Автор: . Дата создания:

Мукомолы Карагандинской области готовятся к самому напряженному периоду работы в году - переработке зерна нового урожая. И очень надеются, что им не помешают проблемы с транспортировкой. Ведь в прошлом сезоне дефицит вагонов и коллапс железнодорожных перевозок привел к срыву планов по экспорту муки.

В прошлом году Карагандинская область оказалась «забыта» - вагоны отправлялись в северные регионы, а в центре страны ощущался их острый дефицит, напоминает собкор издания «КазахЗерно.kz». В результате, местные мукомолы смогли выполнить свой план по переработке и отгрузке муки лишь на 35%. То есть, ими было продано порядка 200 тыс. тонн, тогда как в хороший год объём составлял 500 тыс. тонн.

Об этом на встрече с представителями железнодорожников и госорганов напомнил Дос-Мукасан Таукебаев, директор группы компаний «Мутлу», также являющийся главой Ассоциации мукомолов и хлебопеков Карагандинской области.

- Из-за проблем с отгрузкой в прошлом году мы меньше заработали,  - сказал  он. - Мы упустили тот момент, когда наши традиционные покупатели вели основной закуп. И наше место заняли мукомолы из других регионов.  А значит, бюджет нашей области получил меньше налогов, наши сотрудники получили меньшие зарплаты.

Сезон уборки зерновых культур в нынешнем сезоне начался с большой задержкой, поэтому и мукомолы начали свою работу лишь после 15 сентября, когда пошло первое зерно с полей. А многие только сейчас, в первой декаде октября, приступили к заключению контрактов. Так что, пиковая нагрузка на мельницы (а значит, и железнодорожные пути) только ожидается. Не возникнет ли сбоев во всей системе экспорта - вот что волнует мукомолов.

Всего в Карагандинской области 24 мукомольных предприятия, из них работает 21. При этом, обеспечить внутренний рынок способна и одна мельница. Все остальные должны работать на внешние рынки, выполняя в том числе и поручение Президента РК в 2,5 раза за пять лет увеличить экспорт переработанной сельхозпродукции.

- В настоящий момент вагонами мы обеспечены полностью, - говорит Дос-Мукасан Таукебаев. - Но тут есть важная оговорка - мы пока не начали работать на полную мощность. На большие объемы мы выйдем в середине октября, и тогда увидим, насколько готовы железнодорожники. Пока они дают нам гарантии, что повторения прошлогодних проблем не будет. Также и с государственными органами мы договорились о том, что оформление грузов будет идти оперативно, вплоть до выхода их сотрудников в выходные дни для выдачи фитосанитарных сертификатов и таможенного оформления. В этом нам помогла Карагандинская палата предпринимателей «Атамекен».

Экспортные перспективы Дос-Мукасан Таукебаев считает намного более оптимистичными, чем ранее. Ведь в нынешнем сезоне во многих региона мира случилась засуха, что повысило спрос и на зерно, и на муку. Предварительно мукомолы оценивают объем отгрузки на 20 - 30% выше, чем в 2016, когда на экспорт ушло 500 тыс. тонн муки из Карагандинской области. Но опять же, это станет возможно только в случае чёткого взаимодействия с транспортниками и госорганами.

- Причина проблем прошлого года была в нашей неорганизованности, - говорит Дос-Мукасан Таукебаев. - В нынешнем году все эти проблемы решены, чему помогло создание штаба, который возглавил заместитель акима Карагандинской области Серик Шайдаров. Железнодорожники извлекли горькие уроки из прошлогоднего опыта. И мы надеемся, что проблемы не повторятся.

По словам Ербола Сарсенбаева, представителя ТОО «KTZ Express», в регионе создан специальный вагонный парк (порядка 500 вагонов), предназначенный только под погрузку муки и зерна и не задействованный под другие грузы. Работа в таком формате должна позволить оперативно подавать вагоны под погрузку и отправлять товары покупателям. При этом, железнодорожники просят самих грузоотправителей сокращать сроки погрузки-разгрузки и для более быстрого оборота. 


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Минсельхоз Казахстан актуализировал пятилетнюю госпрограмму развития агропромышленного комплекса, внеся в неё ряд изменений. На чем поставлены новые акценты и какие дополнительные инструменты появились у аграриев страны, читателям «КазахЗерно.kz» рассказал Арман Евниев, первый вице-министр сельского хозяйства РК.

Традиционно, госпрограммы разрабатываются сроком на пять лет - не только в сельском хозяйстве, а в любой отрасли. Но в случае с АПК это создаёт сложности, поскольку цикл любого инвестиционного сельхозпроекта длится намного дольше, чем четыре-пять лет. Поэтому, при актуализации госпрограммы развития АПК РК был использован инновационный подход.

- Госпрограмма предполагает расчет потребности в финансовых ресурсах, в том числе бюджетных, - поясняет Арман Евниев. - И когда мы идём защищаться в правительство и в парламент, мы не можем показать реальных впечатляющих результатов, амбициозных показателей, которые реально достигнуть за этот период. Потому цикл в животноводстве - он больше пяти лет. Чтобы инвестиции окупились, нужно не менее десяти лет. Это «выстрелит», даст результат, но нужно подождать.

А у нас горизонт госпрограммы - 2021 год. Вот и получается разбалансировка. Тот результат, который мы можем показать в 2021 году - он не впечатляет, и нам сложно убедить правительство выделить под него ресурсы. Выход мы нашли в том, что госпрограмму определили некой платформой, на которую накладываем более детально проработанные отраслевые инвестиционные программы. Они - уже десятилетние. В частности, уже презентована программа развития мясного животноводства до 2027 года. И в ней мы уже можем показать, какие показатели будут достигнуты за оптимальный период реализации. Аналогичные программы будут разработаны для овцеводства, птицеводства, производства молока и так далее.

У банкиров есть такой термин - недофинансирование. И в первом варианте  (пятилетнее планирование) сельхозотрасль всё время недофинансируется, на что постоянно обращают внимание крестьяне. Минсельхоз вроде бы всегда и готов был дать больше денег, но не мог. Из-за этого не получалось достичь максимального эффекта от вложений. А новый подход эту проблему решает.

Инновацию Минсельхоза поддержали и правительство, и парламент. Так что, отныне госпрограмма на 2017 - 2021 годы - это только первый этап развития АПК. Да, определённые результаты за этот период будут достигнуты. Но окончательный итог будет подводиться за десятилетие, в 2027 году. Напомним, основной индикатор по животноводству - увеличить производство мяса с 600 тыс. до 1,6 млн. тонн в год, создав еще 80 тысяч семейных ферм вдобавок в 20 тысячам, имеющимся на нынешний момент.

Благодаря новому подходу аграрная отрасль получит более реальное планирование, что обеспечит стабильность и последовательность в развитии. Ведь бизнесу теперь видно, что собирается делать правительство, какая у государства аграрная политика, куда она идет, на какие параметры нужно выйти.

- Это всё равно, что при строительстве города разработать генплан, на котором понятно, где какие кварталы, дороги, здания и сооружения, - приводит сравнение Арман Евниев. - Наша госпрограмма - это такой генплан.

Причём, чтобы быть последовательным до конца, Минсельхоз затронул и смежные сферы, критически важные для развития сельского хозяйства. Ведь проблемы есть в производстве сельхозтехники, химической промышленности, а также строительстве дорог, подготовке кадров, прокладке интернета, и многом другом. Все эти вопросы нужно решить, чтобы выполнить поручение главы государства и поднять производительность труда в АПК в 2,5 раза.

- Современный комбайн - это как самолёт, и механизатор должен иметь соответствующую квалификацию, чтобы им управлять, - говорит первый вице-министр. - Также нужны грамотные механики, чтобы его ремонтировать, обслуживать, поддерживать в работоспособном состоянии. Плюс, нужен целый ряд других специалистов - от агрономов до зоотехников. Чтобы такого качества профессионалы были готовы жить в селе, да еще со своими семьями, там должны быть созданы все условия - от наличия связи и качества дорог до образования и здравоохранения высокого уровня. Элементарно, в селе должны быть кафе и кинотеатры, куда можно сходить с семьей. Огромное количество казахстанцев, 43% населения, живет в сельской местности. И им нужно обеспечить высокое качество жизни. Для нас, Министерства сельского хозяйства, немаловажно, чтобы все эти вопросы были решены. Поэтому в актуализированный вариант госпрограммы развития АПК РК на 2017-2021 годы  мы включили этот раздел. Его там не было, но мы его внесли.

Правительство Минсельхоз в этом поддержало, план одобрило. Так что теперь получается, что на генплан (госпрограмма) уже есть и отраслевые инвестиционные программы, и смежные программы, межотраслевые, для решения всех обозначенных проблем. Есть и третья группа программ - региональные. С каждой областью аграрное ведомство начинает работать в конкретных направлениях.

Что касается денег на финансирование всех этих планов, то Минсельхоз рассчитывает не только на госбюджет. Есть расчёт на то, что на каждый вложенный государством тенге придёт четыре тенге с рынка. Потому что бизнесу сейчас понятна перспектива, транснациональным компаниям всё понятно, и они  готовы инвестировать в развитие АПК и развитие сельских территорий.

- И конечно, мы меняем направления, по которым будем распределять бюджетные средства, - отмечает Арман Евниев. - В госпрограмме чётко обозначено, что мы отказываемся от так называемых товарно-специфических субсидий, всех этих выплат на гектар, килограмм, литр. С бизнесом мы это обговорили и пришли к пониманию. Потому что, во-первых, это сложно администрировать. Во-вторых, никакого бюджета на это не хватит.  И самое главное, такой подход напрочь убивает предпринимательскую инициативу: фермер уже не смотрит,  что ему выгоднее производить, что он сможет продать. Все смотрят только на то, за что можно получить субсидию. Поэтому цена ошибки чиновников становится непомерно высока, когда они через субсидии стимулируют на производство конкретного вида сельхозпродукции.

У Минсельхоза сейчас другой подход: не указывать, не диктовать через субсидии, чем кому заниматься. А дать возможность аграриям самим определять, что для них выгоднее. И получать под это финансирование. Инструментов господдержки два: инвестсубсидии в размере 25% от вложений, а также субсидирование ставки по кредиту в банке второго уровня.

- Причём, мы пришли к тому, что инвестсубсидия может служить первоначальным взносом по кредиту, - отмечает Арман Евниев. - Эти два инструмента помогут решить много проблем в финансировании отрасли. По сути, сейчас без собственных денег можно начать свой проект в сельском хозяйстве.


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Два года назад в Казахстане начала работу земельная комиссия с широким общественным представительством. Ее целью было учесть мнение народа в вопросах использования основного ресурса государства - земли. На основе мнений и предложений были разработаны сотни поправок в Земельный Кодекс РК. В мае Президент РК их подписал, и 8 июня они вступили в силу.

Одно из главных изменений касается процедуры предоставления земельных участков в аренду, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». А именно: отныне акиматы будут формировать состав земельных комиссий с тем расчетом, чтобы не менее половины их состава представляли общественники, в том числе, члены палаты предпринимателей «Атамекен». Состав будет утверждаться сроком на год, после чего меняться. Председательствовать в комиссии будет заместитель акима, курирующий земельные вопросы. Плюс к тому, каждый раз при рассмотрении вопроса аренду участка в том или ином месте, в состав комиссии будут включаться еще два человека - аким этого сельского округа и один из жителей населённого пункта, выбранный на общем сходе. Сделано это для обеспечения прозрачности процедуры рассмотрения конкурсных заявок.

Кстати, при рассмотрении заявок приоритет будет отдаваться тому предпринимателю, кто представит лучший бизнес-план работы на земле, а также возьмет на себя обязательства по созданию новых рабочих мест. 

Еще одно новшество касается именно земель сельхозназначения. Отныне такие участки должны выставляться на конкурс акиматами с уже разработанным за бюджетный счёт пакетом документов. В том числе, земельным проектом. Кроме того, информация о тех, кому предоставлены участки, должна публиковаться ежемесячно. Прежние правила предписывали обнародовать информацию раз в квартал.

При этом, расширены полномочия властей за контролем по использованию земли. Первые пять лет аренды будет вестись постоянный мониторинг эффективности работы. Это - соблюдение севооборота, поддержание урожайности на высоком уровне, недопущение зарастания пашни сорняками. В случае выявления нарушений, последует обращение в земельную комиссию. Она уже примет меры - вплоть до изъятия участка.

Для недопущения скопления большого количества участков в одних руках, решено установить ограничения на площадь, которую может арендовать один предприниматель. Конкретные лимиты разработают на уровне правительства и акиматов областей. 

А вот что должно порадовать абсолютно всех жителей сельских населенных пунктов, так это запрет на предоставление в аренду земель вокруг сёл. Эти земли отныне будут служить для выпаса общественного стада, что поможет решить вопрос с пастбищными угодьями для ЛПХ. Более того, акиматы теперь имеют право прервать договоры аренды с предпринимателями на такие земли, и отдать их в распоряжение сельчан. Кстати, земли в приграничной полосе теперь тоже нельзя отдавать в аренду под сев сельхозкультур. Теперь там можно лишь пасти скот и косить сено.

При этом, в Казахстане продолжает действовать мораторий на предоставление в аренду земли иностранцам и юридическим лицам с иностранным участием. Его срок - до конца 2022 года. После этого будет принято решение, продлевать его действие или двигаться в ином направлении.

Однако, предприниматели, работающие в сельском хозяйстве, уже сейчас говорят о сложностях, которые страна получили из-за введённых ограничений.

И дело даже не в том, что новые инвесторы, планировавшие начать работу в АПК Казахстана, не могут теперь вкладывать свои деньги в отрасль, поскольку не имеют права получить землю в пользование. Но ведь и те компании, которые ранее пришли в сельское хозяйство Казахстана и успели себя хорошо зарекомендовать, оказались в сложнейшей ситуации. Ведь если срок ранее оформленной аренды у них закончится в период до 2022 года, продлить ее они не смогут.

На это обратил внимание Павел Лущак, член регионального совета палаты предпринимателей Карагандинской области, где прошло совещание по обсуждению новшество в Земельном Кодексе. Участие в его работе приняли представители Минсельхоза РК, республиканской палаты предпринимателей, местные органы власти и фермеры.

- Иностранных инвесторов приглашали в страну, обещая поддержку, - отметил Павел Лущак. - Есть совместные предприятия, работающие достаточно долгое время и зарекомендовавшие себя как лидеры отрасли. Им землю давали в аренду на 10 лет. И сейчас ситуация такая: если срок аренды заканчивается в период действия моратория, у них нет возможности продолжать работу. Что им делать? Бросать бизнес и уходить? В этом случае, теряют все стороны. Тем более что у многих из них остаются обязательства по кредитам и лизингу.

При этом, без инвестиций невозможно решить базовые для отрасли вопросы. В частности, обновление парка сельхозтехники. По данным МСХ РК, в прошлом году обновление шло темпами примерно в 2% в год. Сейчас аграрное ведомство ставит задачу поднять их до 6%. Хотя, мировой стандарт - 12%. Но и половину от этой величины достичь будет очень и очень сложно, если инвесторы не будут приходить в Казахстан. И уж тем более, если уже работающие у нас начнут уходить.

Проблему самым серьезным образом изучат в Минсельхозе, пообещала Самал Ескалиева, главный эксперт управления развития земельных отношений и землеустройства Комитета по управлению земельными ресурсами МСХ РК. Она отмечает, что работа над оптимизацией земельного законодательства продолжается, и уже в следующем году планируется новая порция поправок. Возможно, затронут они и судьбу уже работающих в стране иностранных инвесторов.

- Конечно, позиция НПП «Атамекен» будет учитываться в работе над совершенствованием норм, - сказала Самал Ескалиева. - Пока же выход мы видим один: иностранному партнеру временно выйти из состава учредителей юридического лица. Тогда оно сможет продлить аренду земли.

При этом, упрощена процедура продления аренды для казахстанских граждан. Если предприниматель отработал весь срок без нареканий, если границы участка не изменились, то акиматы вправе продлить аренду «автоматом», без рассмотрения этого вопроса на земельной комиссии.


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Непростая ситуация сложилась в селе Петровке Есильского района Северо-Казахстанской области. Долгое время сельчане жили, как они сами выражаются, «под игом» СП «Трансавто». Печально известная в нашем регионе зерновая компания мало того, что практически не платила людям зарплату и не делала пенсионные отчисления, так она еще и заложила все имущество ТОО «Столыпинское», включая земли пайщиков, в банк.

