Автор: . Дата создания:

Прошлой осенью компания «Казахстан темир жолы» практически похоронила зерновой рынок страны, не сумев обеспечить отгрузки на экспорт из-за дефицита вагонов. Так что к новому году Минсельхозу пришлось срочно искать деньги и объявлять о дополнительном закупе пшеницы в ресурсы «Продкорпорации». Нынешний аграрный сезон только начался, а железнодорожники уже успели воткнуть крестьянам палки в колеса, объявив о повышении тарифов на перевозки.

«KTZ Express» - транспортно-логистическая компания, 100 процентов акций которой принадлежат НК «Казахстан темир жолы». В конце мая она разослала своим клиентам письмо за подписью и.о. директора департамента железнодорожных перевозок С. Айгожаевой о том, что с 28 мая АО «КТЖ - Грузовые перевозки» повышает тариф за пользование вагонами общего парка как на внутренних, так и международных направлениях.

Трейдеры тут же принялись изучать размер повышения, и были возмущены аппетитами компании - почти 15 процентов! По словам зернотрейдеров, ж/д тариф за 1 тонну сельхозпродукции вырос на 10-12 долларов.

После прошлогоднего коллапса зернового рынка страны никому не надо объяснять, насколько благополучие всего АПК зависит от доступности транспортных коридоров Казахстана. Не имея выхода к морю, производители сельхозпродукции Казахстана и без того находятся в неравных условиях по сравнению с коллегами из других стран-экспортеров, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». Те же Россия и Украина имеют возможность отгружать зерно из портов Чёрного моря. А значит, могут позволить себе продавать его дешевле, чем Казахстан, и выигрывать битву за клиентов. В условиях постоянного роста производства зерна это, по сути, становится вопросом жизнеспособности всего АПК страны.

В такой ситуации повышение железнодорожных тарифов (и без того немалых) можно назвать не иначе, как ножом в спину всем аграриям Казахстана и лично - министру сельского хозяйства - вице-премьеру Умирзаку Шукееву. Едва получив назначение на нынешнюю должность, Шукеев был вынужден разгребать проблемы, в которые отрасль погрузилась из-за транспортного коллапса. Не прошло и полугода - новое обострение старой болезни. И это в тот момент, когда перед Шукеевым стоит конкретная задача от Елбасы - превратить АПК Казахстана в локомотив всей экономики.

С такими аппетитами «Казастан темир жолы» выполнить поручение главы государства становится практически невозможно. Ведь не секрет, что без экспорта пшеницы аграрная отрасль не выживет. Производится в стране порядка 15 млн. тонн пшеницы  в год, а потребляется 7 млн. (продовольствие и переработка). Еще 8 млн. тонн необходимо вывезти и продать на внешнем рынке. Если этого не делать вовремя, происходит затоваривание внутреннего рынка, обрушение цен и разорение крестьян. Примеры в недавнем прошлом мы все видели.

При этом, рентабельность зерна и так достигла исторического минимума. Если когда-то крестьяне зарабатывали по 100% прибыли с каждой тонны и могли позволить себе вкладываться в развитие, то урожаи последних лет приносят лишь разочарование. Так, в прошлом году при средней себестоимости 37,5 тыс. тенге за тонну продавали крестьяне товарную пшеницу по 42 тыс. тенге. И в этой цене «сидели» еще 3 тыс. тенге расходов на транспортировку. То есть реальная прибыль с тонны составляла всего 1,5 тыс. тенге.

А теперь давайте считать: посевная нынешнего года оказалась дороже прошлогодней на 15% из-за подорожания дизтоплива со 127 до 151 тенге за литр. Теперь еще и железнодорожные тарифы вырастут на те же 15%. Если цена на зерно останется на нынешнем уровне, то крестьяне смогут продавать его лишь себе в убыток. Вывод сделать несложно: всю сельхозотрасль Казахстана (а зерно - ее основа) ждет крах.

А что же «Казахстан темир жолы» и ее дочерние структуры? Они будут процветать. Давайте прикинем: только зерна из страны вывозится за год 8 - 9 млн. тонн. Повысив тариф на 9 долларов за тонну, компания одним росчерком пера обеспечила себе дополнительный доход в размере $80 млн!

Остаётся только один вопрос - в чьи карманы потекут эти золотые реки? Пора бы уже этим вопросом задаться антикоррупционным службам и структурам, ответственным за стратегическую стабильность в стране. Ведь если аппетиты перевозчиков «завалят» аграрный сектор, мы получим и экономические, и социальные катаклизмы. Без работы останутся миллионы людей - половина из 18 млн. граждан Казахстана живёт в селе.

