КазахЗерно ИА

Минсельхоз Казахстана - коровино горе

24 фев 2013 11:32

Новость на Казах-зерно:Над заголовком для этой статьи думали всей редакцией «КазахЗерно.kz». Были разные предложения: «Нельзя со скотиной по-скотски», «Скоты в короткой жизни австрийской скотины», «Австрияки… венгры… Одно слово - румыны!», сразу отмели - «Можно ли заразить Мамытбекова диареей и уничтожить?», «Можно ли уничтожить Мамытбекова диареей?» и прочая. Но смех этот был от отчаяния, что называется, сквозь слезы…

Встать живым кордоном

В нашу редакцию позвонила женщина. Срываясь на плач, она просила добавить ее комментарий по поводу уничтожения 722 голов импортного скота в Северо-Казахстанской области.

Звонившая представилась госслужащим в сельскохозяйственной сфере. Но ее как человека глубоко растрогал тот факт, что вот просто под нож ушли многие начинания двух честных фермеров.

«Мне известны добрые дела Павла Леонова и Ельтая Зикирина из Аккайынского района. Два этих человека сохранили животноводство в своих хозяйствах в самые лютые времена, даже когда никто, кроме пшеницы, ни о чем не помышлял. Что им мешало в свое время уехать за границу? Что им мешало стать латифундистами, ведущими дела из своего городского пентхауса? Нет, они остались в своем селе, остались верны отрасли. Своим ежедневным трудом вносят посильный вклад в экономику и продовольственную безопасность страны. В советское время сказали бы - на таких держится страна», - начала свою эмоциональную речь наша собеседница.

«Что больше всего поражает – никого, кроме СМИ, это не трогает! Никто не остановил уничтожение скота. Мы по роду деятельности знаем, что и на других хозяйствах содержится больной скот, что получается - одним можно, другим нельзя? Но самое главное - если таким специалистам, фермерам с огромным опытом бьют по рукам (да что там бьют! - их просто отрубают!), то, о каком развитии отрасли мы можем говорить?! Кто из молодежи захочет пополнить ряды фермеров после такого преступления (другими словами это не назовешь!) против сельчан?!», - продолжила женщина.

«Никто им не поможет с нашим министром, с нашими депутатами, похоже, в Мажилисе, кроме Косарева, никого проблемы животноводства не трогают, а ведь этих людей выбрал народ, чтобы они наши интересы защищали! Простые люди, что могут сделать? – только кордоном встать вокруг этих ферм…», - завершила звонившая.

…Эта беседа стала последней каплей для автора. Я близко знаком с Зикириным и Леоновым, чем очень горжусь. Для меня эти люди - пример человека труда, сельского труженика, представителя агробизнеса новой формации, крепкого хозяйственника. Каждая встреча с этими людьми, а они «по долгу службы», к счастью, случаются нередко, дает что-то новое. И вот случилась беда… Напряженно следили за новостями и публикациями коллег о ситуации вокруг выявления факта заболевания экзотической болезнью, о которой не то что в Казахстане - в самой Европе мало слышали.

Да и сами события развивались с катастрофической быстротой. О том, что импортные буренки прибыли в Аккайынский район, успешно прошли карантин, акклиматизировались и скоро принесут приплод, мы услышали от самого Ельтая Зикирина на Дне сельхозработника в драмтеатре им. Погодина. Уже тогда фермер представлял весь груз забот, с какими предстоит сталкиваться на тернистом пути разведения элитного скота. Но даже тогда он не мог предугадать такого развития событий…

Весть о том, что 722 головы КРС в КХ «Леонов Я. П.» и ТОО «Полтавское» заражены малоизученной болезнью Шмаленберга облетела все новостные ленты 6 февраля. И, надо сказать, прозвучала она набатом, потому что сразу за ней последовало заявление Минсельхоза о поголовном уничтожении импортных буренок. «Как, неужели нет возможности вылечить скот? Неужели болезнь эта представляет опасность для жизни человека, ведь новостей об этом от мировых ученых не поступало?», - вот первые вопросы, которые наравне с возмущением, зрели в умах общественности.

Вторым пришел вопрос самый простой и самый насущный - кто виноват? Коровы прошли австрийских ветеринаров, их российских коллег, были обследованы и в Казахстане. Однако ни те, ни другие, ни третьи не выявили никаких заболеваний на стадии заключения контракта и транспортировки скота. И вот спустя полгода стадо, цена которому 1 миллион 700 тысяч евро, подлежало уничтожению с легкой руки министра Мамытбекова. Приехавший в хозяйства председатель комитета ветеринарного контроля и надзора Министерства сельского хозяйства Нигмат Жакупбаев дал соответствующее распоряжение.