Когда исполнительный директор и пайщики узнали об этом - более десяти лет спустя (!) - они начали бороться за свои земли, за свое село, а фактически - за право на жизнь. Борьба, в которой со временем появились новые действующие лица, продолжается уже третий год, и до сих пор не известно, кто выйдет из нее победителем.

Было ваше - станет наше?

ТОО «Столыпинское» работает под началом СП «Трансавто» с 2001 года. По словам нынешнего директора хозяйства Николая Ионова, головное предприятие давно прекратило финансирование хозяйства. Сначала платили по 20-30% от заработной платы раз в два-три месяца, а потом и вовсе перестали обращать внимание на полуразоренное хозяйство, людей, их нужды и потребности.

По словам бухгалтера ТОО Татьяны Клен, основные средства - техника, оборудование, здания и сооружения - с 2001 года не обновлялись и не ремонтировались. Большая часть имущества за эти годы морально и материально устарела.

«С 2015 года СП «Трансавто» практически прекратило финансирование, мы по полгода не получали зарплату, - говорит собкору издания «КазахЗерно.kz» Николай Ионов. - Жили на энтузиазме. Кто-то уходил, уезжал из села. Горстка людей осталась. Нам оставляли только 5% от урожая - раздать паи людям. Бывало, что даже семян, которые мы должны сеять весной для их же фирмы, не было. Зерно все вывозили».

Когда дошло до того, что посевная на носу, а сеять не на что, руководитель ТОО «Столыпинское» Николай Ионов принял решение взять кредит в банке. Оформляли его не на ТОО «Столыпинское», а на созданное ранее другое ТОО - «Петровка Агро».

«Долгое время мы спасались только за счет хозяйства «Петровка Агро», которое было создано в 2008 году. Тогда мелкие КХ изъявили желание войти в состав ТОО «Столыпинское», но головное предприятие было категорически против переоформления документов. Поэтому создали новое хозяйство - ТОО «Петровка Агро». Так мы засевали земли «Столыпинского» за счет «Петровки Агро», чтобы хоть как-то выживать».

Оформляя кредит на посевную в 2016 году, Николай Ионов узнает, что все имущество ТОО «Столыпинское», включая земли пайщиков, заложено в «БТА Банке».

«Видимо, учредители брали огромные кредиты в этом банке под залог нашего имущества и не смогли с ними рассчитаться, - поясняет бухгалтер ТОО «Столыпинское» Татьяна Клен. - Раз не смогли рассчитаться, банк вправе продать наше имущество, чтобы погасить задолженность».

Закон и устав предприятия запрещают закладывать земли пайщиков без их согласия. Для того, чтобы заложить земли, учредители должны были провести общее собрание пайщиков и обсудить этот вопрос. Разумеется, мнение народа никто не спросил.

Узнав, что земли заложены, руководитель ТОО «Столыпинское» Николай Ионов собрал пайщиков. «Мы обязаны были доложить людям обстановку, - говорит Николай Александрович. - Я сказал: ситуация сложная, может получиться так, что свою землю вы потеряете, она уйдет в банк за долги».

Один из инициативных сельчан - Амандык Айтжанов - твердо решил подавать в суд на СП «Трансавто», «БТА Банк», ТОО «Столыпинское» и ААА «Консорциум», которому «БТА Банк» передал права на заложенное имущество. Подал и выиграл. Суд признал договор залога недействительным. Глядя на успех односельчанина, еще 90 пайщиков последовали его примеру и получили аналогичные решения суда.

И снова долги

Плохая новость, как беда, не приходит одна. Едва сельчане успели отойти от одного известия, им сообщают другое: ТОО «Столыпинское» должно заплатить государственную пошлину в размере 153 миллионов тенге.

«Откуда она взялась? Полагаю, что из инвестиционного фонда, - поясняет бухгалтер ТОО. - Скорее всего, и там СП «Трансавто» брало миллионные кредиты, вовремя не рассчитались, и образовалась госпошлина. Ее раскидали по всем 13 хозяйствам «Трансавто». Элеваторы этой компании получили по 14 миллионов долга, а мы, сельхозники - по 153 миллиона. Взыскать государственную пошлину с нас должен был государственный судебный исполнитель. Нам сообщили, что ТОО «Столыпинское» будут продавать, чтобы закрыть эту госпошлину».

Назначенный государственным судебным исполнителем оценщик, заключил: рыночная стоимость имущества и земель «Столыпинского» - около 51 миллиона тенге.

С оценкой имущества был категорически не согласен кредитор - «ААА «Консорциум». По данным залогодержателя, все, что имело на тот момент ТОО «Столыпинское», стоило в разы дороже. Компания подает в суд на государственного судебного исполнителя, который принял недостоверный, по их мнению, отчет об оценке с явно заниженной рыночной стоимостью имущества. Суду представитель ААА «Консорциум» предоставил другой отчет об оценке того же имущества, сделанный «Независимой оценочной компаниейKazPrice». Там сумма оказалась куда выше - 656 106 000 тенге.

«Представители этой оценочной компании к нам не приезжали, реальную картину они не видели, - утверждает Татьяна Клен. - Я не могу понять, как алматинский оценщик смог оценить в 600 с лишним миллионов наше имущество. С 2001 года, с момента покупки хозяйства, ТОО СП «Трансавто» не вкладывало деньги в обновление, реставрацию, ремонт и пополнение основных средств, что привело в упадок движимое и недвижимое имущество. Подавляющая часть имущества имеет полный физический износ».

Суд установил, что в данном отчете «при оценке движимого имущества отражены лишь сведения, имевшиеся в бухгалтерской документации предприятия (балансовая, остаточная стоимость), исходя из которых и выведена среднерыночная цена объектов». Суд решил, что первоначальный отчет об оценке «отражает наиболее соответствующую рыночную стоимость выставляемых на реализацию объектов».

Преждевременные выводы?

«После того, как суд принял это решение, нам объявили, что будут продавать все имущество ТОО за 50 миллионов тенге, - рассказывает Татьяна Клен. - Конечно, мы были заинтересованы в сохранении хозяйства, мы сразу стали искать деньги, нашли, и буквально на следующий день купили все имущество «Столыпинского» за ту цену, которая была установлена государственным судебным исполнителем».

В качестве покупателя выступило ТОО «Есиль Петровка». В ТОО «Столыпинское» и в ТОО «Петровка Агро» директором является Николай Александрович Ионов. Вновь созданное ТОО «Есиль-Петровка» возглавила бухгалтер ТОО «Столыпинское» Татьяна Васильевна Клен.

«Закон не запрещает одному и тому же человеку открывать и возглавлять несколько ТОО», - говорит Николай Ионов.

Закон, действительно, не запрещает. Но у налоговых органов такие ситуации чаще всего вызывают вопросы, сомнения и подозрения. Очередная проверка не заставила себя долго ждать. Более того, на купленное 6 декабря 2017 года у ТОО «Столыпинское» имущество наложены обременения, из-за которых ТОО «Есиль-Петровка» до сих пор не смогло зарегистрировать покупку.

«По решению суда от 15 февраля 2018 года было снято обременение с имущества ТОО «Столыпинское», - пишет директор ТОО «Есиль-Петровка» Татьяна Клен в заявлении руководителю УГД по Есильскому району Ж.Ж.Батыргужинову. - 15 марта Управление государственных доходов по Есильскому району подает апелляционную жалобу в областной суд, 10 мая апелляционный областной суд оставил решение первой инстанции без изменений. В период судебных процессов были наложены дополнительные обременения. «Есиль-Петровка» до сих пор не может юридически оформить приобретенное имущество».

Также в заявлении Татьяна Клен указывает: «По решению суда указанное имущество принадлежит ТОО «Есиль-Петровка» на основании договоров купли-продажи, где ТОО «Есиль-Петровка» не является правопреемником ТОО «Столыпинское» и не может нести ответственность по налоговым обязательствам и обязательствам по исполнительным производствам последнего, а, следовательно, наличие на них обременений, наложенных УГД по Есильскому району, является незаконным».

Руководитель УДГ по Есильскому району объяснил, почему налоговые органы не согласны с вышеупомянутым решением суда в своей апеляционной желобе.

Из жалобы следует, что в данном случае суд, отменяя решение о наложении обременений, должен был руководствоваться нормами не гражданского, а налогового законодательства. Также руководитель УГД по Есильскому району отметил подозрительно низкую оценочную стоимость земельных участков и имущества, что, по его мнению, «свидетельствует о сговоре представителей ТОО, лица, проводившего оценку имущества ТОО «Столыпинское» в части занижения оценочной стоимости имущества, и судебного исполнителя».

«Выводы суда являются преждевременными и противоречат вышеуказанным нормам законодательства РК, принципам законности», - отмечает Ж.Ж.Батыргужинов.

«Уже ни в чем не уверен»

«После того, как я написала заявление о снятии обременений - началось нечто, - говорит Татьяна Клен. - К нам приехали две бригады проверяющих из налоговых органов. На ТОО «Столыпинское» завели уголовное дело по статье 190 Уголовного кодекса РК «Мошенничество». Недавно вообще приехали проверять хронометраж. Какой хронометраж может быть в сельском хозяйстве? Пшеница растет 75 дней, за молоко получаем расчет один раз в месяц, мясо нужно растить два года. Откуда у нас ежедневный доход, который они хотят измерить? Я считаю, что на нас просто оказывают психологическое давление. Три года ходим по судам, у нас уже нет сил бороться».

Уголовное дело, заведенное на хозяйство, здесь называют сфабрикованным, а проверки, которые регулярно проводят сотрудники налоговых органов - незаконными. Так, методом психологического давления на руководство, по мнению Николая Ионова, хотят ликвидировать предприятие или передать его в руки очередного инвестора.

«Я считаю, что дело завели без законных оснований, - говорит Николай Ионов. - Да, есть у ТОО «Столыпинское» долги по налогам и другим платежам, отчислениям - более 30 миллионов тенге. СП «Трансавто» не делало пенсионные отчисления своим работникам, например. До ноября эти долги мы погасим. Остальные обвинения считаю необоснованными».

«Зачем кому-то идти в разбитое село, когда можно поиметь нормальное хозяйство с хорошими землями и налаженным производством, - задается риторическим вопросом Николай Ионов. - Видимо, Петровка - это лакомый кусочек для кого-то. Но ведь нужно понимать, что кроме животноводства и полей есть еще и село. Есть люди. И это хозяйство создавалось, в первую очередь, людьми. Они и должны работать на этой земле. Я питал надежду, что когда мы выйдем из состава СП «Трансавто», мы будем жить лучше. Но теперь я уже ни в чем не уверен».

«Нам говорят, что мы не имели права открывать несколько предприятий. Почему? Закон этого не запрещает! Если нам предложили купить хозяйство, почему мы не должны воспользоваться этой возможностью, чтобы сохранить село? Мы это и сделали! Мы открыли новое предприятие не для того, чтобы скрыть налоги, а для того, чтобы сохранить село. Какие налоги мы можем скрыть, если основную продукцию - зерно - мы получаем раз в год? Получили - заплатили налоги. Какой самовольный вывод земли? У нас две папки с решениями судов. Эти земли принадлежат людям. Мы единственные из 13 хозяйств СП «Трансавто», кто пытается сохранить производство. И на нас еще оказывается давление. Какое давление может быть? Нам поддержка нужна, а не давление. Мы работать хотим: честно, спокойно и качественно, а не по судам ходить. Сил уже нет, ни моральных, ни физических, честное слово. Нам просто выкручивают руки», - говорит Татьяна Клен.

«Для меня эта земля - всё»

Кстати, многие сельчане поддерживают все начинания руководства базового предприятия. И стремление сохранить производство - в первую очередь. Слово «инвестор» здесь едва ли не ругательство, местные жители ни о каких инвесторах даже слышать не хотят. Петровчане опасаются, что если действующее агроформирование ликвидируют, то на эти земли придет очередной барин, который будет вывозить с их полей зерно, оставляя после себя разбитые дороги, долги и нищету.

«Мы с инвесторами работали уже. И что? Они только делали нам долги. Они не думали о народе, они не знали, какая ситуация в селе, какие проблемы у людей. Все проблемы сельчан решал Николай Александрович. Но не инвесторы. Инвестор увозил продукцию», - констатирует Татьяна Клен.

«Я не знаю, кто заварил эту кашу, кому это выгодно, но я точно знаю: ни одному жителю нашего села это не надо. Мы тут все друг друга знаем, всю жизнь знаем Николая Александровича. Это человек, который первым приходит на помощь жителям Петровки в любой беде, - говорит председатель совета ветеранов Петровки Тамара Иговцова. - Мы все вместе радуемся каждому успеху хозяйства, даже самому маленькому: побелили базы, закупили скот, запустили молокопровод, высадили деревья... Я не знаю, как общественность в 90-ые годы допустила, чтобы наше производство перешло в чужие руки, но я точно знаю, что сейчас этого допустить никак нельзя. Мы только начали подниматься с колен».

«Я десять лет проработал здесь агрономом, я прекрасно знаю, что такое «Трансавто» и сколько нужно было приложить усилий, чтобы выйти из него, - говорит пенсионер Геннадий Викторов. - «Трансавто» - не первый инвестор здесь. Сколько их было? «Голден грей», «Синегорье», «Трансавто»... Ни один из них о людях не думал. Когда Николай Александрович стал завозить скот, развивать животноводство, его с должности хотели снять за эту инициативу, потому что инвестору КРС не нужен. Ему нужно зерно. А нас в тяжелые годы спас именно этот скот! Мы тогда всем коллективом ездили к акиму района, чтобы отстоять нашего директора. Ни один инвестор в инфраструктуру деревни ни одного тиына не вложил. И вот, как только у нас надежда на лучшее появилась, как только село стало преображаться, на наше предприятие началось вот это давление. Мы хотим, чтобы на этой земле работали свои люди, которые тут живут. Если придет инвестор - все начнется сначала. Приедут «Камазы», с поля все зерно заберут, отходы людям оставят или нет - большой вопрос. Будем жить как в 90-ые годы. Вот чего мы боимся».

«Когда я судился, мне представитель «Консорциума» говорит: «А чего ты, дед, выступаешь за эти копейки, за свои 12 гектаров?». Я говорю: «Это для тебя копейки, а я тут всю жизнь проработал, для меня эта земля - всё». Они этого не понимают, - говорит Амандык Айтжанов. - Вот такая ситуация. Суды выиграли, а толку нет».

«У нас хороший руководитель, дружный коллектив, мы сами сможем работать, зачем нам чужие, - говорит завскладом МТМ Ирина Барбашова. - Мы хотим, чтобы нас просто оставили в покое. Мы помощи ни у кого не просим, мы все можем сделать своими силами. Мы справимся. Просто не мешайте нам жить».


Дарья Тушина

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Банковская система Казахстан трещит по швам. Целый ряд финансовых организаций либо уже закрылся, либо испытывает проблемы. Кому на руку эта ситуация? Крупным игрокам рынка, которые в условиях исчезновения (либо ослабления) конкуренции могут позволить себе хамоватое поведение монополиста.

Что имеется в виду, объяснять долго не надо: любой монополист чаще всего не считается с чужими интересами, так как уверен, что может себе позволить что угодно, поскольку незаменим.

Для справки: «Народный банк Казахстана» («Halyk Bank») выкупил контрольный пакет акций Казкоммерцбанка, АО «БТА Банк».

В случае с сельским хозяйством всё еще хуже, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». И в лучшие-то времена банкиры смотрели на агропромышленный комплекс сквозь пальцы. Вкладываться с этот сектор казахстанской экономики всегда считалось делом рискованным из-за непредсказуемости климата, неприбыльным - из-за постоянных колебаний цен на сельхозпродукцию, и неперспективным - из-за отсутствия у большинства крестьян залогового имущества под кредиты.

Поразивший банковскую систему страны кризис только усилил всё это в отношении АПК. Связываться с крестьянами никто не хочет, поскольку к вышеперечисленным проблемам также добавился такой негатив, как чехарда с министрами и программами развития, снижение цен на основные виды сельхозсырья, проблемы с отгрузкой из-за дефицита вагонов.

Ну, и банки решили не церемониться с клиентами, занятыми в сфере АПК. От них избавляются, благо, в стандартном договоре указано множество причин, по которым банк может отказаться работать с клиентом.

Вот, пример фирмы, занимающейся зерном. Не далее как 5 мая ее директор получил из «Halyk bank» уведомление о расторжении договора об открытии счёта. Конкретно причина такого действия не названа, просто перечислены различные  пункты стандартного договора, дающие банку право на закрытие счёта - от поддержки терроризма до попадания в санкционный список. Естественно, у скромного агроформирования  никаких провинностей перед банком нет. Так что об истинных мотивах мы можем лишь догадываться. А наиболее вероятную мы назвали ранее - риски работы в АПК, которые банки в нынешней обстановке брать на себя не хотят.  Поэтому случаев, подобных этому, становится все больше.

