КазахЗерно ИА

Реально ли в Казахстане развивать животноводство?

01 Дек 2016 10:33

Новость на Казах-зерно:Развивать животноводство можно. Но только при мощном государственном субсидировании - так считают костанайские сельхозтоваропроизводители.

- Еще года три назад мы почувствовали, что не можем конкурировать ни с Австралией, ни с Аргентиной,  - рассказывает собкору издания «КазахЗерно.kz» животновод со стажем Женис Жусупов. - Нас туда вывозили на экскурсии, потому что там отрасль мясного животноводства развита наиболее сильно. Но почему?  Себестоимость произведенной говядины очень низкая за счет отсутствия зимнего содержания и летней заготовки кормов. Крупный рогатый скот там практически дикий, людям удивляются, пасут их вертолетами. Можно сравнить его с теми же оленями или сайгой.

Теперь давайте подсчитаем наши затраты на выращивание говядины. Минимум пять месяцев у нас уходит на стойловое содержание стада. Плюс три месяца отдельная бригада, а то две-три занимается заготовкой кормов. При учете, если они есть. А  это дополнительная техника, ГСМ. Считайте те же самые осенне-полевые работы. Плюс зимнее содержание предусматривает не только усиленное кормление, но и подогрев воды, в некоторых местах - отопление, освещение. Добавьте сюда расчистку дорог, без которых до скота ни пробиться, ни накормить.

- Мы подсчитали, - продолжает Жусупов, - в Австралии себестоимость говядины составляет 300 тенге за кг, с учетом доставки - 600-700 тенге. У нас же себестоимость  доходит до 1000-1200 за кило. Как при таких ценах конкурировать. И тем более удивляешься, когда говорят: «Ваши предки гоняли тысячные табуны, гурты и отары, почему вы не можете?». В том-то и дело, что они гоняли, перегоняли с зимнего пастбища на летнее. Сейчас такой возможности нет. Как раньше не было возможности доставлять в Казахстан или Россию скот или мясо из Австралии.

Стоит ли тогда удивляться ценам на базаре, когда нам предлагают выложить 1500 тенге за килограмм говядины? Наверное, нет. Была бы только еще уверенность, что говядина местная.

Говорить, что государство сегодня не помогает животноводству субсидиями, нельзя. Расценки примерно такие: 18000 тенге на неплеменной скот, 20 тысяч тенге - на племенной. Эти деньги идут на одну голову в год на удешевление кормов.

- Помощь от государства есть, - говорит Жусупов, -  но, я думаю, что с учетом всех девальваций должны  на одну голову давать 50 тысяч в год. И это только на коров. А ведь у нас еще есть телята. Ладно, первый год он практически бесплатно обходится. А чтобы он превратился в говядину, корову или бычка, нужно три года. Поэтому нужно и на эту категорию скота выделять хотя бы 50% от взрослой коровы. Тогда животноводство станет рентабельным. При этом я не устаю повторять на претензии чиновников, когда они заявляют, что «мы плохо работаем» - «наши люди более трудолюбивые, чем те же канадцы и тем более латиносы». Они бы в нашу зиму с ее буранами умерли просто. У себя на родине при перегонах они дохлую скотину только через месяц «утилизируют». И вроде бы, все умные, но раз такие умные - подскажите нам, ЧТО сделать нам с зимой? Мы даже с Европой конкурировать не можем - из-за тех же субсидий…

Наш собеседник не случайно затронул тему содержания крупного рогатого скота. Сегодня по всему Казахстану идет акция по изъятию неиспользуемых земель, пастбищ. В какой-то мере она была спровоцирована «провалившимся» Законом о земле, который предполагал участие в освоении отечественных просторов широким кругом инвесторов.