Кстати, в понедельник 11 июня стало известно о громком аресте. За решетку отправился  Галым Муканов, вице-президент АО «Кедентрансервис», еще одной крупной транспортно-логистической компании, созданной с государственным участием. Отметим, что совет директоров АО «Кедентрансервис» возглавляет Санжар Елюбаев, одновременно являющийся вице-президентом по логистике компании «Казахстан темир жолы». А в 2013 - 2016 годах Санжар Елюбаев являлся президентом «KTZ Express».

О причинах ареста Галыма Муканова (пока - на два месяца) официальных данных нет. При этом, неделей ранее, 6 июня, руководитель департамента Нацбюро по противодействию коррупции по Астане Шынгыс Кабдулла сообщил о задержании нескольких руководителей компании квазигосударственного сектора при получении крупной взятки.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Стоило Минсельхозу Казахстана фактически реанимировать программу «Агробизнес-2020», как за ней следом в аграрное ведомство вернулся и ее разработчик, бывший министр сельского хозяйства РК Асылжан Мамытбеков. Прослужив около полугода нештатным советником Умирзака Шукеева, теперь он получил уже официальную должность ответственного секретаря МСХ РК.

Старый конь

… борозды не испортит, говорят в народе. Правда, не все знают, что окончание пословицы звучит так - «но и глубоко не вспашет».

И в этом смысле возвращение Мамытбекова в МСХ понятно, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». Полномочия ответственного секретаря - это по сути дела, руководство аппаратом министерства и обеспечение реализации государственной политики в отрасли. То есть, слегка модернизировав свой прежний курс, Асылжан Сарыбаевич сам же за его внедрением и проследит.

При этом, глубоко пахать от него и не требуется. Ведь старый-новый курс Минсельхоза направлен не на то, чтобы коренным образом модернизировать сферу АПК и превратить ее в локомотив экономики. Совсем нет! Задача одна - без шума и пыли помогать определённым людям развивать их бизнес, используя государственные ресурсы.

Толеутай Рахимбеков, работавший вице-министром в команде бывшего главы МСХ РК Аскара Мырзахмерова, по поводу нынешних подходов к господдержке АПК высказался предельно ясно: «Дорогой друг-фермер! Никто помогать тебе в МСХ и не собирается! Там думают только об узком круге своих избранных!».

«Узкий круг избранных» - это несколько крупных компаний, занятых в мясном животноводстве. И раз уж речь зашла про «мууу бизнес» (по определению того же Рахимбекова), то мы переходим к следующей пословице:

Мал золотник,

… да дорог. (В другом варианте - «мал клоп, да вонюч»).

И с этим тоже не поспоришь. Ибо Асылжан Мамытбеков уже обошелся сельскому хозяйству Казахстана ну ооочень дорого! И речь не только о провалившемся проекте повышения экспортного потенциала по мясу КРС, который стоил бюджету миллиарды, но ничего не принёс взамен. Были и другие дорогостоящие проблемы. Например, с той же программой «Агробизнес 2020». Речь идёт о предусмотренном в ней механизме инвестиционного субсидирования капитальных затрат. Он был принят в 2014 году и очень быстро привел к лавинообразному накоплению долгов. Уже по итогам 2016 года в МСХ было подано заявок от аграриев более чем на 60 млрд. тенге. При этом ежегодный бюджет инвестсубсидирования составлял лишь 25 млрд. тенге.

Разгребать кучи пустых обещаний за Мамытбековым пришлось сменившему его Аскару Мырзахметову.

В начале 2017 года вице-министр сельского хозяйства Гульмира Исаева сообщила, что Минсельхоз вынужден пересмотреть механизм инвестсубсидирования, в частности, исключив из него строительно-монтажные работы. Причина - оплачивать обещания Мамытбекова было просто нечем.

- На сегодняшний день обязательства приняты где-то на сумму 83 млрд. тенге. А годовой бюджет может закрыть лишь 35% от этой суммы, то есть 25 млрд., - пояснила тогда Исаева.

Но с возвращением Мамытбекова в МСХ РК - возвращаются и приоритеты. Инвестиционное субсидирование уже объявлено основным инструментом господдержки (наряду с субсидированием банковских ставок по кредитам). А все остальные статьи предполагается сократить как «неэффективные».

