило свое заключение о том, как там все обставлено.

«Деятельность Общества по отгрузке (перевалке) зерна регламентирована Инструкцией о порядке оформления документации о порядке движения зерна… Исходя из содержания Инструкции, порядок движения зерна выглядит так», - сообщают антимонопольщики и прилагают следующую схему:

Самое интересное в этой схеме то, что в промежуток между железнодорожной станцией и морпортом намертво вбит посредник - экспедиторские компании. Антимонопольщики в ходе расследования установили, что всем компаниям (а их в 2011 году было шесть), которые обращались в «Ак бидай терминал» с просьбой заключить договор на перевалку зерна, навязывались услуги экспедитора. Если компании отказывались от этого «завидного» предложения, им просто отказывали в перевалке, мотивируя отказ тем, что якобы мощности терминала загружены под завязку и нет никакой возможности выполнить заказ. При этом, как установили антимонопольщики, на самом деле возможности у терминала были!

Аналогичные данные получены в ходе расследования антимонопольным агентством еще по пяти компаниям: всем им отказали в перевалке под видом отсутствия свободных мощностей, тогда как мощности были. А истинным мотивом было навязывание услуг компании-экспедитора.

Вывод из своего расследования антимонопольщики делают такой:

«В период с сентября по ноябрь 2011 года Обществом искусственно созданы барьеры на рынке по перевалке зерна и отгрузке на экспорт путем навязывания потенциальным экспортерам условий по выполнению перевалки зерна только после заключения договоров с экспедиторскими компаниями, что привело к ограничению доступа на товарный рынок».

Схема с одним неизвестным

К чему это приводит? Экспедиторская компания за свои услуги по перекладыванию бумажек из одной стопки в другую берет комиссионные - около 20 долларов за тонну зерна. Эти деньги могли бы оставаться либо в кармане экспортера зерна, либо идти в государственный бюджет. Но на деле идут в карман экспедитора, ловко воткнувшегося в схему. Ну и всем понятно, что воткнуться туда без покровительства кого-то из самого АО «Ак бидай терминал» было бы невозможно.

И тут начинается самое интересное: заключение антимонопольщиков свидетельствует, что из года в год фактическую монополию на посредничество в этой схеме отгрузки зерна имеет только одна экспедиторская компания - «МТА Каспиан краго сервисез».

Антимонопольное Агентство пишет: «Изучив фактические объемы оказанных Обществом услуг, следует, что из всего объема за 2011 год переваленного зерна 307680,8 тонн зерна приходятся на «МТА Каспиан карго сервисез» 277533,37 тонн, или 90,2 % от всего объема оказанных услуг… А в предыдущем 2010 году на ТОО «МТА Каспиан карго сервисез» приходится и вовсе 100% переваленного объема зерна - 404000 тонн»!

Давайте познакомимся с этой компанией-счастливчиком. Ее директор - Юрий Геннадьевич Кузнецов. Получается, именно в его карман идут многомиллионные прибыли «из воздуха» только благодаря тому, что руководитель АО «Ак бидай терминал» Рафаиль Галямов принял это странное решение - отдать монополию на посреднические услуги именно «МТА Каспиан карго сервисез», в то же время, отказав всем тем, кто хотел бы отгружаться без посредников. Очень ценное решение, не правда ли? И не менее странно. Антимонопольщиков оно тоже удивило, но объяснения (то есть связи между терминалом и экспедитором) они не нашли. В заключении так и написано: «аффилированность Общества с данным субъектом рынка материалами дела не установлена».

Зато нам повезло больше. Мы эту связь обнаружили, причем, без всякого труда.

Депозитарий финансовой отчетности казахстанских компаний www.dfo.kz содержит интересный документ.

Кто такой Юрий Кузнецов? Да не кто иной, как директор ТОО «МТА Каспиан карго сервисез».

Как вам такая схема? Член совета директоров государственной компании возглавляет частную компанию, через которую оказывается от 90% до 100% всего объема услуг?