- Что сегодня регламентируется нормативно-правовыми документами, - рассуждает Жусупов, - в среднем от 5 до 10 га на одну взрослую корову должно быть пастбищ. Если больше - штрафуют. Но у нас пастбища скудные, особенно, когда летом дождей нет, корова не нагуляется. А ведь где-то еще покос надо вести. Поэтому на одну голову должно быть минимум 15-20 га. На взрослую голову. Допустим, есть у меня 1000 голов КРС - сейчас это 5 тыс.  га пастбищ. А если я собираюсь расширяться,  где я потом эти земли возьму? Мы говорим: «в течение 3-4 лет мы свое поголовье доведем до 1500 голов - не штрафуйте». Нам говорят: «Нет, сегодня норма - такая»…

Стоит заметить, в Костанайской области многие регионы, особенно близкие к областному центру, испытывают дефицит в пастбищах. Отдельные хозяйства готовы бы увеличить поголовье лошадей или КРС, но сталкиваются с проблемой их выпаса. То есть можно предположить, что за лозунгом «Землю отдавайте!», - идет искусственное ограничение предстоящего роста отрасли животноводства. Словом, получается так: штрафуйте, одним днем живем, надо бюджет пополнять.

В ходе разговора о перспективах развития животноводства в Костанайской области и Казахстане в целом мы не смогли затронуть и тему различных программ, реализуемых Минсельхозом. Так как мой собеседник больше специализируется на крупном скоте, то его мнение его и касается:

- По большому счету, толку от программы «Сыбага» нет, - говорит Жусупов. - Пока мы видим только минусы. Вот сейчас по области прошел большой всплеск по бруцеллезу. Почему? Потому что крестьяне начали по всей области скупать за государственный счет, выполняя сверху скинутый план, скот. Контроля нет. Скот, локально размещенный, начал перемещаться. И если раньше где-то было два-три скрытых очага бруцеллеза, то сейчас он гуляет по всему региону. И из-за этого страдает экспорт в Россию. А теперь задумаемся: что такое «Сыбага»? Как она может повлиять на увеличение поголовья, если в одной и той же области скот покупается, и в одной и той же области продается?

Новость на Казах-зерно:Понятно. Что от  перемены мест слагаемых сумма не меняется - аксиома - от перемены слагаемых сумма не меняется. Если б мы покупали в других государствах поголовье, за государственные деньги, тогда бы действительно был рост. А по факту получается, что в одном районе/области поголовье коров/лошадей/овец убыло, а в другом прибыло. Но отчего-то статистика говорит, что прибыло везде…

-  Предприимчивые люди смогли бы приобрести 10-15 голов, но в программу начали загонять людей массово - план, - рассуждает Жусупов. - И люди некоторые начали разоряться из-за неумения работать, непредприимчивости. Пока об этом в открытую не говорят, но первые звоночки уже есть. Программы пробуксовывают, потому что люди сталкиваются с проблемой кормозаготовки и высокой рентабельности. Скот по  той же «Сыбаге» разнопородный и неконкурентный. По «Кулану», если посмотреть требования, на 15-20 кобыл требуется один племенной жеребец. А в Казахстане племконеводство не сильно развито. Единственный завод в Актобе, и, если честно, считать его таковым можно с натяжкой…

Наш собеседник неслучайно затронул тему болезней скота. Костанайская область в последнее время страдает от них очень сильно. Даже россияне стали опасаться из-за этого казахстанского мяса, о чем мы писали ранее. И повод у них был. Вот, к примеру, какой факт был выявлен только в начале ноября этого года: два месяца почти 400 больных бруцеллезом животных разгуливали «на свободе».

Лишь после вмешательства руководства области ветинспекция выдала предписание о введении ограничений на неблагополучное хозяйство. Еще 4 сентября сотрудники облветеринарии обнаружили, что в Челгашинском сельском округе Карасуского района пасутся 392 головы КРС, зараженные бруцеллезом. Оказалось, что этот скот был ввезен на территорию нашего региона из Северо-Казахстанской области нелегально.

- Вообще, эти животные находились в хозяйстве в Северо-Казахстанской области. Когда у коров взяли кровь на исследование, выяснилось, что 392 головы заражены бруцеллезом. Тогда фермеров заставили сдать их на санитарный убой. Чтобы сохранить поголовье, предприниматели привезли его в Карасуский район, где у них имеются земли. Здесь мы их и обнаружили, - рассказал руководитель управления ветеринарии Берикжан Кайыпбай. - Наши специалисты неоднократно выдавали предприятию предписания о том, чтобы зараженный скот сдали на убой, а здоровый поставили на учет. Мы обращались и через суд, и через правоохранительные органы, но владельцы животных не реагировали.

19 сентября акимат Карасуского района направил письма в ДВД области с просьбой о возбуждении уголовного дела на фермеров. Сейчас по этому факту ведется расследование.