Реальную же цель очередной реформы понять несложно, если вспомнить, за что критиковали МСХ РК после ухода оттуда Мамытбекова в 2016 году. Напомним, что разрабатывая  Государственную программу развития АПК РК на 2017-2021 годы, команда Аскара Мырзахметова провела анализ и выяснила: в 2015 году через структуры холдинга «КазАгро» было выдано 203 млрд. тенге для 15 тыс. заемщиков. При этом, 50% прямого финансирования пришлось на 1% заемщиков! То есть, за пять лет Мамытбекова на посту министра был сформирован целый пласт близких к власти «аграриев», в чьи карманы и текли бюджетные потоки. Эдакие олигархи от сельского хозяйства, богатеющие за счет господдержки, но не за счет грамотной работы. Итогом такого подхода стали всем известные проблемы зерновых холдингов, копивших долги, пока их владельцы копили баснословные состояния.

Разработанная при Мырзахметове Госпрограмма предполагала, что ситуацию нужно кардинально менять - увеличить число получателей госпомощи до 25 тысяч, и деньги распределять между ними равномерно. Но… С возвращением «Агробизнеса 2020» в новой обёртке (а также Асылжана Мамытбекова в старой шкуре), о переменах можно забыть. Деньги снова потекут в определённом направлении. И один адресат уже понятен  - Мясной союз Казахстана. Это объединение крупных компаний, специализирующихся на животноводстве, получившие все выгоды от Программы экспортного потенциала. Те самые чёрные дыры, куда утекли бюджетные миллиарды. Будет ли удачной вторая попытка Асылжана Мамытбекова превратить Казахстан в «мясную сверхдержаву»?

И тут мы переходим к следующей поговорке:

Польза, как от козла -

… ни шерсти, ни молока. Или в более коротком варианте «Как с козла молока». Именно такую отдачу получит казахстанский АПК от активно продвигаемой сейчас стратегии Минсельхоза по развитию мясного животноводства. Кем она разработана, всем понятно. 

Да, на словах все звучит заманчиво. Даже более красиво, чем было в целевых индикаторах Проекта повышения экспортного потенциала по мясу КРС.

Сравните сами: если тогда Мамытбеков обещал обеспечить экспорт 60 тыс. тонн говядины в 2016 году, то теперь в МСХ КР не размениваются на такие мелочи. В презентованной правительству концепции программы развития мясного животноводства на 2018-2027 годы указано, что за десять лет поголовье КРС удвоится (с нынешних 7 до 15 млн. голов), а производство мяса (говядины и баранины) подскочит почти в три раза - с 600 тыс. до 1,6 млн. тонн. То есть, через десять лет наша страна (как обещает аграрное ведомство) будет экспортировать 1 млн. тонн мяса! Но дух захватывает не от таких перспектив, а от беззастенчивой способности наших чиновников строить потёмкинские деревни на пустом месте. В стране нет ни свободных пастбищ, ни поголовья, ни ветеринаров, ни готовых работать фермеров. Но нам все равно пускают пыль в глаза.

Опыт Толеутая Рахимбекова позволил ему сделать вывод - выполнять эти планы изначально никто не собирается. И это становится очевидно, когда изучаешь, как именно собирается достигать заявленных целей Минсельхоз РК.

Как вам нравится уверенность в том, что число животноводческих фермерских хозяйств вдруг вырастет с 20 до 100 тыс.?  И это в то время, когда молодежь из села бежит, свободных пастбищ (тем более, обводненных) нет, дефицит кормов в животноводстве (даже при имеющемся поголовье) составляет 50%!

Еще более наивно звучат слова о том, что развиваться фермерские хозяйства будут за счет кредитов. В среднем, на сумму 50 млн. тенге. Какие кредиты, господа? Да на селе нет залогового имущества, чтобы их брать!  

Бредом попахивает каждый пункт программы. Например, решить вопрос с пастбищами предлагается за счёт покупки фермерами мобильных жилых вагончиков для отбытия на дальние отгоны. Сколько желающих вести такую жизнь в 21 веке Минсельхоз рассчитывает найти? Да и пора бы уже услышать учёных, которые раз за разом повторяют - импортный мясной скот не приспособлен к свободному выпасу. Ему нужна подкормка, иначе он теряет все свои генетические способности в быстром наборе веса.

Но Минсельхоз критику слушать не хочет. Почему?  Тут самое время перейти к следующей поговорке:

Мели, Емеля -

… твоя неделя. (Другой вариант - «Куй железо, пока горячо») Так вот, Асылжану Мамытбекову сейчас не до выслушивания критики - у него самое время ковать железо. А вернее, золото. Ведь  за короткое время, пока он возглавлял Мясной союз Казахстана и одновременно консультировал министра сельского хозяйства, он успел-таки построить систему господдержки, чтобы бюджетные деньги текли только в нужном направлении. И это - настоящие Клондайк и Эльдорадо в одном флаконе.