Теперь только государство может защитить интересы малого и среднего сельского бизнеса. Антимонопольным органам пора обратить внимание на то, как сильно понизился уровень конкуренции в банковской сфере страны. Это повод либо использовать существующие механизмы, либо ввести новые, задачей которых станет отстаивание права любого предпринимателя получать банковские услуги высокого класса там, где ему хочется, а не там, куда его отправил слишком крупный игрок.

Справка Wikipedia

Собственники: крупным акционером АО «Народный Банк Казахстана» является АО «Холдинговая Группа «АЛМЭКС» с долей владения 73,4% от акций банка. АО «Холдинговая Группа «АЛМЭКС» на паритетной основе контролируется Тимуром Кулибаевым с супругой Динарой Кулибаевой - зятем и дочерью президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Руководство: председатель правления банка - Умут Шаяхметова (председатель правления с 2009 - по настоящее время), председатель совета директоров - Александр Павлов. Ранее руководящие посты в банке занимали: Зейнулла Какимжанов (в 1994-1997 годах был председателем правления банка), Карим Масимов (в 1997-2000 годах был председателем правления банка), Анвар Сайденов (председатель правления в 2000-2002 годах), Кайрат Сатылганов (председатель правления в 2002-2003 годах), Асия Сыргабекова (председатель правления в 2003-2005 годах), Григорий Марченко (председатель правления в 2005-2009 годах).


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Непонятная аграриям политика государства в отношении использования приграничных земель приводит к тому, что огромные площади казахстанской пашни используются неэффективно. Крестьяне несут убытки там, где могли бы зарабатывать. При этом, земледельцы сопредельной территории подобных проблем не имеют.

Казахстан имеет сухопутные границы с Россией на востоке, севере и северо-западе, на юге - с Узбекистаном, Киргизией и Туркменистаном, а на юго-востоке - с Китаем. И почему-то из всех этих рубежей самым охраняемым оказался именно российско-казахстанский. Во всяком случае, такой вывод казахстанские крестьяне делают из практики использования сельскохозяйственных земель - на полосе шириной 150 метров от границы с Россией им запрещено вести хозяйственную деятельность.

Сухопутная граница между Казахстаном и Россией составляет без малого 7 тысяч 600 километров - первое место в мире по протяженности! Учитывая это, понятна серьезность проблемы - грубый подсчёт говорит о том, что крестьяне лишены возможности использовать более 110 тыс. гектаров. Для наглядности, скажем, что пшеница с этой площади при средней урожайности приносила бы за сезон около 150 тыс. тонн зерна. В нынешний ценах - 6,3 млрд. тенге!

Что интересно, ограничение действует только в отношении границы с РФ. Приграничная территория с Узбекистаном, например, активно используется в сельском хозяйстве. Обычная ситуация для юга, когда теплица стоит практически впритык к территории соседней страны.  

Такой подход выглядит тем более странным, учитывая теснейшее экономическое и оборонное взаимодействие Казахстана и России, выраженное в членстве в ЕАЭС и ШОС. Между государствами уже несколько лет нет таможенных постов, подписаны многочисленные договоры о сотрудничестве в самых разных сферах. Не говоря уж про то, что  история дружбы и взаимодействия насчитывает сотни лет, и нет ни одной причины сомневаться в дальнейшем добрососедстве. 

Но все эти факторы оказались бессильны помочь преодолеть эти злосчастные 150 метров на пути друг к другу. Нарушение приграничного режима грозит земледельцам неприятностями со стороны Пограничной службы Комитета национальной безопасности Республики Казахстан.

Крестьяне Северо-Казахстанской области рассказывают, что пахать полосу в 150 метров от границы им запретили лет десять назад. Сначала пообещали, что взамен дадут дополнительные участки аналогичной площади, но это осталось только на словах. Несколько лет назад кое-кто из земледельцев попытался посеять тут хлеб. Но все они были оштрафованы.

Итог - пустая земля зарастает бурьяном. И вместо того, чтобы приносить пользу, становится источником проблем: семена бурно развивающихся сорняков разлетаются отсюда на  соседние поля, приводя к снижению качества урожая.

- Поначалу нам обещали, что эту полосу, 150 метров, будут регулярно перепахивать, чтобы там не росла трава, - рассказал корреспонденту издания «КазахЗерно.kz» один из фермеров Акжарского района СКО. -  На самом деле,  за последние годы вспахали  один раз. Да и то, полосу метра два шириной сразу возле границы. Но от этого разве будет толк? Теперь там рассадник сорняков, которые расползаются по нашим полям. Пахать нужно абсолютно всю залежь, и по нескольку раз в год, чтобы земля чёрной была. Но делать это никто не собирается.

При этом крестьяне по-прежнему обязаны платить налоги за эту землю, которая вроде как бы у них в аренде. Более того, есть и другая проблема - пограничники требуют, чтобы у механизаторов при себе были документы на случай проверки. А нет - опять штраф за нарушение режима…

Аналогичная ситуация и в других областях страны, граничащих с Россией.  

При этом, особенно обидно казахстанским землепашцам, когда они видят, что у их коллег по ту сторону границы никаких проблем нет. Российские крестьяне пашут свои поля почти вплотную к границе, оставляя свободной лишь полосу метров пяти шириной. И никто им не мешает. Вот и получается такая картина - на казахстанской стороне заросшие бурьяном брошенные земли, а на российской - ровненькие чистые поля с дружными всходами…

Хотелось бы получить комментарий от компетентных органов: в чем смысл сложившейся практики, и почему страдать от действий властей в очередной раз должен простой крестьянин?


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Герой труда, глава ТОО «Алтынсарино» размышляет на страницах издания «КазахЗерно.kz» о том, отчего громко заявленная цифровизация сельского хозяйства может закончиться «тихими» результатами.

- О том, что надо контролировать с помощью цифровых технологий расход горючего или попытки хищения зерна? спору нет, - рассуждает Борис Князев. - Но есть несколько факторов, которые нужно решить. Во-первых, нужно покрытие мобильной сетью всей территории района. Представьте, у меня в Красном Октябре работают комбайны в течение 15-20 дней. А там связи нет. Они уже распродали там зерно, солярку, а я увидел это только потом: что они откидывали бункер не в том месте, где надо. Попробуй, по истечении времени еще ему докажи. А когда у меня каждый день этот процесс контролируется - вопросов нет.

Еще хочу сказать. Вопрос такой: правительством выделено на улучшение цифровизации, если я не ошибаюсь, 980 миллиардов тенге. А у нас этого нету. У нас «цифровизация-цифровизация» - это галочка? что у нас делается. Для того, чтобы у нас нормально работала цифровизация, нам нужно, чтобы у нас хотя бы в наиболее населенные пункты приходил оптоволоконный кабель. Если этого не будет, ни о какой цифровизации разговаривать не надо.

Я на областном совещании выступил: что не  работает интернет или работает плохо. Правда, выступил корректно. Потому что там были люди со стороны: зачем им всю нашу подноготную вытаскивать? Самим надо разбираться с нашими проблемами. Но, тем не менее, сказал: есть сложности с покрытием.

Аким области сразу «поднял» «Казахтелеком»: почему? На следующий день ко мне приехали проверять интернет: вдруг Князев врет. Проверили. Уже три раза после этого приезжали: интернета как не было, так и нет. И выход, повторюсь, один - нужен оптоволоконный кабель. Я не говорю только за Алтынсарино, это просто как пример.

А ведь Костанайская область - пилотная в цифровизации сельского хозяйства. Поэтому нам здесь в своем районе сидеть не надо, на местах шум надо поднимать, «строить» Казахтелеком, чтобы сделали нормальную связь.

Президент правильно поставил вопрос о цифровизации. Он поставил вопрос и сказал: делайте. Правительство выделило деньги. А мы здесь, на месте, ничего не делаем. Князев рот открыл -  прибежали, посмотрели,  как у Князева в приемной работает интернет и как у Князева дома работает. Легче всего ему рот заткнуть. А что там будет со всем остальным производством - на это наплевать. Надо поднимать шум, надо требовать - тогда будет цифровизация.

Пример приведу. Постоянно ругаемся за ИСЖ, да? Идентификацию сельских животных.

Но эта же система не работает. Вообще. И не найдешь крайнего. Хуже: когда-то раньше, если ИСЖ не работало, ветврачам разрешали давать справки в ручном режиме. Вот, значит, приехали ко мне за скотом, загрузили… а  ИСЖ не работает, врач ничего не может сделать. В ручном режиме не разрешают… Ну это же кампанейщина! Мне ж производством надо заниматься, хозяйство вести, а не подыгрывать в цифровизацию… Опять Князеву пришлось звонить, ругаться и разрешили в ручном режиме. Но это я сделал, а кто еще так сможет из частников или других хозяйств? И все сидят и ждут, когда заработает портал. А он бывает неделями не работает: какая тут цифровизация?

И на самом портале бардак: в реестре зарегистрированных животных отражаются животные, которых уже нет. Не соответствует информация зарегистрированных животных и их владельцев. Разница составляет от 50 до 100 голов. Есть «кривые» записи так сказать. То есть непонятно, стоит животное на учете или нет. Нет даты рождения. Хотя, кто работает в портале, знает: без этих данных животное на учет поставить нельзя. Система просто не примет. Если ставишь животное на учет. Всё, где он родился, где крестился животное принимает. Потом открываем портал - животное есть, а номера нет. Обезличено.

Такое ощущение, что на  этом портале-компьютере дети играют. А в итоге, когда начинается на высоком уровне разговор за учет животных - крайний крестьянин - вы не занимаетесь учетом. Вот у меня сидит человек, который забивает информацию. Забил-забил, вроде, все ровно. Через неделю заходит в портал - все не то. Ну как мы работаем? Об этом же надо говорить…

А нам говорят: сдай 300 тонн мяса на экспорт, и больше слышать ни о чем не хотят. А нам надо говорить: вы сначала ИСЖ наладьте, потом мясо на экспорт требуйте.

Мы поднялись высоко в небо. Есть уже криптовалюта, электронные деньги во всем мире ходят, а у нас элементарные вещи не работают. Чтобы в нашем районе все это работало, чтобы мы не отстали от мира, надо максимум населенных пунктов нашего района обеспечить хорошим интернетом.

Вопросом цифровизации я у себя в хозяйстве занимаюсь уже семь лет. На сегодняший день практически уже вся техника оборудована GPS. Диспетчер сидит, в монитор смотрит, есть свои специалисты, которые ставят оборудование, обслуживают. У нас 300 единиц техники, и 300 человек на ней работает, и все 300 человек думает, как украсть солярку…

Нужно сначала самого себя переломить, затем нужно переломить своих специалистов. А рабочий «переломится», когда заставите работать GPS.

Был случай: приехал один деятель, устроился в гараж, поработал несколько дней, а когда понял, что украсть невозможно, уволился сразу же. То есть он работать приходил или воровать?.. Это раньше при Союзе все «брали». Потому что все было общее. А сейчас это воровство.

Как только не сливают… способов уйма. Вот, к примеру, один едет со скоростью пять км в час, а другой рядом с канистрой бежит и сливает, колеса поддомкратчивают… У меня сегодня так: показал слив - удерживаю в трехкратном размере. Переломить коллектив надо. Было время - бригадиров и управляющих лишал доплаты. Наладчикам ввел в обязанность проверять системуGPS точно так же, как они проверяют масло, воду. Только жесткие меры позволили навести порядок, хотя поначалу, что только с этими датчиками контроля не делали: ломали, провода замыкали.

Меня как-то спрашивали: сколько я на этом сэкономил. Я благодаря этому контролю 500 тонн солярки сэкономил. Не загнул? - интересуются. Нет. По нашим расходам, это всего 8% от общего расхода, и я думаю, что процента 2-3 украли все-таки.

500 тонн умножьте на сегодняшние 160 тенге за литр - чувствуете, какие деньги?

Или вот еще пример. Благодаря GPS каждый проход агрегата можно видеть. Вот ночная смена пашет. Механизатор ночь проспит, а потом орет: у меня зарплата маленькая. Включил «телевизор» и показываешь: вот ты здесь стоял два часа, здесь три… Что ты стоял? Ты спал, двигатель тарабанил, солярку жег, а ты спал. У меня нашлись такие механизаторы, которые теперь в ночную смену не ходят. Чего мучиться? Зачем спать в поле?

Другой пример, зачем еще это нужно. Когда шла возня с «Казагротрейд» житикаринским элеватором, учредители которого похитили десятки тысяч тонн государственного хлеба, я тоже попал под раздачу. Якобы я был должен и не рассчитался.  А у меня все четко. Пришлось оправдываться перед прокуратурой: у меня машины простаивали на элеваторе по 4-7 часов. И этимиGPS все было зафиксировано, все записи были сохранены. От меня отстали.

Вывод: этим надо заниматься. Но это стоит денег. И в эту сферу нужны специалисты, и специалисты доморощенные, они здесь должны жить, чтобы все работало. Мы работаем автономно, потому что наездом: когда специалисты приезжают - все работает. Уехали - не работает, я прошел через это…


Тимур Туркестанов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Почему сельские жители не хотят выращивать скот? Каких-то двадцать-тридцать лет назад буквально в каждом дворе были коровы, лошади, свиньи, овцы, птица. Сегодня этот набор сведен к минимуму, животноводством занимаются единицы. Главная причина, которую сельчане всегда озвучивают, - дороговизна кормов. Неужели все настолько плохо? Сколько денег должен потратить сельчанин, чтобы вырастить одного бычка? Простого, не племенного, не сулящего своему хозяину мраморного мяса. Сельчанин, который честно покупает корма по их рыночной цене.

Безусловно, каждый хозяин по-своему относится к животноводству и по-разному кормит своих питомцев, поэтому, не претендуя на ювелирную точность, издание «КазахЗерно.kz» приводит лишь примерные расчеты, чтобы понять, насколько выгодное (или невыгодное?) это дело - выращивание мяса на личном подворье.

Сейчас во многих селах Казахстана в общественном стаде есть племенные быки-производители, призванные улучшать породные качества приплода. Допустим, наш условный бычок унаследовал лучшие характеристики своего родителя, появился на свет крепким, здоровым, с отменным аппетитом и активно набирает вес.

Особой популярностью у скупщиков мяса пользуются молодые бычки в возрасте до полутора лет. За килограмм такого мяса перекупщики в Северном Казахстане дают в среднем 1200 тенге. При этом сердце, печень, легкие, голову и шкуру они забирают бесплатно. Негласное правило действует уже много лет, и даже особых вопросов у сельчан не вызывает. В магазинах Петропавловска легкие продают по 400 тенге за килограмм, сердце и печень - по 1000. Мясо стоит по-разному. Цена зависит от того, какая часть туши вам нужна. Самая дешевая часть - ребра (1350-1400 тенге за килограмм), самая дорогая - внутренняя вырезка (2500 тенге).

Сколько денег может получить сельчанин за одного бычка?

При хорошем уходе и полноценном рационе один бык может дать до 300 килограммов мяса. Но такие показатели на личных подворьях Северного Казахстана, скорее, исключение, чем правило. В среднем наши доморощенные полуторагодовалые телята дают 230-250 килограммов мяса. 250 килограммов умножаем на 1200 тенге - получаем 300 тысяч тенге. Вроде бы, неплохо.

Теперь о самых основных, крупных расходах.

Где взять бычка? Если в хозяйстве уже есть корова, можно дождаться приплода, и вопрос решится сам собой. Хорошо, если полученный теленок будет нужного вам пола, и вообще прекрасно, если от родителей ему достались качественные породные характеристики.

Если ждать приплода не от кого, теленка можно купить. Новорожденных телят, как правило, не продают. Точнее, не покупают. Так как в первые дни жизни телята нуждаются в материнском молозиве, которое закладывает основу будущего иммунитета животного. Самый товарный возраст - один месяц. Такой теленок в СКО стоит в среднем 60 тысяч тенге.

Чем кормить теленка? Сельчане, которые не первый год разводят скот на мясо и заинтересованы в результате, то есть в весе конечного продукта, на кормах не экономят.

«Самые затратные - это первые четыре месяца жизни теленка, - рассказывает владелец личного подсобного хозяйства из района Магжана Жумабаева Борис Кравченко. - В это время я кормлю телят молоком, в среднем в день один теленок выпивает 10 литров, в зависимости от возраста. Маленький выпивает меньше, большой - больше. Можно давать и пять литров в сутки, но результат будет совсем другой. В возрасте трех-четырех месяцев начинаю давать также немного дробленки и сено».