Так что теперь мы можем сказать антимонопольщикам: берите Кузнецова и Галямова тепленькими - мы аффилированность для вас установили. И в очередной раз обрисовали схему, через которую Галямов и его команда качают деньги в свои карманы, вместо государственной казны. А теперь давайте вспомним отчеты «Продкорпорации» об убытках... Как тут не вернуться к словам политолога Султана Акимбекова, с которых мы начали свой разговор: пока бизнесом руководят коррумпированные чиновники, государство будет терпеть убытки. А вся прибыль будет через вот такие схемы утекать в карманы «дельцов».

Мало того, что ущерб причиняется в целом от отсутствия прозрачности и открытости, вопроса об убытках никто не поднимал.

Так, в 2010-2011 годах ТОО «МТА Каспиан карго сервисез», претендуя полностью на весь проектный объем Терминала, заключает договоры на 600 тысяч тонн, причем еще даже утруждаясь конкретизировать вид переваливаемого товара - перевалка либо пшеницы, либо ячменя. Видимо, в любом случае, что-нибудь да экспортировать. НО! Экспедитор не выполняет условия договора! Ни в 2010, ни в 2011 годах, Терминал, ограничив других участников рынка, предоставил такое право ТОО «МТА Каспиан карго сервисез», которое в итоге не перевалило заявленный объем. И остается неясным - почему АО «Ак бидай терминал» каких-либо претензий об убытках из-за нарушения обязательств по договору к ТОО «МТА Каспиан карго сервисез» не предъявляет? Ведь объем невыполненных обязательств составляет от 200-300 тысяч тонн зерна. Умножьте на 1100 тенге (в среднем) - за тонну услуги перевалки, и сумма ориентировочно составит 200-300 миллионов тенге. Теперь не составит труда подсчитать, сколько должно было поступить денежных средств в бюджет хотя бы в виде подоходного налога. Однако вопроса об этом никто не поднимал - ни Терминал, ни Агентство по защите конкуренции, ни действующая в интересах государства прокуратура. И это только убытки от перевалки, без убытков железнодорожного транспорта, который также является собственностью национальной компании. Интересная выходит индустриализация страны… Только не всем она интересна.

Кстати, о Депозитарии. Вот что сказано о целях и задачах этого ресурса:

«Создание Депозитария финансовой отчетности было обусловлено необходимостью накапливать финансовую отчетность в одной базе данных… Наличие Депозитария будет способствовать созданию эффективной системы мониторинга организаций публичного интереса в части соблюдения ими законодательства Республики Казахстан о бухгалтерском учете и финансовой отчетности, в том числе в вопросах перехода на международные стандарты финансовой отчетности.

Доступность такой информации будет способствовать прозрачности и транспарентности экономики всей страны».

Вот вам и пример того, что такое прозрачность и траснпарентность: серая схема, созданная в зерновом терминале, вдруг становится понятна всем. В том числе, и контролирующим органам пора бы уже прозреть и обратить внимание на эту оскорбительную для здравого смысла ситуацию.

И еще раз вернемся к Мамытбекову.

Когда в феврале 2012 года главу МСХ РК призвал к ответу по поводу расцвета коррупции в ведомстве Оралбай Абдыкаримов, Асылжан Мамытбеков пообещал, что руководимое им ведомство в целях противодействия коррупции намерено серьезно повышать требования к подбору кадров и к непосредственным назначениям. Вот что сказал министр:

«Если инспектор в районе попадется с нарушением, то районный начальник инспекции должен уйти с работы, потому что в районе работает всего 10-15 человек, и не знать, чем занимаются подчиненные, просто невозможно. Это предполагает только два варианта: либо он вообще не владеет ситуацией, не контролирует и не чувствует свой коллектив, либо же он к этим делам причастен. Одно другого не лучше». Так вот, что касается происходящего в АО «Ак бидай терминал» - из слов самого Мамытбекова следует, что он либо не владеет ситуацией, либо причастен к темным делам.

Одно другого не лучше - не пора ли в связи с этим покинуть пост?


Алимбек Габитов
Газета «КазахЗерно.kz»


с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com

Система Orphus

Add comment

Security code
Refresh

Наши партнеры