Речь идет об аренде породистого скота, которая преподносится сейчас чуть ли не как панацея от всех бед АПК РК. И надо сказать, что аренда ангусов и герфордов действительно выгодна. Но только тем, кто скот в аренду сдаёт.

Об прибыльности этой схемы мы уже писали: племрепродуктор отдаёт своего породистого бычка крестьянину в аренду бесплатно. За это получает право выкупить молодняк (который уже считается породистым) за 350 тыс. тенге. От государства получает 150 тыс. тенге субсидии на приобретение породистого бычка, и еще 100 тыс. тенге - на оплату содержания. Итого, 250 тыс. господдержки - и бычок обходится племрепродуктору всего в 100 тыс. тенге собственных средств. При этом, никаких затрат практически нет. Продержав пару месяцев бычка на откорме, племрепродуктор продает его на мясо уже более чем за 400 тыс. тенге.

Ну, как вам такой «мууу-бизнес» с прибыльностью в 300 - 400 процентов? Гениально! Остап Бендер бы гордился создателем этой схемы.

Кстати. Чтобы в это дело никто не влез, Минсельхоз повысил квалификационные требования к племрепродукторам - теперь при каждом должна быть откромплощадка на 1500 - 3000 голов. Выполнить это условие по силам только крупным животноводческим фермам. Тем самым, которые входят в Мясной союз Асылжана Мамытбекова.

Понятно, что в этой схеме простым фермерам придется сводить концы с концами, поскольку вырученные за продажу бычка деньги едва покроют расходы на содержание. А все сливки снимет именно владелец племрепродуктра и откормочной площадки.

Глядя на эту схему, все становится понятно. И то, зачем Минсельхоз вдруг предложил ввозить в страну товарных тёлок: это чтобы племрепродукторам было, кому сдавать своих быков в аренду. И то, к чему все эти разговоры про экспорт мяса (в то время, когда еще не закрыт внутренний рынок): чтобы был платежеспособный спрос на мясо ангусов.

Поэтому так настойчиво и ставится вопрос экспорта в Китай. Да потому что внутри Казахстана, да и в России, спрос на дорогую мраморную говядину будет небольшим, в большинстве своем население вряд ли оценит (и сможет себе позволить) эти деликатесы. Ведь пока АПК «развивают» такими вот методами, население будет беднеть. И деликатесом для простых казахстанцев будет не мраморная говядина, а любое мясо.

А Мясному союзу нужно куда-то сбывать свой товар. В случае экспорта в Поднебесную прибыль может вырасти в разы от и без того завидных 400%. В этом случае Мамытбековым будут довольны те, кто получит возможность заработать миллионы за счёт ловкого использования государственных средств в своих интересах.

И тут время переходить к последней поговорке - 

Старый друг

…лучше новых двух. (Или - «за одного битого двух небитых дают»). То есть, Умирзак Шукеев может быть доволен тем, как себя проявляет Асылжан Мамытбеков. Но на этом достоинства «старого друга» не заканчиваются. Он очень пригодится в качестве громоотвода, если над головой министра начнут сгущаться грозовые тучи.

Ведь Шукеев понимает - хоть 2027 год кажется далёким, промежуточные итоги тоже будут отслеживаться. И тут возможны неприятные сюрпризы.   

Да, какой-то объём говядины на экспорт через Мясной союз пойдёт. Но выражаться он будет в цифрах совсем не такого порядка, какие заявлены Минсельхозом. Специалисты в один голос говорят о том, что курс взят неверный. Вот, например, что сказал известный экономист Олжас Худайбергенов по поводу планов экспорта в Китай:

«Это было бы уместно, если бы наш сельхозпроизводитель закрывал внутреннюю потребность на 100%, и еще работал бы на склад. Но внутренний рынок закрыт на 60%, и показатель снижается. По сути, нам не до китайского рынка. Если в текущих условиях начнутся поставки туда, то внутри страны будет резкий рост цен и дефицит».

Кстати, и сами китайцы откровенно высказывались о том, что в Казахстане просто нет говядины, которую можно было бы экспортировать.