Чтобы малыш хорошо рос и развивался, его кормят несколько раз в день. Хорошо, если молоко есть от своей коровы: подоил - накормил и никаких проблем. Если теленок был куплен и коров в хозяйстве нет, молоко придется покупать. В деревне за литр молока хозяйки просят 100 тенге. Умножаем на десять литров в сутки, на 30 дней и на три месяца: 90 тысяч тенге нужно потратить только на молоко.

Некоторые сельчане из соображений экономии вместо цельного молока дают его заменитель. Сухой порошок расфасован в мешки по 25 килограммов, один мешок в Петропавловске стоит около 15 тысяч тенге. Смесь при разведении водой дает 250 литров корма. Если выпаивать теленку 7,5 литров такого молока, мешка хватит на месяц. Таким образом, теленок съест 45 тысяч тенге - в два раза меньше, чем при кормлении молоком.

Постепенно в рацион вводят грубые корма (сено, отруби, дробленку). Хорошо, если хозяин заботится о здоровье своего питомца и включает в его меню мел и соль. Ученые из СевКазНИИЖиР утверждают, что мел положительным образом сказывается на росте скелета, а соль возбуждает аппетит и способствует набору веса. Но справедливости ради нужно отметить, что владельцы личных подсобных хозяйств чаще всего обходятся стандартным набором кормежки и редко балуют своих питомцев витаминами, концентратами и прочими добавками - опять же, в целях экономии.

«Следующие 14 месяцев я кормлю бычка сеном и дробленкой, - продолжает Борис Кравченко. - Дробленки в среднем даю килограммов восемь в сутки, сена - 20 кг, в зависимости от возраста. Эти объемы я вывел, можно сказать, опытным путем, исходя из практики. А недавно мне попала в руки таблица по нормам кормления КРС, в которой указаны примерно такие же данные».

То есть на 14 оставшихся месяцев нашему условному бычку требуется около четырех тонн дробленки. Этот вид корма сельчане, как правило, делают самостоятельно, потому что покупать готовый продукт - накладно. Приобретают зерноотходы, дробят и кормят животных. Тонна хороших зерноотходов в среднем по области стоит 25 тысяч тенге. Четыре тонны - 100 тысяч тенге.

Кроме того, крупнорогатому скоту нужно сено. И хотя этот вид корма является самым дешевым (не считая соломы, конечно), на него за 14 месяцев стойлового содержания также придется потратиться прилично. Умножаем 20 кг сена на 30 дней и на 14 месяцев. Получаем 8 400 кг. То есть, как минимум, три стандартные телеги сена. Стоимость одной - 25 тысяч тенге. Это реальная средняя цена по области, если покупать у местных заготовителей. За полтора года откорма за сено нужно выложить 75 тысяч тенге.

Итого. Стоимость бычка - 60 тысяч тенге. Плюс 90 тысяч тенге, потраченные на молоко или 45 тысяч - на заменитель цельного молока. Плюс 100 тысяч тенге за зернофураж и 75 тысяч - за сено. Итого - 325 000 тенге (280 000, если кормить заменителем цельного молока). Против 300 тысяч тенге, которые можно выручить от продажи мяса.

Здесь надо подчеркнуть: мы остановились лишь на крупных тратах, не учитывая стоимости лекарств для животных, прививок, концентратов, витаминов, соломы и прочих «мелочей». И, конечно же, по старой деревенской традиции, в ноль тенге оценили ежедневный труд самого сельчанина... Говорят, если бычка кормить хорошо - будешь с мясом, но без штанов. Судя по всему, не шутят.

Тем не менее, есть еще сельчане, которые продолжают заниматься откормом скота. И не потому, что не умеют считать. Наш беглый подсчет касается ситуации, в которой абсолютно все составляющие нужно купить по рыночной цене. В реальности такие примеры вряд ли можно встретить, потому что сельчанин, который не имеет возможности запастись относительно дешевыми кормами, животноводством заниматься не будет. Исходя из всего вышеперечисленного - понятно почему.

Поставить бычка на откорм сельский житель может при благоприятном стечении сразу нескольких обстоятельств. Например, если теленок получен от собственной буренки, которая к тому же даст основной и самый дорогой корм на первые месяцы жизни - молоко. Экономия будет существенная, и тут, как правило, даже закрывают глаза на то, что молоко от буренки можно было бы продать и получить те же 120 тысяч тенге гораздо раньше, чем бычок достигнет своего убойного возраста. И при меньших трудозатратах. Ну да ладно.

Также откармливают бычков, если в селе есть крепкое агроформирование, способное поддержать владельцев личных подсобных хозяйств удешевленными кормами. В частности, добросовестные сельхозпроизводители регулярно выдают своим пайщикам зерно, которое можно использовать как корм для скота. Размеры выплат в хозяйствах отличаются, зависят они от урожайности и порядочности руководителя сельхозформирования. В регионе есть хозяйства, где на пай дают и сто килограммов зерна, и тысячу. Тут уж кому где посчастливилось родиться и пригодиться.

Эти же агроформирования иногда предоставляют своим работникам сено по цене ниже рыночной. Часто - в ограниченном количестве, но все лучше, чем ничего.

Другой путь удешевления производства мяса - самостоятельная заготовка сена. Правда, не каждому это по силам и средствам: для качественного сенокоса одних лишь рабочих рук недостаточно: необходима техника и горюче-смазочные материалы.

Вот такая она - «дешевая» деревенская говядина. И надежды на то, что ситуация когда-то изменится к лучшему, немного. Основные производители сельскохозяйственных кормов - владельцы агроформирований - также не могут повлиять на их удешевление. Например, руководитель североказахстанской партийной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса Болат Абильмажинов считает, что ни сельхозформирования, ни партийная комиссия не могут повлиять на удешевление кормов.

«Я сам являюсь сельхозтоваропроизводителем и могу сказать, что продукцию растениеводства мы как продавали 15 лет назад по 40 тысяч тенге за тонну пшеницы 4 класса, так и сейчас продаем, - объяснил корреспонденту Болат Абильмажинов. - А цена на ГСМ, например, за это время поднималась 15 раз. Себестоимость грубых кормов зависит от многих составляющих. Главные из них - стоимость ГСМ и стоимость запчастей. Как мы можем удешевить корма, если мы покупаем горючее и запчасти по высокой цене»?


Дарья Тушина

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

В начале прошлой недели в руководстве Продкорпорации произошли изменения. 

Как стало известно ИА «Казах-Зерно» из достоверных источников, председатель правления АО «НК «Продкорпорация» Жуламанов Бакитжан Толевжанович с приходом нового министра ушел в отставку по собственному желанию.

Временно исполняющим обязанности назначен, ранее занимавший пост зампредседателя правления, Кашкимбаев Сабит Богембаевич.

Напомним, Бакитжан  Жуламанов был избран председателем правления Продкорпорации 20 июля 2016 г. решением совета директоров АО «Национальная компания «Продовольственная контрактная корпорация». 

Жуламанов Бакитжан Толевжанович  родился 23 декабря 1966 года в г. Самарканд, Узбекистан.

Окончил Алма-Атинский институт народного хозяйства, Гуманитарный институт им. Д. А. Кунаева. Имеет специальности экономиста и юриста.


Автор: . Дата создания:

Фермеры в недоумении - цены на льготное топливо поползли вверх.

В Союзе фермеров Казахстана недоумевают относительно роста цен на дизельное топливо. Казалось бы, льготная солярка должна была расходиться по 156 000 тенге за тонну, однако вместе с посевной выросли и цены.

Сегодня стоимость дизельного топлива на апрель-май установлена на уровне 161 000 тенге за тонну, то есть дороже на 5000 тенге. Телефонограмма с новыми расценками поступила в регионы из ведомства Каната Бозумбаева, за подписью его заместителя. Причем, и эта цена не окончательная: чиновники не исключают, что солярка может подорожать ещё, в связи с «конъюнктурой рынка».

Кроме того, новостью для фермеров стал тот факт, что Шымкентский нефтеперерабатывающий завод будет остановлен на ремонт. Аккурат во время посевной, так что недостающий объем в 60-70 тысяч тонн, якобы, будет завезен из России, а российское топливо дороже. Отчасти этим и пытаются объяснить повышение цены. Чиновников Минсельхоза такое положение вещей, если и не устраивает, но поделать они ничего не могут - разводят руками, так как НПЗ - не их участок работы.

- Мы уже обратились в Минсельхоз, мы обратились к депутатам Парламента РК, мы обратились на местах в филиалы партии «Нур Отан», мы подготовили письмо в Минэнерго. Это какое-то издевательство над фермерами, а не поддержка. Мы всё надеемся на какую-то системность механизмов господдержки, на какую-то долгосрочную, хотя бы среднесрочную, то есть на ближайшие 3-5 лет, продуманную политику. Но на практике вообще уверенности нет ни в чём. Неопределенность пугает аграриев, да и вообще любой бизнес. Все вокруг дорожает, из-за чего растет себестоимость продукции, - считает глава Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов.

По словам главного фермера страны, из года в год рентабельность производства сельхозпродукции, как в растениеводстве, так и в животноводстве стремится к нулю из-за удорожания химии, электроэнергии, ГСМ, из-за роста цен на покупку и обслуживания сельхозтехники, дорогого кредитования.

К примеру, в «Обзоре рынка зерна в странах Евразийского экономического союза за 2010-2014 годы» авторы - эксперты Департамента агропромышленной политики Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) - приводят такие факты: «Совокупные расходы на 1 га посевов в 2015 году по сравнению с 2014 годом выросли на 30,7 процентов. При этом более всего выросли расходы на материалы (39,1%) и основные средства (33%)».

В этом же обзоре говорится, в частности, что средства химической защиты растений подорожали за год на 70%, удобрения - на 50%, семена - на 15%, топливо - на 11%, расходы по транспортировке поле/зерноток - на 38%, расходы по ремонту и содержанию основных средств, а проще говоря сельхозтехники - выросли на 46% и так далее. При этом, отмечают в СФК, анализ делался на основе хозяйств Ставропольского края и Ростовской области. То есть необходимо учитывать технологическую отсталость казахстанских фермеров, даже от своих коллег из России и Белоруссии, не говоря уже о европейских или американских аграриях. То есть для отечественных фермеров удорожание себестоимости производства продукции сильнее сказывается на рентабельности.

- Союз фермеров Казахстана готов по любому из регионов сесть и предоставить расчеты себестоимости производства. Буквально на днях мы делали такие расчеты по трем зерносеющим регионам, то есть Акмолинской, Северо-Казахстанской и Костанайской областям. Если в 2015 году цена на солярку была 84, 89 и 91 тенге за литр, соответственно, то сегодня цена топлива в названных регионах - 150, 151 и 152 тенге соответственно. Как мы видим, рост составил 78% в Акмолинской области, в СКО - 69% и 67% в Костанайской области. Но это расчеты двухдневной давности. Сейчас мы должны брать уже новую стоимость. Так что удорожание будет более существенным, а значит, вырастет и себестоимость. Мы готовы показать и доказать это всё документально, а где калькуляция от НПЗ и операторов? Почему государство и общество должно верить им «на слово»? - задается вопросом Ауезхан Даринов.

Причем, как утверждают в СФК, о сложностях говорят даже не мелкие или средние хозяйства, а крупные, стабильные предприятия. К примеру, две недели назад, 28 марта, на агросовещании в Костанае Герой труда РК, уважаемый в стране человек сильный производственник Сайран Балкенович Буканов - директор ТОО «Каркын» отметил: «Честно говоря, льгота сегодня имеет такое малое значение, что лучше бы ее и не было. Горючее дорожает такими темпами, что государству надо по-хорошему субсидировать не 10-15 тенге, а 30% от любой цены дизельного топлива, тогда будет смысл. И для снижения себестоимости продукции, и для внедрения новых технологий».

По расчетам агрария, расходы на топливо составляют в себестоимости от 20 до 30%, поэтому любой рост стоимости ГСМ сказывается. Свои соображения относительно льготного топлива и расчеты авторитетный фермер уже направил на имя вице-премьера, министра сельского хозяйства Умирзака Шукеева.

Герой труда РК директор ТОО «Алтынсарино» Борис Павлович Князев в декабре, выступая на отчетной встрече Союза фермеров Казахстана в Костанае, поднял тему бесконечно растущих цен на ГСМ: «Это я ещё подсчитал очень скромно и аккуратно. Поэтому, если в правительстве сегодня трезво не подумают, по какой же цене давать крестьянам горючее весной, обстановка будет не очень хорошая. Я не сгущаю краски».

По его словам, от продажи 100 тысяч тонн зерна предприятие имеет 4 млрд. тенге выручки. Хозяйству необходимо 6 тысяч тонн горючего, а еще масла, солидол. Прибавим сюда же электроэнергию, итого энергоносители по самым скромным подсчетам - 1,5 млрд. тенге. Еще 1 млрд. тенге уходит на заработную плату работников - их в ТОО «Алтынсарино» 750 человек. Еще около 1 млрд. тенге уходит на приобретение запасных частей. Один только «бюллеровский» баллон стоит почти 500 тысяч тенге. Есть ещё налоги - около 560-580 млн. тенге. В итоге, на развитие бизнеса уже ничего не остается.

- Взять для примера Павлодарский НПЗ, который за апрель-май должен поставить на рынок 137 000 тонн топлива. С учетом повышения цены на 5 тысяч тенге, завод дополнительно будет иметь 685 миллионов тенге выручки. Либо эта маржа пойдёт операторам? То есть мы, как потребители, не видим, из чего все-таки состоит стоимость. Люди не вкладывая ничего, как говорится «на ровном месье» хотят «поймать» 685 миллионов тенге, и оплатить это вынуждены будем мы - фермеры. Мы готовы сесть за стол, обсудить, предоставить расчеты себестоимости и подтвердить их документально, но хотелось бы увидеть аналогичные расчеты и обоснование повышения цен на топливо, со стороны операторов и заводов, - говорит представитель СФК по Осакаровсокому району Карагандинской области Ерлан Оспанов.

В СФК утверждают, что хотели бы видеть какой-то системный подход со стороны государства.

Во-первых, чтобы в ближайшие 3-5 лет единожды было принято решение о субсидировании хотя бы 20% от рыночной цены на ГСМ на время посевной и уборочной. Во-вторых, необходимо пересмотреть объемы льготного топлива, увеличив хотя бы до 500 тысяч тонн, так как многие современные технологические операции на полях весьма затратны в плане расходов топлива. К примеру, для выращивания кормовых культур расходы ГСМ выше намного. К тому же, при расчетах не учитывается разная удаленность полей. В-третьих, фермеры настаивают в предоставлении информации со стороны заводов и операторов, что конкретно «сидит» в стоимости топлива и чем объясняется ежегодный рост цен, так как каких-либо экономических предпосылок для роста цены просто-напросто нет, уверены в СФК.

 Говорить о необходимости выравнивания цены с ценами в России - не совсем оправдано, так как Казахстан - суверенное государство, которое, несмотря на общее экономическое пространство, само должно определять аграрную политику внутри страны, включая механизмы господдержки. Тем более, экономика России и экономка Казахстана не сопоставимы по своим размерам и возможностям.

Напомним, как ранее сообщало ИА «Казах-Зерно», по предварительным данным посевные площади в 2018 году составят свыше 21,8 млн. га. Практически на уровне прошлого года.

Зерновые культуры планируются на площади 14,7 млн. га, в том числе пшеница - 11,4 млн. га с сокращением к уровню 2017 года на 544 тыс. га. При этом для обеспечения растущих потребностей животноводства на этот же объем увеличатся кормовые культуры (16% к уровню 2017 г), зернофуражные культуры (ячмень, овес, кукуруза, горох (50%), нут) займут более 2,5 млн. га с ростом к уровню прошлого года на 49 тыс. га (2%). Масличные культуры впервые превысят планку 2,5 млн. га и составят порядка 2,6 млн. га. Положительную динамику роста показывают площади, отведенные под картофель 210 тыс. га - 15% к уровню прошлого года.


Светлана Дробышева

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


Автор: . Дата создания:

В канун Нового года аграрное ведомство Казахстана возглавил Умирзак Шукеев. Вдобавок к портфелю министра сельского хозяйства РК он получил также должность вице-премьера. Все это говорит о том, что руководство страны отводит АПК роль драйвера экономики и ожидает структурных реформ в перспективной отрасли. Однако уже первые серьезные шаги нового главы заставляют сомневаться, что в тихом омуте что-то изменится.