В это время его начальник Асылжан Мамытбеков принялся самоотверженно махать бумагами перед носом перед продавцами больного скота. Как оказалось, ими были вовсе не представители Австрии, откуда скот был завезен, а венгры. Но последние вскоре стали открещиваться. Чей бы он ни был, министр Мамытбеков в кулуарах Правительства заявил о том, что поставщик возместит Казахстану все издержки:

«Скот находится сейчас на карантине и, в соответствие с контрактом, до выхода с карантина он является собственностью поставщика скота - это иностранная компания, поэтому все убытки будут за счёт этой компании-поставщика», - сказал тогда Мамытбеков журналистам.

В ходе проведения карантинных мероприятий РГП «Республиканская ветеринарная лаборатория» и ГУ «Национальный референтный центр по ветеринарии» обнаружен возбудитель вирусной диареи и болезни Шмаленберга. В связи с установленным диагнозом, постановлением правительства принято решение об уничтожении всего импортированного из Австрии поголовья вместе с полученным приплодом. Однако ни это решение, ни постановление до сих пор не показывают попавших в ЧС фермерам. Ельтай Зикирин, например, говорит (телефонная беседа состоялась 21 февраля), что наспех была собрана районная комиссия, которая якобы и вынесла решение о ликвидации скота.

Все бы ничего, но это только один из казусов этого «скотского дела», которое за считанные дни обросло казуистикой как снежный ком. Пока ветеринары от Минсельхоза озабоченно рубили головы австрийским-венгерским коровам, фермеры недоумевали - за что? Внешне коровы не выказывали никаких симптомов заболевания - питались хорошо, принесли здоровый полноценный приплод.

Однако Мамытбеков продолжал гнуть палку и раздувать свое реноме на международной арене. В частности, было заявлено, что Казахстан намерен инициировать разбирательство с Австрией по поводу завезенного больного скота с привлечением экспертов Всемирной организации по охране здоровья животных (Международное эпизоотическое бюро) и взыскать с Австрии средства, затраченные на приобретение завезенного из этой страны крупного рогатого скота.

А все потенциальные участники программы закупа зарубежного племенного скота были успокоены тем, что РК не собирается отказываться от закупа племенного скота за рубежом. Пока из Австрии скот завозиться не будет, но поставки из других европейских стран возможны.

«Это направление будет и дальше продолжаться. Надо отметить, что скот завозится не министерством, не «КазАгро». Скот завозится бизнесом. Бизнес сам принимает решения, и желающих очень много», - заверил на одном из брифингов А. Мамытбеков. Насколько эти слова успокоили желающих закупать скот, станет известно совсем скоро - весной, когда будет озвучено число поданных заявок в «Казагрофинанс», другие институты «КаАгро», на предмет кредитования.

…Но есть один момЭнт

За всей этой суматохой - «казнить нельзя помиловать», как-то на задний план ушла одна очень интересная деталь. По всем лентам прошла информация о том, что скот был завезен в Казахстан в сентябре минувшего года, однако никто из журналистов не задался вопросом, почему именно сентябрь, ведь заявка о предоставлении кредита была подана еще в конце 2011, а одобрена в мае 2012-го. Сами фермеры в разговорах с нашим корреспондентом не могут пояснить этот момент… или стесняются. Где девять месяцев находились деньги, предназначенные для покупки импортных коров, наверняка из госбюджета они были выделены в срок?

Вот слова Ельтая Зикирина: «В апреле-мае мы узнали, что наша заявка одобрена. Потом началась волокита: то одна фирма, то вторая фирма, то мы не знали, то их не пропускали, потом проблемы с деньгами начались… В итоге мы поехали в сентябре, а в сентябре болезнь Шмаленберга пошла по Европе».

Новость на Казах-зерно:«Да, можно назвать это предположение переливанием из пустого в порожнее, можно сказать - демагогия на тему «если бы да кабы», - услышали мы мнение эксперта, пожелавшего сохранить анонимность, - но работай в нашей стране цивилизованная система выделения государственных ресурсов, не сиди на нацфондовских деньгах куча прихлебателей - кто знает, может, обошлось бы без болячки?».