Также и Толеутай Рахимбеков уверен: «Все эти обещания по экспорту говядины - самообман. С учётом объективных обстоятельств (климат, корма), навряд ли мы сможем стать когда-нибудь конкурентами Аргентины, Бразилии, Беларуси, Евросоюза и России в этом деле. Нам говорят про десятки миллионов га пастбищ, где якобы будут пастись тучные стада КРС. Не будут, потому что на львиной доле этих пастбищ могут пастись только овцы».

Тем не менее, отступать от своих приоритетов (по озвученным выше причинам) Минсельхоз РК не собирается. Все деньги будут тратиться так, чтобы хорошо чувствовала себя не вся отрасль, а отдельные ее представители. Рахимбеков говорит прямо, что госсредства Минсельхоз «завернул под крупных агроолигархов от Мясного скотоводства».

Так вот, рано или поздно «час икс» пробьет, и Умирзаку Шукееву придётся отвечать на вопрос о том, почему бюджетные деньги, щедро вливаемые в животноводство, растворяются без следа. Напомним, что не далее как в конце апреля премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев предупредил Шукеева по поводу возможного провала новой мясной программы. Напомнив о том, что предыдущие попытки наращивания экспорта мяса оказались неудачными, он сказал: «Умирзак Естаевич, смотрите, чтобы потом нам не было неудобно перед народом и Елбасы».

И вот тут нужно отдать должное дальновидности Шукеева. Ведь возвращенный в министерство Асылжан Мамытбеков - идеальный кандидат на роль «козла отпущения» в случае провала мясной программы. А поскольку провал неизбежен, то и Мамытбекова министр будет держать как можно ближе к себе. Такие люди у нас, к сожалению, незаменимы.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Банковская система Казахстан трещит по швам. Целый ряд финансовых организаций либо уже закрылся, либо испытывает проблемы. Кому на руку эта ситуация? Крупным игрокам рынка, которые в условиях исчезновения (либо ослабления) конкуренции могут позволить себе хамоватое поведение монополиста.

Что имеется в виду, объяснять долго не надо: любой монополист чаще всего не считается с чужими интересами, так как уверен, что может себе позволить что угодно, поскольку незаменим.

Для справки: «Народный банк Казахстана» («Halyk Bank») выкупил контрольный пакет акций Казкоммерцбанка, АО «БТА Банк».

В случае с сельским хозяйством всё еще хуже, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». И в лучшие-то времена банкиры смотрели на агропромышленный комплекс сквозь пальцы. Вкладываться с этот сектор казахстанской экономики всегда считалось делом рискованным из-за непредсказуемости климата, неприбыльным - из-за постоянных колебаний цен на сельхозпродукцию, и неперспективным - из-за отсутствия у большинства крестьян залогового имущества под кредиты.

Поразивший банковскую систему страны кризис только усилил всё это в отношении АПК. Связываться с крестьянами никто не хочет, поскольку к вышеперечисленным проблемам также добавился такой негатив, как чехарда с министрами и программами развития, снижение цен на основные виды сельхозсырья, проблемы с отгрузкой из-за дефицита вагонов.

Ну, и банки решили не церемониться с клиентами, занятыми в сфере АПК. От них избавляются, благо, в стандартном договоре указано множество причин, по которым банк может отказаться работать с клиентом.

Вот, пример фирмы, занимающейся зерном. Не далее как 5 мая ее директор получил из «Halyk bank» уведомление о расторжении договора об открытии счёта. Конкретно причина такого действия не названа, просто перечислены различные  пункты стандартного договора, дающие банку право на закрытие счёта - от поддержки терроризма до попадания в санкционный список. Естественно, у скромного агроформирования  никаких провинностей перед банком нет. Так что об истинных мотивах мы можем лишь догадываться. А наиболее вероятную мы назвали ранее - риски работы в АПК, которые банки в нынешней обстановке брать на себя не хотят.  Поэтому случаев, подобных этому, становится все больше.

Теперь только государство может защитить интересы малого и среднего сельского бизнеса. Антимонопольным органам пора обратить внимание на то, как сильно понизился уровень конкуренции в банковской сфере страны. Это повод либо использовать существующие механизмы, либо ввести новые, задачей которых станет отстаивание права любого предпринимателя получать банковские услуги высокого класса там, где ему хочется, а не там, куда его отправил слишком крупный игрок.