Спрос и предложение

Минувший аграрный сезон в Казахстане прошел под знаком жесткой линии на диверсификацию и уходу от засилья пшеницы в агросекторе страны, напоминает собкор издания «КазахЗерно.kz». В принятой в феврале Государственной программе развития АПК РК на 2017 - 2021 годы прописаны целевые индикаторы в этом отношении: за пять лет снизить площади под самой популярной сельхозкультурой с нынешних 64 % до 46%. Так что был оформлен окончательный отказ от погектарки на пшеницу, а также финансирование сева на этот вид зерна через «АКК» выдавалось в последнюю очередь.

При этом, Минсельхоз не уставал повторять - в России пшеницы производится всё больше, а значит, с реализацией своего урожая казахстанским аграриям будет всё сложнее. Лучше как можно активнее переходить на другие культуры - фураж, кормовые, масличные, бобовые.

Однако, по объективным и субъективным причинам, основная масса крестьян отсеялась по старинке. Так что зерна собрали почти столько же, сколько годом ранее. Плюс к тому, Россия увеличила урожай с прошлогодних 110 млн. до 130 млн. тонн. Что в итоге? Затоваренные склады мукомольных компаний, переполненные зернохранилища, нехватка вагонов  - и полный паралич рынка. Крестьяне остались со своей пшеницей один на один - покупать ее желающих не было.

Союз фермеров Казахстан начал обивать правительственные пороги с просьбой закупить у крестьян зерно в ресурсы «Продкорпорации». На что получил внятный и обоснованный ответ - государство не обязано обеспечивать бизнесу сбыт. Тем более, всех заранее предупреждали, что пшеница может остаться невостребованной. Бизнес есть бизнес - не вписался в баланс спроса и предложения, значит, прогорел по собственной вине.

Смена линии

И как раз тут случилась смена министра сельского хозяйства. Аграрии страны замерли в ожидании первых шагов нового главы ведомства. Что в его планах?

Если смотреть на долгосрочные перспективы аграрного сектора страны, то ситуация требовала сохранить жёсткую позицию и позволить крестьянам до конца пройти этот путь - с нереализованной пшеницей на руках. Ведь сельчане в большинстве своём люди инертные, ко всему новому относящиеся с недоверием. И заставить их перейти на новые культуры можно, только поставив их перед лицом неизбежности. То есть, вот твоя никому не нужная пшеница. Ну, или нужная, но приносящая минимальную прибыль. А вот возможности выращивать ячмень, нут или подсолнечник, и получать больше и без лишних проблем. Испытав на своем кармане крах зернового рынка, крестьяне были бы вынуждены сделать нужный выбор.

Но крах оказался отложен - правительство приняло-таки решение закупить 2 млн. тонн пшеницы по 42 тыс. тенге за тонну. Эта цена существенно выше рыночной. Значит, рыночных механизмов регулирования в отрасли как не было, так и нет. И рассчитывать на развитие в этой ситуации по-прежнему невозможно.

А самое опасное, что за этим реверансом в сторону зерновиков могут последовать и другие шаги, которые законсервируют нынешние проблемы отрасли. Мы их хорошо помним - все та же погектарка, поступавшая в карманы и без того богатых хозяйств. Все та же поддержка за государственный счет неэффективных, вязнущих в долгах аграрных гигантов. Все то же субсидирование транспортных расходов на экспорт зерна. Бюджет аграрной отрасли не резиновый. И если деньги вновь потекут прежними ручейками, то без финансирования (и без развития) останутся такие ключевые сектора, как сельхозпереработка и развитие сельхозмашиностроения. Придется отказаться от планов по расширению площадей применения минеральных удобрений и субсидирования качественных семян - на поддержку этих направлений просто не будет денег.

И, конечно, теперь уже ничто не заставит крестьян активно диверсифицировать посевные площади. Ведь им в очередной раз показали - в любом случае, государство вас вытащит из трясины.

Старые грабли

Специалисты аграрной отрасли с сожалением говорят о том, что Умирзак Шукеев, несмотря на весь свой опыт, совершил стратегическую ошибку, согласившись на закуп пшеницы. В краткосрочном плане - да, напряженность в агросекторе снята. Но в долгосрочной перспективе ничего не поменяется, и проблемы будут возвращаться, от сезона к сезону становясь все острее.

- Покупать зерно за счет государства по ценам выше рыночных - это наступать на старые грабли, - говорит эксперт ИА «Казах-Зерно». - Делать это означает поддерживать иждивенческие настроения у крестьян и давать им понять - ничего менять не надо, все и так будет хорошо. При этом надо понимать, что средняя себестоимость пшеницы в прошлом сезоне была порядка 28 тыс. тенге за тонну. Так что даже если бы крестьяне продали ее по существующей на рынке цене в 35 тыс. тенге, они остались бы  в плюсе. Зачем было тратить государственные деньги?

Что касается бюджетных вливаний в отрасль, то есть более грамотные варианты, за примерами которых далеко ходить не надо. Выращивание высокодоходных культур (в противоположность низкорентабельной пшенице) позволили поднять агросектор как в отдельно взятых хозяйствах, так и в целых странах.

Начнем с малого. Широко известным примером успешной диверсификации аграрного бизнеса недавно стал подмосковный «Совхоз имени Ленина», директор которого Павел Грудинин выдвинут на выборах президента РФ кандидатом от КПРФ. Конечно, после этого бизнес Грудинина вдоль и поперёк был изучен журналистами.

Выяснилось, что директором совхоза молодой инженер-механик был избран в 1995 году. С этого момента началось стремительное развитие предприятия. Благодаря близости к Москве с ее огромным рынком, в хозяйстве сконцентрировались на выращивании ягод, клубники и земляники. Продажа части земель, не пригодных для аграрного бизнеса, позволила расплатиться с прежними долгами и вложиться в современные агротехнологии. Сейчас в совхозе почти 2 тыс. гектаров мелиорированных земель. Это позволяет ему выращивать треть всей клубники, производимой в России! Кроме того, здесь содержат  стадо из 800 дойных коров, а молоко поставляют производителям йогуртов.

Зарплаты у рядовых сотрудников под 80 тыс. рублей, поселок приведен в идеальный порядок. Например, детский сад совхоза признан лучшим в Подмосковье. Желающих работать в Грудинина - 15 человек на место. Но свободных вакансий нет. Оно и понятно, ведь, помимо достойных зарплат, работникам совхоза полагается множество льгот, так что сами жители говорят: «Мы живем лучше, чем в СССР».

Крупный пример - это Польша. Страна в течение 10 лет сумела сделать рывок в аграрном секторе, сконцентрировавшись на выращивании  яблок. Сегодня Польша входит в тройку крупнейших производителей этих фруктов, а по объему экспорта занимает первое место в мире. Причём, даже санкционная война России и ЕС не сказалась на объемах отгрузки за рубеж. В Россию до введения продуктового эмбарго в 2014 году попадало 55% всего польского экспорта яблок - около 676 тыс. тонн. Это 22% от всего урожая яблок в стране. В 2015 году экспорт сократился почти на 300 тыс. тонн, однако уже в 2016 году объемы практически восстановились: после закрытия российского рынка объем в 539 тыс. тонн был перенаправлен в другие государства.

Яблочный пример

Тут самое время вспомнить, что именно Казахстан, нынешняя Алматинская область - родина яблок. Тут произошло окультуривание этих деревьев, отсюда родом лучшие сорта. Но все это - в далёком прошлом.

Судите сами: в Польше благодаря применению технологий интенсивного садоводства получают от 70 до 100 тонн яблок с гектара. В Казахстане речь о таких результатах близко не идет. Даже центры садоводства страны в Павлодарской и Южно-Казахстанской областях достигают урожайности на уровне  25 - 30 тонн с гектара. В среднем же по стране она и вовсе чуть выше 7 тонн с гектара.

Так что, об экспорте говорить не приходится. Согласно официальной статистике, в 2016 году Казахстан экспортировал всего 404 тонны яблок. Часто казахстанская продукция не устраивает крупные торговые сети по качеству: там требуют плоды одинаковых размеров и цвета. Казахстанские садоводы этого пока предложить не могут.

Чтобы добиться повышения объема и качества урожаев казахстанских яблок, необходим целый комплекс мер: выбор подходящих для садоводства почв, посадка саженцев хороших сортов, применение средств защиты растений, внесение удобрений, квалифицированный уход за деревьями.  Но для этого нужны инвестиции. Причём, не только в производство, но и в инфраструктуру транспортировки и хранения, которая пока в Казахстане тоже очень слаба.

В Польше мощную поддержку садоводству оказало правительство. Выплачивались субсидии на производство и транспортировку, бюджет софинансировал новые проекты, внося 70% при 30% вложении инвестора.

- Неужели Казахстану нельзя перенять польский пример? - говорит эксперт ИА «Казах-Зерно». - Если говорить о климате, на юге Казахстана он намного благоприятнее, чем в Польше. Кроме того, потенциальные рынки сбыта рядом - это и Россия, и Китай, и Иран, и страны Центральной Азии. Причем, яблоки - это только пример. Есть масса других культур, которые Казахстан мог бы производить вместо пшеницы. Вопрос только в участии государства. Но у нас о таком подходе, как в Польше, с ее 70-процентным софинансированием, никто и не мечтает. А почему? Есть же деньги у страны! И они либо вкладываются в американские ценные бумаги под низкий процент, не принося никакой пользы развитию экономики страны. Либо вообще теряются! Вспомните все эти скандалы с миллиардами, которые вывезли олигархи. Вспомните миллиарды из пенсионного фонда, потерянные в банке в Азербайджане. Вспомните недавний арест $22 млрд. из Нацфонда РК, арестованные в Америке. Как можно так бездарно разбрасываться деньгами, которые можно было бы вложить в своей стране? Пусть совладельцем этих проектов, подержанных за счет бюджета, будет тот же «КазАгро». Но если наше правительство пойдёт на это, тут же из-под земли появятся иностранные бизнесмены и принесут инвестиции, которые мы так ждем. А сейчас они интересуются, чем можно заняться. Им говорят: зерном. И всё, интерес пропадает - зерна сейчас много, оно дешевое, и это никому не интересно.

Грузинский миф

В недавнем Послании народу Казахстана Президент РК поручил в течение 5 лет увеличить производительность труда в АПК и экспорт переработанной сельхозпродукции как минимум в 2,5 раза.

Если кому-то задача покажется невыполнимой, то вот еще один пример из недавнего прошлого: в 30-х годах прошлого века объём сельскохозяйственного производства в Грузии вырос по сравнению в 2,5 раза. Этого удалось добиться благодаря принципиальному изменению структуры сельского хозяйства в пользу выращивания высокодоходных культур субтропической зоны. Грузинское крестьянство стало наиболее зажиточным в стране.

Что интересно, реформы провел никто иной, как Лаврентий Берия, к которому прочно приклеился ярлык палача. Однако, ряд историков на основе анализа документов делает вывод, что образ этого человека был незаслуженно очернён во времена Хрущева, который как раз с Берией и столкнулся в борьбе за власть после смерти Сталина.

В частности, этой версии придерживается Елена Прудникова, российский журналист-историк, тираж книг которой превышает 100 тыс. экземпляров. Она специализируется на опровержении исторических мифов. В том числе, из-под ее пера вышла и книга с говорящим названием: «Гений менеджмента 20 века. Лаврентий Павлович Берий».

Так вот, Лаврентий происходи из семьи бедного грузинского крестьянина. Мать рано овдовела, жила тяжело. Но смогла найти возможность отдать сына учиться, поскольку мальчик отличался способностями. К началу революции Лаврентий успел закончить училище и поступить в архитектурно-строительный техникум в Баку. Придерживался большевистских взглядов, поэтому начал работать в Бакинском совете. Со временем стал сотрудником сначала азербайджанского, потом грузинского ОГПУ (Объединённое государственное политическое управление при Совете народных комиссаров СССР).

- Поскольку человеком он был талантливым, ответственным и грамотным, что в те времена встречалось нечасто, то по служебной лестнице он двигался быстро, - рассказывает Елена Прудникова. -  К концу 20-х годов он стал полномочным представителем ОГПУ в Закавказье. Но жизнь чекиста ему не нравилась - он всю жизнь мечтал стать архитектором, умел и любил строить. Поэтому в 1931 году Сталин, который искал талантливых организаторов, поставил Берию на пост хозяина всего Закавказья - секретарем компартии региона, включавшего Грузию, Армению и Азербайджан. И Берия начал поднимать экономику. И когда в Советском Союзе позже стали говорить, что Грузия, Армения и Азербайджан самые богатыре республики в стране, надо понимать, что они не от царя такими пришли, а их такими сделал Берия за несколько лет своей работы. Мой друг-историк называл Берию одним из трех величайших менеджеров 20 века наряду с Генри Фордом и Билом Гейтсом. Но я считаю его номером один.

Не профукать АПК

В подтверждение своих слов Елена Прудникова приводит реформу сельского хозяйства Грузии, которую провел Берия. Изначально оно было глубоко убыточным. Урожаи тут собирали неплохие, но самой плодородной земли было мало. Тогда Берия решил сделать ставку на дорогие культуры - табак, чай, мандарины. А от выращивания зерна отказались - его было проще купить в России. Развивая именно эти направления, колхозы в Грузии к концу 30-х годов стали настолько богаты, что крестьяне шли в них сами - загонять их не требовалось. Условно говоря, до Берии дерево мандарина в год приносило 100 плодов, а благодаря внедрению передовых агротехнологий, стало приносить 1000. И подобных примеров приводится множество.

- Конечно, были преференции, было финансирование, - отмечает Елена Прудникова. – Но, извините, любую поддержку можно и профукать, как часто мы видим сегодня. Берия же направляемые из Центра деньги использовал с толком и получал колоссальную отдачу. В этом его помогало его ноу-хау: он всегда работал со своей проверенной командой. То есть, своих коллег-чекистов он забрал из ОГПУ и поставил на ключевые посты. Это позволило ему работать быстро и чётко.

Похоже, что именно такого жёсткого и принципиального реформатора и не хватает сельскому хозяйству Казахстана. Переход к выращиванию высокодоходных культур, развитие глубокой переработки, экспорт готовой продукции вместо сырья - все эти вопросы обсуждаются годами, но так и висят в воздухе. И страна теряет даже те позиции, которые некогда с трудом завоевала. Смотрите, уже упущено лидерство в экспорте муки, и Казахстан выпал даже из первой пятёрки! Как это можно было допустить? Про экспорт мяса никто уже и не вспоминает - его даже для покрытия внутренних потребностей не хватает, несмотря на миллиарды, потраченные на проект повышении экспортного потенциала. А все потому, что миллиарды эти - профукали.

Пусть это прозвучит жёстко, но агросектору РК нужен современный «Берия» - только он сможет выполнить те задачи, которые стоят пред отраслью.  Иначе сельскому хозяйству хана.


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Сегодня в ходе заседания правительства первый вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов, проанализировав мировой рынок пшеницы, объяснил настроение на казахстанском зерновом рынке, сокращение спроса и падение цен.

«Цены на мировом рынке, хотя в долгосрочном плане была тенденция на понижение, в среднесрочном периоде стабилизировались и проявляется тенденция на повышение. Например, на условиях FOB Новороссийск, если в 2015-2016 годах была на уровне 180 долларов США, то сегодня 193 доллара», -  пояснил вице-министр.

Цена на внутреннем казахстанском рынке была все время ниже мировых. После начала диверсификационной политики в растениеводстве, в результате которой были сокращены площади под пшеницей на 2,5 млн. га, а поддержка производства приоритетных культур усилена, был сбалансирован объем спроса и предложения. В итоге внутренние цены были выровнены, а в некоторые годы превосходила мировые.

В этом же году, несмотря на отсутствие фундаментальных факторов (нет сверхурожая, показатели экспорта не снизились), на внутреннем рынке зерна с сентября наблюдается большой диспаритет между мировыми и внутренними ценами, стремительное снижение цены на внутреннем рынке и сокращение спроса.

Отметим, как ранее сообщало ИА «Казах-Зерно», урожай зерновых и зернобобовых культур в Казахстане в 2017 году сложился в объеме порядка 23 млн. тонн.