«Уже несколькими проверяющими органами, в том числе Счетным комитетом, установлено, что деньги предприятий квазигосударственного сектора в сфере АПК на пути к фермеру проходят «обязательную» процедуру «лежания» на депозитах. Вот и в этот раз - ничего не предвещало беды. Ну, прокрутились бы, как полагается, кредитные деньги  девять месяцев, ну получили бы их фермеры, ну закупили скот осенью, как многие другие до них… Ан нет - злосчастный Шмаленберг внес свои поправки», - заключает наш источник.

Эту же проблему в июле прошлого года поднимал в интервью нашему агентству Герой труда Геннадий Зенченко.

«…Деньги распределяет, конечно, Мамытбеков. Клерки там сидят, которые совершенно не знают, что такое сельское хозяйство. Сидит какой-то юрист. Мы к нему приезжаем за 500 километров, а он документы берет, потом через месяц звонит, и заявляет: у вас вот этой бумажки нет, другой бумажки нет… Это ж политика какая - дураками нужно быть, чтобы не понять - это крутятся деньги. Деньги-то спланированы еще в январе, отданные для того, чтобы приобретать скот… почему никто не разбирается?!», - сказал тогда уважаемый аграрий.

Вот, получается, что мы выяснили, откуда у вируса реально ноги растут…

Не так страшен чёрт

О вирусе Шмаленберга мировой ветеринарии стало известно в августе 2011. Именно тогда был выявлен первый случай заболевания. В январе 2012 года заболевание было диагностировано в Великобритании и Нидерландах. На данный момент установлено, что к вирусу восприимчивы жвачные парнокопытные животные (крупный рогатый скот молочного и мясного направления, овцы и козы). Заболевание характеризуется желудочно-кишечными расстройствами, повышением температуры тела, гибелью новорожденного молодняка, взрослых животных и рождением молодняка с пороками развития, мертворождениями в результате заражения матерей до или в период беременности. Пути заражения животных, как считают на данный момент, два: горизонтальный - при укусах кровососущих насекомых мошек и комаров, вертикальный - от материнского организма плоду в процессе внутриутробного развития.

На 2 марта 2012 года, по данным Международного эпизоотического бюро (МЭБ), вирусное заболевание было зафиксировано в семи государствах ЕС: Люксембурге, Италии, Германии, Нидерландах, Франции, Бельгии, Великобритании, как у крупного, так и у мелкого рогатого скота.  По последним данным, в самой Австрии Вирусом Шмаленберга инфицировано более 90% национального стада КРС.

Новость на Казах-зерно:

В связи с массовостью поражения вирусом о выбраковке или убое больных животных не идет даже речи, власти соблюдают выжидательную позицию, в то время как эксперты предполагают возникновение новых вспышек вирусного заболевания. Реальной значимой мерой контроля за распространением и купированием вирусного заболевания Шмаленберг будет создание вакцины, но на это потребуется время.

Казахстан - бессмысленный и беспощадный

В Казахстане имеется перечень об особо опасных заболеваниях, при которых проводится изъятие, уничтожение животных с компенсацией, возмещением ущерба за изъятие и уничтожение животных. Однако вновь выявленный вирус Шмаленберга не включен в него.

«Данная болезнь по сегодняшний день в Казахстане не регистрировалась, мы являемся свободной от этой болезни. Но в связи с этим мы рассматриваем вопрос об инициировании дополнения в постановление для того, чтобы в последующем мы могли компенсировать эти затраты населению. Данное решение сейчас на рассмотрении, пока по нему решение не принято», - пояснила КазТАГ в пору разбирательства со скотом в СКО заместитель председателя комитета ветеринарного контроля и надзора министерства сельского хозяйства Гульжан Нуртазина.

Все, что смог предложить Минсельхоз - это взять на себя затраты по уничтожению скота. Все ликвидационные мероприятия проводились за счет республиканского бюджета силами республиканского противоэпизоотического отряда.

По словам вице-министра сельского хозяйства РК Гульмиры Исаевой, скот был доставлен в Казахстан в сентябре, «а после нашего запроса, который мы получили в начале февраля этого года, выясняется, что уже в июле, в августе 90% всего поголовья Австрии болело Шмаленбергом. Таким образом, когда формировалась поставка скота в Казахстан, ветеринарные службы Австрии уже знали о том, что почти все поголовье Австрии заражено вирусом Шмаленберга».