Справка Wikipedia

Собственники: крупным акционером АО «Народный Банк Казахстана» является АО «Холдинговая Группа «АЛМЭКС» с долей владения 73,4% от акций банка. АО «Холдинговая Группа «АЛМЭКС» на паритетной основе контролируется Тимуром Кулибаевым с супругой Динарой Кулибаевой - зятем и дочерью президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Руководство: председатель правления банка - Умут Шаяхметова (председатель правления с 2009 - по настоящее время), председатель совета директоров - Александр Павлов. Ранее руководящие посты в банке занимали: Зейнулла Какимжанов (в 1994-1997 годах был председателем правления банка), Карим Масимов (в 1997-2000 годах был председателем правления банка), Анвар Сайденов (председатель правления в 2000-2002 годах), Кайрат Сатылганов (председатель правления в 2002-2003 годах), Асия Сыргабекова (председатель правления в 2003-2005 годах), Григорий Марченко (председатель правления в 2005-2009 годах).


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Непонятная аграриям политика государства в отношении использования приграничных земель приводит к тому, что огромные площади казахстанской пашни используются неэффективно. Крестьяне несут убытки там, где могли бы зарабатывать. При этом, земледельцы сопредельной территории подобных проблем не имеют.

Казахстан имеет сухопутные границы с Россией на востоке, севере и северо-западе, на юге - с Узбекистаном, Киргизией и Туркменистаном, а на юго-востоке - с Китаем. И почему-то из всех этих рубежей самым охраняемым оказался именно российско-казахстанский. Во всяком случае, такой вывод казахстанские крестьяне делают из практики использования сельскохозяйственных земель - на полосе шириной 150 метров от границы с Россией им запрещено вести хозяйственную деятельность.

Сухопутная граница между Казахстаном и Россией составляет без малого 7 тысяч 600 километров - первое место в мире по протяженности! Учитывая это, понятна серьезность проблемы - грубый подсчёт говорит о том, что крестьяне лишены возможности использовать более 110 тыс. гектаров. Для наглядности, скажем, что пшеница с этой площади при средней урожайности приносила бы за сезон около 150 тыс. тонн зерна. В нынешний ценах - 6,3 млрд. тенге!

Что интересно, ограничение действует только в отношении границы с РФ. Приграничная территория с Узбекистаном, например, активно используется в сельском хозяйстве. Обычная ситуация для юга, когда теплица стоит практически впритык к территории соседней страны.  

Такой подход выглядит тем более странным, учитывая теснейшее экономическое и оборонное взаимодействие Казахстана и России, выраженное в членстве в ЕАЭС и ШОС. Между государствами уже несколько лет нет таможенных постов, подписаны многочисленные договоры о сотрудничестве в самых разных сферах. Не говоря уж про то, что  история дружбы и взаимодействия насчитывает сотни лет, и нет ни одной причины сомневаться в дальнейшем добрососедстве. 

Но все эти факторы оказались бессильны помочь преодолеть эти злосчастные 150 метров на пути друг к другу. Нарушение приграничного режима грозит земледельцам неприятностями со стороны Пограничной службы Комитета национальной безопасности Республики Казахстан.

Крестьяне Северо-Казахстанской области рассказывают, что пахать полосу в 150 метров от границы им запретили лет десять назад. Сначала пообещали, что взамен дадут дополнительные участки аналогичной площади, но это осталось только на словах. Несколько лет назад кое-кто из земледельцев попытался посеять тут хлеб. Но все они были оштрафованы.

Итог - пустая земля зарастает бурьяном. И вместо того, чтобы приносить пользу, становится источником проблем: семена бурно развивающихся сорняков разлетаются отсюда на  соседние поля, приводя к снижению качества урожая.

- Поначалу нам обещали, что эту полосу, 150 метров, будут регулярно перепахивать, чтобы там не росла трава, - рассказал корреспонденту издания «КазахЗерно.kz» один из фермеров Акжарского района СКО. -  На самом деле,  за последние годы вспахали  один раз. Да и то, полосу метра два шириной сразу возле границы. Но от этого разве будет толк? Теперь там рассадник сорняков, которые расползаются по нашим полям. Пахать нужно абсолютно всю залежь, и по нескольку раз в год, чтобы земля чёрной была. Но делать это никто не собирается.

При этом крестьяне по-прежнему обязаны платить налоги за эту землю, которая вроде как бы у них в аренде. Более того, есть и другая проблема - пограничники требуют, чтобы у механизаторов при себе были документы на случай проверки. А нет - опять штраф за нарушение режима…

Аналогичная ситуация и в других областях страны, граничащих с Россией.  