Однако все это время ограничительных мер на хозяйство, где находился больной скот, наложено не было. То есть, по сути, владельцы животных имели право вывозить коров, а также продукцию в любых направлениях. Ведь официально запрет на это никто не давал. Местные исполнительные органы сделать это не вправе. Такие полномочия есть лишь у ветинспекции, но они почему-то два месяца тянули с принятием мер. И лишь после вмешательства руководства области ситуация наконец разрешилась. Обращение в Минсельхоз сделало свое дело, и 4 ноября местная ветинспекция выдала-таки предписание на введение ограничительных мероприятий.

А теперь комментарий по схожему случаю в Аулиекольском районе, который тоже не так давно был в эпицентре внимания в связи со вспышкой бруцеллеза…

- Да, эта проблема сегодня есть, - сказал аким района Жансултан Таукенов. - В этом году выявлено более 2,5 тыс. голов зараженного скота. Сейчас у нас введены ограничения в двух населенных пунктах. Они связаны с тем, чтобы полностью вывести положительное реагирование скота на эту болезнь. В рамках ограничительных мер проводится большой объем работы: дезинфекция, задействованы все ветслужбы. Данную деятельность мы будем продолжать, учитывая то, что на территории района у нас работает пять племенных хозяйств, и это очень сильно по ним бьет.

- Коснулась ли эта проблема племенных хозяйств, которыми славится район?

- Были вопросы по ТОО «Тимофеевка-Агро», «Аулие-Би», - говорит Таукенов. - Но в целом сегодня по этим предприятиям ситуация стабильная. Буквально на днях мы планируем провести в районе заседание постоянной комиссии областного маслихата, где будут рассматриваться вопросы ветеринарии именно по Аулиекольскому району. Мы подготовили ряд мероприятий, обозначили показатели, поставили на особый контроль ветеринарную службу, благодаря чему очаги заболевания будут сведены к минимуму. Но это очень большая работа.

- Выявлен ли источник инфекции? Ведь, многие считают, что вспышку всех болезней сельхозживотных спровоцировали программы, реализуемые в последнее время, такие как «Сыбага», «Кулан», которые предполагают перемещение скота?

– В какой-то степени, может быть, но мне кажется, что это мнение ошибочно, - говорит аким района. - Но надо отметить, что благодаря данным программам мы поднимаем отрасль животноводства. Бруцеллез - такая болезнь, которая не проявляется до поры до времени, а потом просыпается из-за ослабленного иммунитета скота, неправильного содержания, плохих помещений или выпасов. Здесь, скорее всего, вина владельцев, когда они передерживают больной скот. Теперь мы поняли, что без соответствующей ветслужбы, ветконтроля нам от этой проблемы не избавиться

Сегодня мир открыт, как никогда раньше, несмотря на санкции, которые вводятся для тех или отдельных стран. Если мы хотим накормить своей говядиной россиян, нужно предпринимать решительные шаги. Чтобы не получилось как с куриным производством - когда на казахстанских полках соседствуют яйцо  и мясо, завезенное из Евразийского союза.

- Сейчас много разговоров о мраморной говядине, - говорит Жусупов. - Но никто не понимает, что себестоимость этого мяса практически одинакова во всех концах света. Рынок узкий. Россия по мраморной говядине снабжает себя уже сама. И нам на него не пролезть. Наша ниша - мясокомбинаты, которым на колбасы порой легче взять мясо в Польше, Австралии, Канаде или где-то еще по оптовой цене. К этой мысли надо привыкнуть, и на нее работать.


Тимур Туркестанов

Газета «КазахЗерно.kz»


Система Orphus

Comments   

Кенжитай Амиров 2016-12-03 22:03
Люди интересные существа. В мире полном чудес, им удалось придумать скуку.

Терри Пратчетт
Quote
Северов 2016-12-01 23:54
Прогресс в Минсельхозе есть только он не выходит с фермерами на связь
Quote
Иван. 2016-12-01 20:57
Из года в год министры говорят по сути одно и тоже,почему?
Quote
Азиза 2016-12-01 18:59
Там Они в Минсельхозе действительно живут на другой планете.
Quote

Add comment

Security code
Refresh

Наши партнеры