«Анализ текущей ситуации показал следующие причины: первое - рекордный урожай зерновых в России, создавший избыточный объем дешевого зерна в приграничных с Казахстаном регионах, которое завозится в основном нелегальным способом; второе - нехватка вагонов внутри страны (порядка 40-50%  заявок на перевозку остаются открытыми) и сокращение закупа со стороны частных трейдеров, в том числе международных, поскольку ситуация с вагонами не позволяла исполнять контракты должным образом; третье - пассивную роль проявил традиционный маркетмейкер зернового рынка - Продкорпорация, у которой не было ясной закупочной политики, которая объявила закуп по цене 42 тыс тенге и, ничего не купив, объявило о снижении цены закупа до 39 тыс. тенге», - подчеркнул Айтуганов.

Все это привело к паническому настроению на внутреннем зерновом рынке, сокращению спроса и падению цен.

Вследствие вышеуказанных факторов, фермеры не могут реализовать собранный урожай по достойной цене (на уровне мировых цен) и покрыть обязательства перед финансовыми институтами.

В этой связи, было принято решение Кабинета министров, что «Продкорпорация» закупит у фермеров дополнительные два миллиона тонн зерна по цене 42 тысячи тенге за тонну.

Справка: 1 доллар = 333.32 тг.


Светлана Дробышева

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


Автор: . Дата создания:

Несколько слов о том, как изменилось сельское хозяйство Казахстана за 26 лет независимости.

Быть может, не совсем корректно сравнивать показатели 1991 года с нынешними. Все-таки на заре независимости мы еще пользовались плодами труда советских хлеборобов и животноводов. Это они оставили нам почти десять миллионов голов крупнорогатого скота, более 34 миллионов голов овец и коз. Это они сеяли около 35 миллионов гектаров пашни, из которых только кормовыми культурами было занято более 11 миллионов га. Оно и понятно: миллионные стада нужно было чем-то кормить. Справедливости ради нужно отметить, что столь высоких показателей в развитии животноводства мы не достигли до сих пор, пишет собкор издания «КазахЗерно.kz».

Начиная с 1991 до 1998 год, практически во всех отраслях сельского хозяйства страны наблюдался упадок. С каждым днем табуны становились скромнее, посевные площади и объемы производства продукции сокращались.

Например, за семь лет поголовье крупнорогатого скота сократилось больше чем в два раза (с 9,7 миллиона до 3,9 миллиона голов). Еще хуже была ситуация с мелким рогатым скотом. В этот период тучные стада казахстанских овец буквально пошли под нож, от былых 34 миллионов голов не осталось и десяти миллионов. К 1996 году поголовье птицы сократилось с 59 до 15 миллионов, а из казахстанских степей в эти годы исчезло 650 тысяч лошадей.

К 1998 году в два раза сократилось поголовье свиней. Этот показатель, в отличие от остальных, не пополз вверх на рубеже веков. Свиноводство продолжает переживать кризисные времена. Если в 1991 году в Казахстане было почти три миллиона свиней, сейчас нет и одного миллиона. Развивается отрасль преимущественно на севере страны, и в основном в рамках личных подсобных хозяйств.

Ситуация в полеводстве была не многим лучше. В этот период значительно сократились посевные площади. Если в 1991 году казахстанцы сеяли 34 935 000 га, то в 1999 году - всего 15 285 300 га.

Пережив сложное время с большими потерями, аграрный сектор Казахстана начал вставать с колен лишь в начале нового тысячелетия. Потихоньку, постепенно, осторожно. В новой стране «все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Уже присмотрелись к реалиям нового времени руководители созданных агроформирований. Бывшие совхозы и колхозы брали новые имена и учились жить по-другому. Догнать и перегнать те показатели, которые были десять лет назад, никто особо не старался, задачи были совсем другие. Выжить, сохранить производство, дать людям работу, посеять и убрать.

Отдельно взятые показатели догнать все же удалось. Например, лошадей в Казахстане сейчас больше, чем когда-либо за годы независимости: почти 2,4 миллиона против 1,6 миллиона голов в 1991 году. Лидируют в коневодстве ВКО (329 300 голов), Алматинская область (310 500 голов) и ЮКО (285 000).

Увеличилось также поголовье верблюдов: со 145 до 193 тысяч голов. Больше всех верблюдов в Мангистауской (55 800 голов), Кызылординской (44 700) и Атырауской (31 700) областях.

По сравнению с 1991 годом, мы стали производить больше яиц. Сегодня в Казахстане ежегодно производят свыше 4 760 000 штук яиц, что почти на 600 тысяч штук больше, чем 26 лет назад. Начиная с 1996 года,  количество производимых в Казахстане яиц растет. Незначительно, но стабильно.

Наиболее заметные преобразования за эти годы произошли в полеводстве. Сейчас казахстанцы засевают зерновыми, масличными, кормовыми культурами и овощами чуть больше 21 миллиона га, 15 из которых приходиться на три северные области. Существенно сократились посевы пшеницы - с 22 до 15 миллионов га. В то же время значительно (в шесть раз) увеличены посевы масличных культур (с 300 тысяч до двух миллионов га), в два раза больше мы стали садить овощей.

Повысилась и урожайность сельскохозяйственных культур. Например, средняя урожайность зернобобовых (включая рис) в 1991 году едва превышала 5 центнеров с гектара, сегодня этот показатель значительно выше - 13,5 ц/га Почти в два раза увеличилась урожайность масличных культур (с 4,9 до 9,6 ц/га) и овощей открытого грунта (со 121 ц до 250 ц). Больше мы стали убирать картофеля с одного гектара (190 центнеров в 2016 году против 99 центнеров в 1991) и бахчевых культур (раньше убирали 79 центнеров с гектара, теперь - 221 центнер).

Но, несмотря на достигнутые успехи, аграриям Казахстана еще есть, над чем работать. Особенно много открытых вопросов в животноводстве и переработке сельскохозяйственной продукции. Посевные площади, отведенные под кормовые культуры, за годы независимости сократились больше чем в три раза (с 11 до 3 миллионов), что привело к главной сегодняшней проблеме животноводческой отрасли - дефициту кормов. Отсюда вытекают другие проблемы: снижение поголовья и, как следствие, нехватка мяса. В 2016-ом году Казахстан произвел всего 960 тысяч тонн мяса в убойном весе (данных на 2017 год еще нет). В то время как 26 лет назад этот показатель переваливал за полтора миллиона. 70% говядины по-прежнему производится в личных подсобных хозяйствах, как и 80% молока.

Еще хуже обстоят дела с производством шерсти и каракуля. Шерсти мы производим всего 38 500 тонн (против 104 тысяч тонн в 1991 году), каракуля - и того меньше: 4300 шкурок в год против 1 821 400 (!!!) штук в 1991 году

Сегодня аграрии трудятся в таких условиях, о которых в 1991 году не могли и мечтать. На поля выходит высокопроизводительная импортная техника, на фермах, элеваторах, мясокомбинатах и молокозаводах работает современное оборудование. И вроде все говорит о том, что жить мы стали лучше. Но упрямая статистика возвращает с небес на землю и наглядно демонстрирует: несмотря на имеющиеся достижения, аграрному сектору Казахстана еще пахать и пахать.

Напомним, как ранее писало ИА «Казах-Зерно», нынешняя команда МСХ РК за полтора года работы не внесла никаких принципиальных изменений в отрасли и в системе собственной работы с крестьянами. Поэтому кредит доверия главы государства подошел к концу. И в канун Дня Независимости РК на пост главы МСХ был назначен Умирзак Шукеев.

Отметим, его часто назначали на сложные участки работы, благодаря чему Умирзак Шукеев заработал репутацию самого сильного антикризисного менеджера в стране

Казахстанские аграрии надеются, что новому главе агроведомства удастся поднять отрасль с колен.


Дарья Тушина

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Президент Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов призвал североказахстанских сельхозтоваропроизводителей проявить активность в решении наболевших проблем.

В Петропавловске прошло собрание областного Союза фермеров, в котором принял участие президент Союза фермеров РК Ауезхан Даринов. Собравшиеся обсудили актуальные проблемы сельского хозяйства, заслушали отчет председателя областного филиала Союза фермеров РК Нияза Ибраева о проделанной работе, высказали свои предложения по совершенствованию законодательной базы в сфере агропромышленного комплекса, сообщает собкор ИА «Казах-Зерно».

Сельчане поднимали актуальные проблемы отрасли. Жаловались на то, что цены на выращенный урожай, озвученные Продкорпорацией, низкие. И даже по этим низким ценам зерно у сельхозформирований не покупают. Большая часть по-прежнему лежит на элеваторах и складах хозяйств.

Президент республиканского Союза фермеров в своем выступлении подчеркнул, что все озвученные вопросы - не новые, многие из них решаемые. Главное - проявить активность и заинтересованность в их решении.

«Не Союз фермеров должен решать проблемы сельского хозяйства, а каждый отдельно взятый сельхозтоваропроизводитель, - подчеркнул Ауезхан Даринов. - В 80% существующих проблем мы сами виноваты. Я в этом абсолютно уверен. И пусть мне кто-то докажет обратное. На севере многие руководители сельхозформирований инертны, отстаивать свои права они не хотят».

Также Ауезхан Даринов отметил, что на местах представители общественного объединения работают неважно, не создают в селах филиалы, не привлекают активных фермеров к работе союза.

«С нами должны считаться на самом высоком уровне, - сказал Ауезхан Даринов. - И чем больше нас будет, тем легче отстаивать наши интересы. За мной стоит всего 5% фермеров страны. Если нас будет несколько тысяч хозяйств - это будет сила! На юге активно вступают в союз, принимают участие в обсуждениях. А вы спите. Как было 30-50 человек в составе союза, так и есть».

В завершение мероприятия было принято решение поменять состав совета областного союза фермера и переизбрать председателя филиала.

«Я проработал на этой должности почти девять лет, - сказал руководитель областного филиала союза фермеров Нияз Ибраев. - Годы свое берут. Считаю, что работать в этой должности должен человек молодой, энергичный. В решении проблем фермеров нужно новое видение, новые подходы».

Присутствующие выбрали нового председателя филиала. Им стал Акан Барлубаев.

«Говорят, всегда бороться нужно за семью, за друзей и за мечту. Так вот, за мечту мы боремся очень редко. Объединившись, мы сможем решить многие вопросы, я в этом абсолютно уверен. Но для этого нужна в первую очередь ваша активность и заинтересованность», - сказал Ауезхан Даринов.


Дарья Тушина

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


Автор: . Дата создания:

Завершилась уборочная страда. Зерно, как водится, убрано, сданы отчёты руководству. Вот только невесело нашим аграриям.

Свои проблемы сельчане озвучили собкору издания «КазахЗерно.kz», при этом попросив не называть их имена.

«Да и с чего, спрашивается, - говорят они, - радоваться, когда цены на зерно оставляют желать лучшего.  Что это за цена - 35 тысяч тенге за тонну, если затраты на выращивание пшеницы намного превышают доход от его продажи? Тем более что субсидий в этом году государством не предусмотрено, а топливо, приобретённое, якобы, по льготным ценам, отличается от рыночных цен всего на 2-3 тенге за литр! Да и по произведённым расчётам его количества катастрофически не хватает для обработки земли во время посевной и уборочной кампаний! Зерно есть, да, погода в этом году капризная, неустойчивая, поэтому и качество его не слишком высокое. С трудом до третьего класса дотягивает! К тому же у большинства крестьян хранить его просто негде! А сдавать по смешной цене совсем не хочется. А если и сдашь, то всё равно в проигрыше останешься. Необходимо обеспечить достойную зарплату работникам, но всё равно она не будет соответствовать тому, о чём кричат надуманные бумажные сводки, плюс необходимо качественное обслуживание сельскохозяйственной техники… Нас часто упрекают в том, что наше зерно уходит за рубеж, а не остаётся в стране, а вы никогда не задумывались о том, почему за ценовую политику, точнее, её отсутствие, в нашей стране отвечают люди из других государств? Ведь все контракты идут туда! Зерновые монополии там сосредоточены, они наши цены перебивают, считая себя вправе диктовать нам условия. Из-за низкой прибыли от продажи зерна нет возможности платить корпоративный налог. Подумать только, сколько денег теряет наша страна, в которой Северный Казахстан всегда считался житницей!».

«Ещё новшество. Выращивайте на своей земле масличные культуры! Да не меньше 50%. Зачем?! Да, их стоимость на зерновом рынке Казахстана выше, чем стоимость других культур. Да, они хорошо субсидируются. Но корову-то льном кормить не будешь, а у каждого нашего работника есть хозяйство, каждый получает паи. Чем выплачивать, где отходы брать? Невольно напрашивается вывод: кому-то извне нужны такие изменения на земле потомственных хлеборобов. Мы искренне убеждены, что на выращивание зерна необходимы субсидии, а на деле они даются лишь на приобретение химических препаратов для обработки посевов. А ведь за землёй уход нужен! Недаром с таким отношением мы и урожай получаем смешной! Выживаем лишь потому, что получаем субсидии на разведение животноводства. А ведь это абсурд: закрывать «дыры» средствами, выделяемыми совершенно на другие цели. Государство у нас очень хорошо помогает животноводам, но не зерновикам», - подключается к разговору другой представитель хозяйства.

Предложение «Техника в лизинг» и вовсе обсуждать не хочется. Это катастрофа для фермеров с небольшими земельными угодьями, предположим, в 200-300 гектаров, и маленьким поголовьем скота. Почему развелось такое количество посредников, мешающих работать с государством напрямую? Это огромный перерасход денег впустую. Вот и выходит, что зерновиков у нас губят, что называется, на корню. Обидно, что мы выстояли в эпоху развала, трудились на благо своей страны, а теперь к нам такое отношение. Неужели мы это заслужили?

Руководство предлагает и иной выход. Мол, привлекайте иностранных инвесторов. А что нужно инвесторам, в принципе не знакомым с проблемами села? Конечно, прибыль. Зачем им лишняя головная боль и заботы о полях, сельских школах, местных жителях, благоустройстве и пр.? Взяли причитающиеся - и были таковы! В контракте же об этом ни слова не сказано, зачем заморачиваться, это же бизнес! Не нужны земледелию инвесторы извне, они всё из производства выкачивают. Свои нужны, доморощенные, которые знают, чем живут люди бок о бок с тобой.

А ещё кадры нужны, а их в деревнях нет! Государство тратит огромные деньги на обучение специалистов, а они в село не хотят. Тяжело жить вдали от цивилизации. Сходить некуда, круг общения не тот, да ещё и работать надо не в кабинетах. С людьми надо работать, уметь в совершено другом коллективе срабатываться, убеждать, что нужно сделать так, а не иначе. Нужно уметь достучаться, простите за грубость, до сознания полупьяной доярки тёти Маши, и заставить её стать передовой работницей. Вовремя поощрить передовиков, чтобы остальные старались равняться на них. А вот этого-то они и не могут.

Вот и выходит, что мы, как работодатели, стараемся создать для молодых специалистов все условия: и жильё даём, и воду в дом проводим, и обустроиться на новом месте помогаем - и всё впустую. А это оттого, что кадры молодые только теорию знают, практике они не обучены, не готовы к той работе, которую им предстоит выполнять! Обидно, что опыта много, а передавать его некому. Редко встретишь стоящего механизатора. Бухгалтеров да ветврачей и вовсе не сыщешь! Это в развитых странах практикующих специалистов готовят, а у нас - «бумажных». Зачастую приходится с нуля обучать людей неподготовленных, а иногда даже и в возрасте. Не хочет молодёжь в село, не приучена к сельской жизни, а лет, предположим, через пятнадцать-двадцать, кто город кормить будет? 

«Наша беда в том, что мы погрязли в бюрократизме. Из-за бумаг жизни вокруг себя не видим. Вся научная поддержка, кадровое обеспечение, сказочная заработная плата и ударная работа у нас только на бумаге. Обидно, знаете ли…», - заключает руководитель хозяйства.


Беседовала Любовь Бурмистрова

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Казахстанские крестьяне вынуждены работать в несправедливых ценовых условиях. Ведь они никак не влияют на стоимость своей продукции - ни зерна, ни хлеба. Тогда как их партнеры устанавливают цены исключительно на свое усмотрение - техника, запчасти, семена, удобрения, химия и так далее. При том, что сельхозпродукция либо дешевеет, либо стоит на месте, а все остальное дорожает, рентабельность агробизнеса в Казахстане постоянно снижается и ставит крестьян на колени.

Начало жатвы в Казахстане совпало с серьезным падением цен на зерно, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». Часть ответственности за это крестьяне возлагают на Минсельхоз РК, который год за годом, вопреки просьбам аграриев, своевременно не объявляет цену закупа зерна в ресурсы «Продкорпорации». В середине августа Минсельхоз объявил цены, по которым «Продкорпорация» закупит в свои ресурсы 200 тыс. тонн ячменя: зерно второго класса будет приобретаться по 37 тысяч тенге за тонну. Однако по пшенице этого сделано не было - последовало обещание озвучить цену ближе к 1 сентября.