При этом, особенно обидно казахстанским землепашцам, когда они видят, что у их коллег по ту сторону границы никаких проблем нет. Российские крестьяне пашут свои поля почти вплотную к границе, оставляя свободной лишь полосу метров пяти шириной. И никто им не мешает. Вот и получается такая картина - на казахстанской стороне заросшие бурьяном брошенные земли, а на российской - ровненькие чистые поля с дружными всходами…

Хотелось бы получить комментарий от компетентных органов: в чем смысл сложившейся практики, и почему страдать от действий властей в очередной раз должен простой крестьянин?


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Рассчитанная на пять лет Госпрограмма развития АПК Казахстана 2017 - 2021 годов будет кардинальным образом изменена, не проработав и полутора лет. Новый вариант, по сути дела, является возвратом к ранее действовавшей программе «Агробизнес 2020», разработанной Асылжаном Мамытбековым. Об этом на своей странице в ФБ сообщил Толеутай Рахимбеков, занимавший пост вице-министра в команде прежнего главы МСХ РК Аскара Мырзахметова.

Удручающая программа

«Скажу откровенно - удручающее впечатление… Как мне сказал сегодня утром один мой бывший коллега по МСХ: проект новой Госпрограммы АПК - это «Агробизнес-2020» экс-министра Мамытбекова А.С. в обложке от Госпрограммы АПК экс-министра Мырзахметова А.И.», - написал Толеутай Рахимбеков.

Далее он рассказал о том, что ознакомился с подготовленным Минсельхозом проектом постановления Правительства РК «Об утверждении Госпрограммы развития АПК на 2017-2021 годы». И обнаружил, что изменениям подверглись все ее параметры. Причём, экс-чиновник, основываясь на своём опыте, делает вывод, что нынешний вариант, судя по обозначенным целям, задачам, целевым индикаторам и содержанию, никто исполнять изначально не собирается.

«Название старое, а программа абсолютно новая - 11 по счету. Та программа «прожила» всего год и 3 месяца!» - восклицает бывший вице-министр.

По его словам, принятую в феврале 2017 года Госпрограмму фактически свернули уже в декабре 2017 года. То есть сразу после назначения вице-премьером - министром сельского хозяйства Умирзака Шукеева. Напомним, что нештатным советником к нему тут же был приглашен Асылжан Мамытбеков, также возглавивший Мясной союз Казахстана - объединение крупных мясных компаний страны, получивших основные выгоды от реализации провального Проекта повышения экспортного потенциала по мясу КРС. Миллиарды тенге, потраченные в рамках этого проекта на импорт породистого скота, не принесли никакой пользы животноводству страны, зато обогатили тех, кто этим импортом занимался, получая мощную поддержку Минсельхоза.

Толеутай Рахимбеков сообщает, что новый вариант Госпрограммы «затачивается» как раз для того, чтобы вновь направить все средства на поддержку тех же самых приближенных к ведомству компаний. И не удивительно, ведь осведомлённые источники утверждают, что проектный офис Минсельхоза сейчас курирует ни кто иной, как Асылжан Мамытбеков.

«Когда-то мне один друг-фермер в сердцах сказал: «Даже если закроют Минсельхоз, мы будем продолжать выращивать зерно и скот. Пусть делают там, что хотят, только пусть нам не мешают!». Сегодня я ему ответил бы: «Дорогой друг-фермер! Продолжай спокойно работать сам, не отвлекайся. Никто мешать, а тем более помогать тебе в МСХ и не собирается! Там думают только об узком круге своих избранных, в который ты не входишь!», - пишет Толеутай Рахимбеков.

И поясняет, что под «узким кругом избранных» он имеет в виду «мууу-бизнес» - то есть, мясное животноводство.

Деньги на мясо

О необходимости направить львиную долю государственных средств на поддержку «якорных» компаний, которые станут центрами объединения более мелких фермерских хозяйств, не раз говорил Умирзак Шукеев, напоминает собкор издания «КазахЗерно.kz». В итоге, была разработана стратегия, до боли напоминающая все тот же Проект повышения экспортного потенциала по мясу КРС. Только теперь ввозить предполагается не породистый скот (по $5 тыс. за голову), а товарный (по $1,5 тыс. за голову). Зато, в огромном количестве: согласно планам Минсельхоза, за 10 лет поголовье КРС в стране должно вырасти вдвое, с нынешних 7 млн. до 15 млн. В том числе, за счёт импорта:

«С местным стадом мы имеем годовой прирост примерно 4% . Нужное нам поголовье такими темпами мы будем 100 лет растить. Поэтому без завоза не получится», - высказался по этому поводу Умирзак Шукеев.