«Странно, - комментирует слова Исаевой наш эксперт, животновод со стажем, - в самой Австрии знали, весь мир знал, только в Казахстане не знали, и провезли больной скот через границу. Как теперь получается, постфактум выявили в нем заболевание и подвергли чудовищной казни ни в чем не повинных коров - насколько я знаю, уничтожали их путем введения в легкие аммиака. Это, я имею ввиду недогляд со стороны ветеринаров, - большой минус отечественной ветеринарной службе, которая к каким-то там стандартам стремится, современное оборудование вводит на миллиарды долларов, и в то же время допускает такие помарки в своей работе».

«Да, сейчас можно открещиваться от чего угодно и как угодно: бизнес решает, бизнес завозит… а кто убивает? Минсельхоз? Ведь мы свидетели мгновенной и бездумной реакции МСХ. В Европе скот с этим вирусом содержат. Ввели карантин и никого не пустили под нож, а наши хотят стерильными остаться, хотя, как видно по масштабам распространения вируса, других вспышек нам не избежать. Придет лето, активизируются насекомые, и пусть Мамытбеков снова изображает из себя доку в сельском хозяйстве, пусть утверждает, что подобной мерой (ликвидацией поголовья в двух хозяйствах СКО - Авт.) удалось достичь купирования вируса. Нам не дано знать, сколько импортного скота завезено с вирусом ранее, смогут ли его (вирус - Авт.) распознать в новых партиях».
Эту мысль продолжает и Ельтай Зикирин, не состоявшийся владелец импортного скота. В телефонной беседе с корреспондентом нашего издания он заявил, что считает меру по уничтожению коров преждевременной.

«Мы консультировались, мы глубоко изучали вопрос. Еще месяца три-четыре или вакцина, или лекарство от этой болезни, в любом случае, появится. Болезнь распространена почти по всей Европе, но там не слышно, чтобы они массово вырезали скот. Мы же скот свой изолировали, контакта не было. Пусть следили бы за нами. И можно было дождаться появления лекарства. Более грамотно подойти к этому вопросу. У нас же решили все остановить на корню, хотя не факт, что через год-два эта болезнь снова не проявится у отечественного КРС?! На сегодняшний день Европа же молоко не выливает в Дунай или еще куда: и молоко, и мясо - все используется, значит, установлено, что они на человека не передаются. При этом мы знаем, что в регионе есть другие хозяйства, в которых содержится скот, завезенный из-за рубежа больным, но реакция на эти факты противоположная. Получается, кому-то можно «болеть», а мы с моим коллегой Леоновым попали под раздачу».

…За окном кого-то убивают

Разговор с Ельтаем Зикириным состоялся как раз в день уничтожения австрийских коров. Животных вывезли на бросовые земли из числа госфондовских, где свалили в общий могильник.

«Коров уничтожают сегодня, хотя по всем новостям отчитались, что процесс ликвидации уже завершен, - сообщил Ельтай Зикирин. - Первая заминка произошла, когда эпидотряд приехал, а у них на руках не оказалось документов, уполномочивающих проводить уничтожение. Но в итоге им дали бумагу, подписанную ветврачом района, управлением сельского хозяйства, и процедура была начата. Второй момент - финансовый. Скот фактически принадлежит «Казагрофинанс», у нас он находится на хранении. В настоящий момент КАФ провел процедуру отторжения, от которой они вначале отказывались. Но мы их убедили. Там очень жесткие условия вплоть до уголовного преследования. Мы приняли скот под материальную ответственность, и рисковать этим не можем. Если отторжения скота от нас не было бы, нам бы образно одели петлю. Но пока, вроде, решилось все благополучно».

Мало того, как стало известно позднее, представители Минсельхоза обещали возместить и другие затраты фермеров.

«Государство достигло договоренности с АО «Казагрофинанс» о возмещении затрат животноводческим предприятиям, куда включены расходы на корм и уход за животными, а также зарплату рабочим, - сообщал ранее на брифинге председатель комитета ветеринарного контроля и надзора Министерства сельского хозяйства Казахстана Нигмат Жакупбаев. - Все это посчитается, подтвердится соответствующими документами и будет выплачено. Теперь все зависит от самих крестьян, насколько они быстро и аргументировано смогут доказать свои затраты. Все эти затраты государства подсчитают и потом включат в судебные иски к австрийской стороне. Мы предложили австрийской стороне добровольно забрать скот, и выплатить деньги, потраченные бюджетом, они отказались, но это вопрос больше не ко мне, а к руководству «Казагрофинанса».

А пока сами фермеры не уверены в возмещении их затрат.