Тем временем, пшеница в цене упала до 37 - 40 тыс. тенге за тонну зерна 3-го класса.

Специалисты отмечают, что это снижение - чисто спекулятивное, когда трейдеры пытаются приобрести остатки прошлогоднего зерна у крестьян практически по себестоимости. Конечно, в этой ситуации расстаться со своим зерном соглашаются лишь крестьяне, оказавшиеся в безвыходной ситуации - те, кому срочно нужны деньги на текущие расходы, связанные с подготовкой к полевым работам - приобретению ГСМ, запчастей и расходников.

Все остальные ждут начала жатвы, рассчитывая на то, что цена вырастет. Но произойдет ли это - большой вопрос. Да, год для многих зерносеющих регионов сложился непросто. Засуха не позволила сформироваться большому урожаю, и прогнозы говорят о том, что валовой сбор зерновых по стране будет как минимум на треть  ниже прошлогоднего, то есть  16 - 17 млн. тонн против 24 млн. тонн в 2016 году.

Казалось бы, логика говорит о том, что если зерна меньше, то цена на него должна быть выше - а значит, сезон должен стать выгоднее для аграриев. Однако в последние годы формирование цены зерна на рынке Казахстана зависит уже не столько от закупочных цен «Продкорпорации», сколько от урожая в соседних странах, прежде всего, России.  Учитывая то, как связаны экономики наших стран, неурожай пшеницы в сопредельных областях РФ приводит к росту цен на внутреннем рынке РК. Если же  в России своего зерна с избытком, то цены снижаются и у них, и у нас. В нынешнем году прогнозы говорят о том, что цена будет в пределах прошлого года, то есть, больше чем на 50 тыс. тенге за тонну зерна 3 класса рассчитывать не стоит.

Тем временем, реагируют на прогнозы и переработчики. Причем, опять не в пользу аграриев. Что особенно обидно, мукомолы «срезали» цены на твердые сорта пшеницы. А ведь нынешний год - первый, когда крестьяне, после многолетнего перерыва, решили провести их пробные посевы. Дело в том, что в прошлом сезоне цена на твердую пшеницу составляла от 65 до 72 тыс. тенге за тонну, при том что мягкая пшеница тогда стоила 40 - 43 тыс. тенге за тонну. То есть разница была хорошей. Рассчитывая на это, часть аграриев и вернулась к мысли заняться твердыми сортами. Но в нынешнем сезоне переработчики предлагают лишь 55 тыс. тенге за тонну твердой пшеницы. Что будет дальше, станет ясно по ходу жатвы, которая стартует в конце августа - начале сентября.

Напомним, что Министерство сельского хозяйства РК, презентуя новую Госпрограмму развития АПК РК на 2017 - 2021 годы, одной из основных проблем отечественной отрасли растениеводства обозначило перепроизводство пшеницы. По итогам 2015 года аграрное ведомство насчитало в стране почти 3 млн. тонн «лишней» пшеницы при общем урожае на уровне 15 млн. тонн!

К чему ведет превышение предложения над спросом, известно - к падению цены. Не случайно сами крестьяне очень сдержанно в последние годы относились к рекордным показателям урожайности. Ведь вместо радости золотые горы зерна приносили им убытки - продать свой товар зачастую им удавалось лишь чуть выше себестоимости. Рентабельность производства пшеницы, согласно оценкам экспертов, составляет 15 - 20% даже в хорошие для крестьян годы. В плохие - падает до 8%.

Выход из ситуации МСХ РК видит в диверсификации посевных площадей и переходе на выращивание высокорентабельных культур, востребованных на рынке - масличных, бобовых, фуражных, кормовых, а также овощей и сахарной свеклы.


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Эти слова Кумар Аксакалов адресовал сельхозтоваропроизводителям, работу которых счел недобросовестной. Сейчас первый руководитель Северного Казахстана объезжает районы области и проверяет состояние посевных площадей. К слову, поля выбираются случайным образом, так что возможности подготовиться заранее и организовать маршрут только лишь по преуспевающим крестьянским хозяйствам, районные власти лишены. Кстати, о том, что такая работа будет проводиться, К. Аксакалов предупреждал всех еще до начала посевной кампании, но, по всей видимости, его словам тогда мало кто внял. И очень зря, пишет собкор издания «КазахЗерно.kz».

25 июля Кумар Аксакалов посетил Есильский район. В самом начале картина здесь выглядела вполне приглядной. На полях ТОО «Петровка-Агро» активно используются минеральные удобрения, что видно по самим посевам - пшеница пышет здоровьем.

- Вот эффект минеральных удобрений - колос другой, высота, стебель мощный, - прокомментировал аким СКО. - И должен быть соответствующий хлеб. 50% от стоимости удобрений государство компенсирует. В этом году по области мы взяли в 2 раза больше.

Похвалил глава региона и деятельность КХ «Асылхан» в селе Тауагаш. Местная предпринимательница Гульмира Жанабекова открыла здесь молокоприемный пункт, однако из-за отсутствия нужных объемов, объект простаивает. Эту проблему хозяйство намерено решать собственными силами.

- У нас есть 30 коров мясной породы - белоголовой, планируем купить еще, - рассказала Г. Жанабекова. - Теперь сделали заявку, чтобы купить дойных коров в Тайыншинском районе, чтобы получать молоко. Мы принимаем молоко от населения и сдаем в Менкесер. Установили оборудование, потратили 5 миллионов тенге, половину суммы предоставило государство в виде безвозмездных субсидий. Однако молокоприемный пункт и охладительные танки пока простаивают, поскольку нет объемов молока. Молоковоз есть, собираем сырье в деревне, но пока маловато: всего 250-300 литров. Поэтому хотим увеличить сбор за счет приобретения собственного стада коров молочных пород. Занимаемся по мере возможности и животноводством – это перспективное направление. У нас около 30 голов КРС, 20 лошадей. На 70 гектарах пашни сеем ячмень для животных, есть 110 гектаров пастбищ.

И если в Тауагаше местные бизнесмены хоть как-то пытаются поднять животноводство, то в центральной усадьбе округа - поселке Спасовке, про эту сферу забыли напрочь. Здесь основными являются 2 крестьянских хозяйства: ТОО «Явленка МТС» и ТОО «Жангали». Все их усилия сосредоточены на посевах, но, судя по состоянию полей, и к этому направлению они относятся спустя рукава, что недопустимо, подчеркнул аким области.

Так, пары поросли мощным слоем сорняков, хотя такого быть не должно. Кстати, от ока К. Аксакалова никакое поле не спрячешь - за тем, соблюдается ли технология обработки полей, глава региона следит при помощи квадрокоптера. Дрон поднимается в воздух на расстояние до 500 метров, демонстрируя с высоты птичьего полета полную картину. И она здесь, к сожалению, гнетущая.

- Это не пары! - аким. - Это должно расцениваться как нерациональное использование земли. Сверху это ничем не отличается от посеянных полей. Не видно, что их обработали. Нельзя к земле так относиться. Всего по данному сельскому округу 21 тысяча гектаров земли,  находящейся в обработке. Из них только 1800 гектаров отведены под пары - это 8,6%, а должно быть - 20%. Сами не работают и люди ничего не делают. С такими хозяйствами нужно работать иначе!

Стоит отметить, что субсидиями эти КХ не брезгуют пользоваться, при этом выхлоп нулевой, что можно понять по Спасовке. Деревня, где осталось всего 245 жителей, умирает, потому что жители не видят здесь никаких перспектив для себя. В огромной трехэтажной начальной школе обучаются всего 6 человек, еще 5 малышей посещают миницентр при учебном заведении.

- Все зависит от инвесторов, которые приехали сюда - «Явленка МТС» и ТОО «Жангали», - прокомментировал Кумар Аксакалов. - Из года в год засевается монокультура, весной приехали, осенью собрали, уехали. Здесь мы видим, ничего не делается. Упадок. Все позарастало. Они должны платить в 10 раз налогов больше. Сегодня это предприятие не платит налогов вообще или мизер платят. Заработная плата в среднем – 30 тысяч. Почему он не должен заниматься животноводством, когда есть спрос?

Окончательный «разнос» местной исполнительной власти и недобросовестных землепользователей был сделан уже вечером в доме культуры районного центра - села Явленка. Напряжение в зале было настолько велико, что даже освещение не выдерживало - в самом начале совещания с треском и дымом сгорела одна из ламп на потолке, словно предвещая, что разговор будет для ряда лиц весьма тяжелым. Так, в итоге, и получилось.

Несмотря на то, что в своем докладе аким Есильского района Муратбек Абишев и пытался обозначить вскользь выявленные во время поездки проблемы, в целом, по его словам, делается все, чтобы и экономика, и социальная сфера развивались. По мнению Кумара Аксакалова, этих усилий явно недостаточно. Об этом говорит и анализ, проведенный управлениями сельского хозяйства и индустриально-инновационного развития области.

- За первое полугодие текущего года приток инвестиций в сельское хозяйство составил 1,2 миллиардов тенге, - рассказал руководитель управления сельского хозяйства Кайрат Омаров. - Это 11 место среди районов области. Из 280 сельхозформирований работу по внесению удобрений производят лишь 28 товаропроизводителей. Хотя 50% стоимости возмещает государство, данной поддержкой не пользуются сельхозпроизводители. Кроме этого, не проводят работу по повышению плодородия земли свыше 250 хозяйств. Процент сортообновления составил по области 5,3, по району - 1,6 %, что ниже областного показателя на 3,7%.

Слабо район сработал с начала года и по инвестициям, подчеркнул руководитель управления индустриально-инновационного развития Жанат Садвакасов. Так, по уровню финансовых вливаний из вне, район занимает 9 место из 13. 10-процентный рост по полугодию не достигнут. Также, за истекший период наблюдается значительное влияние бюджетных средств: на 1 тенге бюджетных - 5 тенге частных.

Глава региона назвал такие показатели недопустимыми. Во многом, здесь помимо районного акимата, ответственны местные сельхозтоваропроизводители, которые вполне удобно устроились на «шее» у государства. За примерами далеко ходить не нужно.

- «По району выплачено 572 миллиона налогов в сельском хозяйстве, 535 миллионов составила заработная плата, - отметил К. Аксакалов. - Помощь в виде субсидий выплачена в размере 1 миллиарда 483 миллионов тенге. Таким образом, государство практически платит заработную плату, и налоги еще платит. В таком состоянии хозяйства не должны работать. Почему это происходит? Потому что работы нет. Никаких мер не принимается. Сегодня я в этом убедился.

Завершая встречу, аким Северного Казахстана призвал аграриев вспомнить, на каких условиях им предоставлялась земля. И если такое отношение к доверию государства продолжится, то механизмов, для того, чтобы прекратить это, у властей хватит.

- Кто будет работать за 30 тысяч тенге? - спросил у представителей АПК района первый руководитель области. - О каком хозяйственном отношении можно говорить? Разве так можно относиться к людям? Разве мы этого хотели, когда давали вам право стать хозяевами? Богатейте, но не за счет людей! Богатейте, но и о людях думайте! Дайте работу, обрабатывайте землю хорошо. То, что мы видели сегодня на некоторых полях, такого не должно быть. У нас полномочий хватит, чтобы прекратить чью-то кипучую деятельность, если она направлена против людей.

Поездки по районам продолжатся. Кроме того, уже осенью Кумар Аксакалов пообещал еще раз навестить депрессивную Спасовку и проверить, вняли ли его словам местные власти и главы крестьянских хозяйств.


Петр Акутионов

Газета  «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Продукты в мире дешевеют год от года уже долгое время. В Казахстане же все наоборот: продовольственная корзина дорожает, и даже самый необходимый набор продуктов забирает всё большую часть дохода граждан страны.

Среднее значение Индекса продовольственных цен ФАО по итогам 2016 года составило 161,6 пункта, что на 1,5% ниже уровня 2015 года; тенденция к снижению сохраняется вот уже пятый год подряд.

Что касается ситуации в Казахстане, то в начале января Министерство национальной экономики РК сообщило: по итогам 2016 года инфляция в Казахстане составила 8,5%. При этом, продовольствие подорожало на 9,7%.

А отдельные группы товаров подорожали намного больше среднего показателя. Так, за 2016 год чай «взлетел»  на 38,9%, крупы  - на 31,3%, яйца - на 20,3%, хлеб - на 17,2%, сахар - на 17%, картофель - на 15,6%, мясо птицы - на 13,8%,макаронные изделия - на 11,3%...

«Скоро в магазин мы будем ходить, как в музей», - так оценивают казахстанцы свое материальное положение. И цифры это подтверждают: согласно мировой статистике, граждане нашей страны тратят на продукты 43% от дохода семьи, по этому показателю находясь на уровне жителей Алжира, Камеруна, Кении, Нигерии. Тогда как в развитых странах (США, Сингапур) расходы не еду составляют чуть более 6% от бюджета.

Конечно, сразу возникает вопрос - почему продовольствие так дорого, а сельхозтоваропроизводители Казахстана при этом отнюдь не жируют, а год от года едва сводят концы с концами?

Ответов на этот вопрос множество, и все они неутешительные.

Во-первых, производители сельхозпродукции лишены доступа к дешевым кредитным ресурсам. Не говоря про банки (где ставки по кредитам запредельные), даже структуры холдинга «КазАгро», получая деньги из госбюджета практически даром, крестьянам их отдают по ставке не ниже 6%.

Во-вторых, все сливки с работы крестьян в Казахстане снимают перекупщики всех мастей. Например, фермер, вырастив свинину, отдает ее посреднику за 800 - 850 тенге килограмм. На прилавке это мясо оказывается уже как минимум по 1500 тенге. Навести порядок в этом вопросе МСХ РК и местные власти то ли не способны, то ли не хотят.

В-третьих, огромная часть продуктов питания в Казахстан завозится из-за рубежа. Например, по мясу птицы рынок Казахстана зависим от импорта на 54%, по гречневой крупе - на 62%, а по сахару - и вовсе на 97%! А значит, в цену этих товаров закладывается постоянное снижение курса тенге, транспортные расходы, ввозные пошлины и так далее.

При этом, прожиточный минимум в Казахстане на 2017 год, установленный Законом РК «О республиканском бюджете на 2017-2019 годы», составляет 24 459 тенге. Если вычесть из этой суммы такие обязательные расходы, как коммуналка и проезд в транспорте, то получится, что питаться казахстанец должен примерно на 350 - 330 тенге в день. То есть на $1 при нынешнем курсе.

Чтобы определить доступный гражданам нашей страны рацион, собкоры издания «КазахЗерно.kz» прошли по магазинам. И выяснили очевидное - на $1 не разгуляешься.

Допустим, в понедельник можно купить пачку творога (250 граммов) - 330 тенге; во вторник - плитку шоколада (10 граммов) - 310 тенге; в среду - килограмм пакистанских мандаринов (кислых и с косточкой) - 350 тенге; в четверг - килограмм растительного спрэда, продающегося под видом масла,  - 320 тенге; в пятницу - десяток яиц - 315 тенге; в субботу можно порадовать себя килограммом гречки или риса - 285 тенге; ну, а воскресение - купить одно копыто говяжье за 350 тенге.

А дальше? Дальше останется только протянуть собственные копыта от такой жизни.

Остается только добавить, что на такой вот жесткой диете сидят граждане страны, имеющей в своих недрах 99 из 105 элементов таблицы Менделеева. В том числе, Казахстан занимает первое место в мире по разведанным запасам цинка, вольфрама и барита, второе - серебра, свинца, хромитов, третье - меди, флюорита, четвертое - молибдена, шестое - золота, восьмое - по подтвержденным запасам нефти…

Справка: 1 доллар =  331,08 тг.


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Если посмотреть на динамику урожайности зерна за длительный период, то становится очевидно, что есть тенденция к росту, но она не настолько велика, чтобы говорить об этом уверенно, пишет на страницах издания «КазахЗерно.kz» ученый Мехлис Касымович Сулейменов. В засушливые годы по-прежнему урожайность падает до 5-7 ц/га, а в благоприятные годы она повышается до 13-14 ц/га, а в среднем мы остаемся на уровне 10-11 ц/га. При этом, если учесть, что за годы независимости самые малоплодородные земли были выведены из оборота, то станет ясно, что эффективность технологий в земледелии осталась на том же уровне или даже снизилась. В чем причина?

Для этого надо посмотреть на применяемые в производстве технологии возделывания полевых культур. Что изменилось, в чем есть положительные и отрицательные сдвиги?