«Мы получились заложниками ситуации. Мы зашли в этот кредит с 15% своих денег. Теперь, если нам эти средства не вернут, то получится очень не красиво. Люди будут звонить, спрашивать: «Как у вас там?», на наш опыт люди будут опираться, и на него сноску делать! Это, скажем так, политический серьезный вопрос. Сейчас сложно будет и местным акимам работать, ведь у каждого план есть - довести до крестьян, завезти скот. Программа будет на грани срыва, надо полагать. Как с нами поступят, так и другие будут реагировать, стоит ли в этот омут лезть».

Фермер подчеркнул, что затраты хозяйства на подготовку животноводческих ферм составили порядка 200 миллионов тенге. Были восстановлены базы, закуплены быки-производители, заранее, опять же для благополучной эпизоотической ситуации в стаде, загодя весь местный скот был выведен - реализован на мясо.

«Мы, безусловно, понимали, что это не выгодно, но также понимали и то, что содержание местного скота в непосредственной близи от импортного может привести к необратимым последствиям. К тому же в данной ситуации он также подпадал бы под уничтожение, а так хоть какие-то деньги выручили», - говорит Зикирин.

При этом не умаляется и ущерб, нанесенный решением уничтожить скот лизинговой организации.

«Казагрофинанс» участвовал в этом деле своими деньгами, причем немалыми, сможет ли он их вернуть, чем разрешится разбирательство на международном уровне - этот вопрос будет интересовать многих в селе.

Чрезвычайный случай в СКО натолкнул на много других размышлений на тему завоза импортного скота. Экс-министр сельского хозяйства Ахылбек Куришбаев, вообще предложил приостановить импорт скота из-за рубежа, назвав «мясной проект» ошибкой. Фермеры со своей колокольни нашли и другие нюансы. Ельтай Зикирин указывает на несовершенство страховой системы.

«При страховании завезенного скота жесткие условия. Страховым случаем может стать либо наводнение или землетрясение. Остальное ничего практически не признается. Случись вот такой форс-мажор, и фермер остается наедине со своими проблемами. А ведь сумма выходит немалая - за 10 лет практически 40 миллионов тенге», - говорит фермер.

Хэппи-энд?

Несмотря на все перипетии с импортными буренками, Ельтай Зикирин не теряет надежд завезти высокопродуктивный скот в хозяйство.

Новость на Казах-зерно:«Конечно, случай с заболеванием выбил нас из колеи. Как минимум год уйдет на восстановление сил. И мы снова примем участие в госпрограмме. Скот и его показатели очень понравились нам. Мы, конечно, не успели увидеть их в полной мере, но тот потенциал, который есть у симменталов - это настоящий прорыв в животноводстве. Да, год будет потерян, но мы потеряем еще больше, если поставим на этом крест. Ведь мы потратили значительные средства на восстановление баз. На подготовку сотрудников», - говорит аграрий.

Павла Леонова мы застали в бодром расположении духа. Фермера заверили в том, что вложенные собственные средства вернут. Вопрос решен положительно. В отличие от ТОО «Полтавское», здесь не стали сбрасывать собственное поголовье - содержали изолированно импортный и местный скот. Ежедневные заботы по содержанию поголовья занимают основную часть времени и понемногу стирают в памяти «инцидент Шмаленберга».

Для животноводов все обошлось благополучно, но станет ли уроком этот случай для животноводства Казахстана? Какие выводы сделают для себя все те, кто только собирался подавать заявку на лизинговый скот? А менее риторический вопрос, стоящий на повестке дня: вернет ли деньги австрийская сторона? Фермеры говорят, что вряд ли, Мамытбеков заверяет, что вернут, еще и суд, говорит, состоится не где-нибудь в Гааге, а здесь - в Казахстане.

Мы созвонились с пресс-службой «Казагрофинанс», который, как выясняется, остался крайним в этой истории. Нам пояснили, что в настоящее время устанавливается совместно с фермерами сумма ущерба, и понесенных затрат каждой стороной. Пока ничего определенного никто сказать не может: кто будет выставлять иск, в каком порядке, сколько получит каждая из пострадавших сторон, будет ли идти речь о моральном ущербе.

По признанию пресс-секретаря «Казагрофинанс», многое зависит от решения Минсельхоза, они взяли под свое кураторство инцидент с австрийцами. Будем надеяться, что Казахстан отстоит свое лицо на международной арене. В противном случае, окажется, что минсельхозовская телега, привычно мчащая у нас впереди лошади, давит еще и других животных…


Виктор Буднин

Газета «КазахЗерно.kz»

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com

Система Orphus

Добавить комментарий

Наши партнеры