Основные факторы формирования урожайности - это накопление влаги, защита растений и удобрение. Все три фактора имеют влияние на урожайность полевых культур во взаимодействии, то есть одно дополняет другое. В этом плане наименьшее внимание уделяется внесению удобрений. Их применяют только передовые хозяйства, а большинство ссылаются на нехватку финансов или на то, что внесение удобрений не оправдывает затрат.

Действительно, удобрения не всегда оправдывают затраты и это надо учитывать, намечая их внесение. Рассмотрим, что надо делать, чтобы повысить отдачу от удобрений, чтобы внесение удобрений давало прибыль.

Первый фактор - это накопление и сохранение влаги в почве. Чем больше запасы влаги в почве, тем больше вероятности получения высокой прибыли от удобрений. Поэтому крестьяне должны пройти все свои поля весной для определения глубины промачивания почвы перед посевом. Если глубина промачивания меньше полуметра, то мало вероятности, что внесенные удобрения обеспечат прибавку урожая. Если глубина промачивания в пределах 70-80 см, то есть большая вероятность, что удобрения в худшем случае оправдают затраты, а при соблюдении других агротехнических факторов, а также при благоприятных погодных условиях будет обеспечено рентабельное внесение удобрений. В случае промачивания почвы на 90-100 см рентабельное внесение удобрений будет гарантировано при любом сценарии погодных условий. Поэтому крестьянин должен принять меры для повышения и сохранения почвенной влаги и действовать в соответствии с картой промачивания почвы.    

Для накопления влаги в почве применяются такие агрономические приемы как снегозадержание, а также основная и предпосевная обработка почвы. Сейчас снегозадержание применяется, но в меньших объемах, так как раньше эту работу контролировали партийные структуры и строго спрашивали за невыполнение планов проведения этих работ.

Есть разговоры о том, что снегозадержание бесполезно и по этой причине отказываются от него. Но есть немало хозяйств высокой культуры земледелия, которые выполняют этот агротехнический прием и получают от него хорошие результаты. Конечно, не во все годы и не на всех полях. Об этом знают опытные агрономы и применяют снегозадержание в первую очередь на полях, разрыхленных с осени для впитывания талых вод.

Осенняя обработка почвы играет важную роль в накоплении влаги. В советское время ее значение было преувеличено, так как партийные органы заставляли обрабатывать все поля, независимо от конкретной ситуации на разных почвах и при разных погодных условиях. В годы независимости, наоборот, осеннюю обработку почвы стали недооценивать. Вначале это объяснялось недостатком финансов, а в последние годы перестали делать зяблевую обработку под флагом освоения нулевых технологий.

На самом деле, неправильно все поля обрабатывать осенью, как неправильно и переходить кругом на нулевые технологии. Надо исходить из того, что осенняя обработка почвы должна создать оптимальные условия для впитывания талых вод весной при таянии снега. Это может быть ежегодная зяблевая обработка почвы на тяжелых почвах или обработка почвы один раз в два-три года. При этом на склоновых участках надо обрабатывать почву поперек склона.

Весной в северном регионе важное значение имеет прием закрытия влаги, так как от схода снега до посева полевых культур проходит длительный период, во время которого теряется большое количество влаги. Ранне-весеннее боронование, конечно, не может «закрыть» влагу в почве, но может предотвратить ее излишнее испарение. При поздних сроках посева полевых культур целесообразно делать мелкую промежуточную культивацию для уничтожения взошедших сорняков и сохранения влаги в почве. Вместо культивации можно применять и обработку гербицидами. Вместо предпосевной культивации с точки зрения сбережения влаги в почве лучше применять прямой посев после обработки поля гербицидами.

Таким образом, система основной и предпосевной обработки почвы дает возможность обеспечить лучшее накопление и сбережение влаги, что создаст условия для получения хороших всходов и оптимального использования внесённых удобрений.

Защита растений от сорняков, вредителей и болезней - не менее важный фактор эффективности внесённых удобрений. Это не менее важный вопрос, чем накопление и сбережение почвенной влаги. На засоренных полях значительная часть внесенных удобрений тратится на питание сорняков. На удобренных полях растения лучше сопротивляются губительному действию вредителей и болезней. Если удастся освободить культурные растения от поражения сорняками, вредителями и болезнями, то гарантирована максимальная прибавка урожая любой культуры от внесения удобрений.

Все наши почвы в стране имеют недостаток фосфора. Поэтому внесение фосфора даже в малых дозах (10 кг/га действующего вещества) обеспечит достаточную прибавку урожая для получения прибыли. Раньше во всех рекомендациях по внесению фосфорных удобрений предлагалось применять их только в паровом поле в дозе 60 кг/га на всю ротацию четырехпольного зернопарового севооборота. И сейчас некоторые агрономы придерживаются этих рекомендаций. Но для условий рыночной экономики более пригодно внесение фосфорных удобрений ежегодно в рядки при посеве.

С одной стороны - это обеспечивает отдачу в год внесения удобрений, с другой стороны - при внесении удобрений в пар часть их теряется на питание сорняков в пару и в послеуборочный период. Фосфорные удобрения, кроме повышения урожайности, ускоряют созревание культур, что имеет важное значение для повышения качества зерна, а также для сокращения потерь урожая при поздней уборке.

В прежних рекомендациях по почвозащитной системе земледелия не было упоминания об азотных удобрениях. Это объясняется тем, что в первые 30-40 лет после распашки целинных земель в почвах было достаточно нитратов для нормального обеспечения растений азотом. Более того, в посевах после чистого пара наблюдался избыток нитратов, что было причиной обязательного внесения фосфорных удобрений в паровом поле.

Ситуация постепенно изменилась, и в настоящее время уже на всех почвах наблюдается недостаток азота. Однако азотные удобрения применяются только в ограниченном количестве хозяйств, что ведет к значительному недобору урожая всех культур. На самом деле азотные удобрения надо вносить на всех полях, кроме посевов по пару и после бобовых культур. Внесение азотных удобрений не только повышает урожайность, но и улучшает качество зерна. Для начала необходимо вносить минимальное количество азотных удобрений (20 к/га действующего вещества) при посеве.

Таким образом во всех регионах страны удобрения могут стать важным фактором повышения урожайности и качества продукции. Для обеспечения рентабельности внесения удобрений надо повысить общую культуру земледелия, а именно, своевременно и качественно проводить мероприятия по накоплению и сбережению влаги в почве, а также по защите растений от сорняков, вредителей и болезней. Если удобрения будут применяться на фоне высокой культуры земледелия, то есть все основания выйти на среднюю урожайность зерна по стране в 15 ц/га. 


М.К. Сулейменов, научный консультант НПЦЗХ имени А.И. Бараева

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Распределять всегда выгоднее, чем производить. Казахстанские аграрные чиновники явно руководствовались этой мудростью, когда решили создать на базе «Продкорпорации» Экспортный центр АПК.

Вместо приватизации

Год назад, выступая с очередным посланием к народу Казахстана, Елбасы поручил правительству разработать новую программу приватизации, включив в нее госсобственность, входящую в три крупнейших управляющих холдинга - «Самрук Казына», «Байтерек» и «КазАгро».

Глава государства отметил, что холдинги превратились в неэффективных посредников между бюджетом и банками.

«Все это сопровождается, во всех этих предприятиях малых, «внучках» и «дочках», раздутыми штатами, тратами огромных бюджетных ресурсов, в то же время это приводит к вытеснению инвестиций и инициативы», - заметил он.

Прошел год, сменился министр сельского хозяйства РК, появилась Концепция новой госпрограммы по развитию отечественного АПК. И в этом документе крестьяне с удивлением обнаружили, что вместо выполнения поручения Президента одну из «дочек» холдинга «КазАгро», нацкомпания «Продкорпрация», решено не только вывести из приватизации, но еще и наделить новыми полномочиями!

Золотая ложка

«Продкорпорация» - кусочек лакомый. Ее деятельность укладывается в волшебную формулу прибыльности: «купить дешево, продать дорого».  То есть нет никакой возни с крестьянами - ни лизингов, ни кредитов, ни залогов. Все просто - осенью покупается зерно по минимальным ценам, а когда те зимой-весной вырастают, зерно продается. Легкие деньги. Кто из чиновников откажется от такой золотой ложки во рту?

Судите сами: по итогам 2015 года чистый доход АО «НК «Продкорпорация» составил 324,5 млн. тенге. Для сравнения: чистый убыток АО «КазАгроФинанс» в том же 2015 году составил 5,576 млрд. тенге, констатирует собкор издания «КазахЗерно.kz».

Разница очевидна. Именно поэтому «КазАгроФинас» в 2017 году решено выставить на продажу (также как АО «КазАгропродукт» и АО «КазАгромаркетинг»). А «Продкорпорация» решением государственной комиссии по модернизации экономики от 28 июня 2016 года из комплексного плана приватизации исключена под благовидным предлогом «в целях обеспечения продовольственной безопасности в вопросе стабильного обеспечения зерном».

Ниже рынка

Ну а в ноябре, когда МСХ РК представил Концепцию новой госпрограммы, стало известно о планах превращения «Продкорпорации» в Экспортный центр АПК.

Выступая в Службе центральных коммуникаций, вице-министр сельского хозяйства РК Гульмира Исаева сообщила, что целью создания центра является «поддержка отечественных сельхозтоваропроизводителей при продвижении продукции на внешние рынки».

О том, как на деле выглядит эта самая «поддержка» от «Продкорпорации», казахстанским аграриям рассказывать не надо. Они все прекрасно помнят 2012 год, когда урожай был небольшим. Стоимость зерна на рынке подскочила, но «Продкорпорация» установила цену закупа в свои ресурсы в два раза ниже рыночной. Естественно, желающих продавать ей пшеницу (выращенную крестьянским потом и кровью) по своей воле не нашлось. Тогда без зазрения совести был применен административный ресурс.

- На рынке пшеницы тогда стоила 45 тыс. тенге за тонну, - вспоминает один из фермеров. - А нас заставили продать часть урожая в ресурсы «Продкорпорации» по 26500. Я продал 500 тонн. То есть в один день просто потерял 10 млн. тенге. И эта практика была очень широко распространена. К каждому более-менее крупному хозяйству приставляли «куратора» -  кого-то из чиновников, который его «уговаривал» продать. А проще говоря, «нагибал». За мной по пятам ходил заместитель акима района, пока я не был вынужден согласиться. И что потом? Часть этого зерна отдали хлебопекам и птичникам, поскольку у тех были проблемы. Получается, поддержали эти отрасли не за счет государства, а за наш счет. А часть «Продкорпорация» продала на рынке, получив сверхприбыль за счет нашего труда.

В неравных условиях

Аграрии не сомневаются, что оставшись в госсобственности, «Продкорпорация» продолжит пользоваться административным ресурсом для решения своих сугубо коммерческих целей. То есть пользоваться все той же формулой «Купить дешево, продать дорого», вынуждая крестьян отдавать ей продукцию за бесценок.

Таким образом, она сможет легко обходить в конкурентной борьбе частные экспортные компании, выдавливая их с рынка и не позволяя развиваться конкуренции. Также нужно учесть и огромный масштаб компании, и доступ к дешевым финансовым ресурсам из бюджета. Все это позволит «Продкорпорации» прогибать сельхозрынок страны под себя, не считаясь с интересами крестьян.

А ведь надо вспомнить, что развитие конкуренции также было одной из главных задач, озвученных Елбасы в прошлогоднем послании народу Казахстана. Провести приватизацию госкомпаний он поручил и с этой целью тоже, поскольку госучастие «приводит к вытеснению инвестиций и инициатив».

- «Продкорпорацию» ведь сейчас суют везде, - говорит производитель зерна. - Вот, хотели мы весной получить финансирование для своего сельского кредитного товарищества через «Аграрную кредитную корпорацию». Нам говорят - сначала идите и  заключите контракт форвардного закупа будущего урожая с «Продкорпорацией». Делать нечего, пошли. С нами заключили договор по 33 тыс. тенге! Осенью цена на зерно была примерно 45 тыс. тенге за тонну. Естественно, «Продкорпорации» продавать зерно мы отказались, отдали в другое место. Нам позволили это сделать, потому что зерна в стране в этом году много. А был бы неурожай - так бы и пришлось отдавать за бесценок.

Чиновничий аппетит

Вот такой государственно-коммерческий монстр паразитирует на труде казахстанских крестьян - и собирается делать это дальше. И аппетит его растет во время еды. Ведь новый Экспортный центр АПК будет теперь заниматься не только зерном. МСХ РК озвучил планы охватить практически весь спектр производимой в стране сельхозпродукции. Причем, формировать крупные экспортные партии планируется с помощью все того же форвардного закупа, о механизме которого мы сказали чуть выше.

Первым пострадавшим может оказаться такая отрасль, как производство масличных культур.

Минсельхоз очень много и очень давно говорит о необходимости диверсификации растениеводства. Эта задача - одна из основных и в Концепции новой Госпрограммы. Площади зерновых культур предложено снизить за пять лет на 2,3 млн. га, увеличив площади масличных на 1 млн. га.

Однако, на сегодня в стране нет инфраструктуры, которая позволяла бы хранить и сушить те же лён и подсолнечник. Существующие элеваторы не рассчитаны на мелкосеменные культуры. При этом, собственной инфраструктуры у «Продкорпорации» нет, и строить ее она не планирует, даже получив статус Экспортного центра АПК. Значит, все, что они закупят у крестьян, сразу отправят за границу.

- У нас сейчас маслозаводы в стране стоят недогруженные, потому что не хватает сырья, - говорит фермер, решивший заняться выращиванием масличных. – Многие крестьяне хотели бы начать их выращивать, но знают - со сдачей урожая будут проблемы. Занимаются тем же льном лишь те, кто может его сам быстро экспортировать после уборки. А что будет, если на рынке появится еще один игрок, который будет на экспорт продавать не масло, а лен или подсолнечник? Вот, заключит Экспортный центр контракт с Китаем, и отправит туда половину наших масличных. Наши маслозаводы вообще окажутся без работы. Для государства это будет огромный минус, потому что, чем больше мы отдаем сырья, тем бесполезнее все усилия наладить отечественную переработку.

Легкие деньги

Крестьяне отмечают, что плюсом для отрасли может стать, только если Экспортный центр АПК займется культурами, которые не особо востребованы на внутреннем рынке, например, чечевица и нут. Во всех остальных случаях появление государства в качестве экспортного оператора вызовет снижение конкуренции на рынке и ударит в первую очередь по производителям. Потому что зарабатывать тогда будет только «Продкорпорация», а не сами фермеры.

- Меня вообще возмущает этот непонятный подход: почему государственные компании, входящие в «КазАгро», все свои усилия направляют лишь на то, чтобы получать прибыль? – говорит аграрий со стажем. -  Они создавались совсем для другой цели: поддерживать крестьян, обеспечивать им условия для стабильной работы. Для этого «КазАгро» дают бюджетные деньги под 0,1 %. А что мы видим? Эти дешевые деньги выходят из «КазАгро» уже минимум под 4 %! А дальше - больше: через «АКК» на посевную финансирование для крестьян уже идет под 9 %! Куда это годиться? Легкие деньги, уходящие в карманы чиновников через раздутые зарплаты, дивиденды и административные расходы, превышающие нормативы.

Тем временем, уже только планы по передаче контроля над экспортом всей сельхозпродукции Казахстана в ведение «Продкорпорации» привели к проблемам для крестьян. Приведем реальный пример из недавних: предприниматель вел переговоры с бизнесменами из Ирана по поводу открытия совместных ферм в Костанайской и Акмолинской областях. Предполагалось привлечение большого объема инвестиций в обработку земли и закуп скота. Но как только иранцы услышали о планах передать контроль над экспортом государству, они насторожились. Никто ведь не знает, до чего дойдет фантазия чиновников, и какие преграды они создадут частным фирмам, чтобы монополизировать рынок. Инвесторов напугала перспектива того, что всех производителей заставят сдавать сельхозпродукцию (то же мясо и молоко) «Продкорпорации» по фиксированной и совсем несправедливой цене. Так что переговоры с потенциальными инвесторами зависли, и неизвестно - продолжатся ли…

- Такое ощущение, что Минсельхоз Казахстан возвращается назад в СССР, - говорит разочарованный казахстанский зернотрейдер. - В Союзе ведь тоже были заготконторы, которым нужно было отдавать свою продукцию. Появления такой же схемы на базе «Продкорпорации» все боятся. Выгоду от нее будут получать чиновники в ущерб рядовым производителям. По сути, это будет их новой кормушкой.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»