Бюджетных средств на поддержку закупа скота предполагается ежегодно выделять на уровне 20 млрд. тенге. Завозом будут заниматься частные компании. Читай - Мясной союз Казахстана, возглавляемый Асылжаном Мамытбековым. Тот самый «узкий круг избранных», ранее упомянутый Толеутаем Рахимбековым. И развитие животноводства «избранных» интересует меньше всего. Главная их задача - выгода от поставок скота.

«Просто импорт-экспорт, купи-продай. Сами коровы им по барабану», - отметил бывший вице-министр.

 «Ориентиры потеряны, индикативы размыты. Отправили всех куда подальше и пошли рубить «КАПУСТУ», - так прокомментировал новые планы Минсельхоза один из фермеров в комментариях к публикации Толеутая Рахимбекова.

В комментариях к публикации пользователи привели и другой мотив Минсельхоза переделать ранее утвержденную Президентом РК Госпрограмму - нежелание отвечать за ее исполнение. А вернее, уверенность, что выполнить обозначенные в ней индикаторы они не смогут, отказавшись от приоритетного финансирования действительно важных направлений (например, кормопроизводства), вместо этого перенаправив бюджетные миллиарды на «купи-продай» и возведение «потёмкинских деревень» вроде гигантских откормочных площадок, которые просто нечем будет заполнять, и мясокомбинатов, которые нечем будет загружать.

Какие же последствия ждут АПК Казахстан и простых сельчан? Дальнейший упадок. Отказ от поддержки сельхозкооперации лишит сельчан забрезжившей надежды на оживление.

«Экономика села определяет все инвестиции в село. Если не будет поддержки мелких КХ, ЛПХ, то все остальное уйдёт в свисток», - резюмирует Толеутай Рахимбеков.

Кто платит по счетам «КазАгро»

Кстати, высказался бывший вице-министр и по поводу огромного убытка, который НУХ «КазАгро» получил по итогам 2017 года. Напомним, что минувший год холдинг закончил с минусом в 126 млрд 118 млн тенге. Это крупнейший убыток компании за 11 лет ее существования. Предыдущий антирекорд принадлежал 2015 году, по итогам которого холдинг зафиксировал убыток в 99 млрд 324 млн тенге.

Нынешнее плачевное состояние «КазАгро» Толеутай Рахимбеков также связывает с Асылжаном Мамытбековым и его программой «Агробизнес 2020». А вернее, с проводимым в ее рамках, так называемым финансовым оздоровлением, тех самых зерновых холдингов, на проблемы которых указывал Президент РК Нурсултан Назарбаев незадолго до отставки Мамытбекова с поста министра сельского хозяйства.

«В 2013-2014 годы Холдинг взял в кредит у зарубежных финансовых институтов 1 млрд долларов США и 600 млн евро, что по тем временам было равно 300 млрд тенге. Эти деньги «КазАгро» разместило в отечественных банках для удешевления и удлинения кредитов аграриев. Точнее, четырёх крупнейших агрохолдингов. Банки и сегодня должны «КазАгро» те же 300 млрд тенге. Но при этом Холдинг «КазАгро» сегодня должен иностранцам уже не 300 млрд тенге, а 560 млрд тенге. Из-за девальвации (1$=320 тенге, 1€=400 тенге). Значит, необеспеченный долг «КазАгро» перед иностранцами составляет 260 млрд тенге. То есть всему Казахстану надо искать для «КазАгро» 260 млрд тенге, чтобы этот Холдинг смог рассчитаться с иностранцами. Плюс ко всему бюджет ежегодно перечисляет Холдингу «КазАгро» около 30 млрд тенге в качестве субсидирования процентной ставки по этому кредиту. И это будет до 2024 года, поскольку кредиты аграрным олигархам продлили на 9 лет. Нужно ли было стране такое финансовое «оздоровление» сельского хозяйства?», - задаётся вопросом Толеутай Рахимбеков.

Бывший вице-министр предупреждает о том, что если цены на нефть опять упадут и последует новая девальвация тенге, долг перед иностранными банками автоматически вырастет. В этой связи риск займа 120 млрд тенге из Государственного фонда социального страхования в пользу «КазАгро» становится непомерно высоким.  

«Не сгорят ли деньги, предназначенные инвалидам и молодым матерям, в топке амбиций некоторых чиновников? Достаточно ли при такой ситуации честного слова чиновников в качестве гарантий возврата Холдингом «КазАгро» кредита Государственному фонду социального страхования?» - спрашивает Толеутай Рахимбеков и выдвигает предположение, что вся шумиха вокруг запланированного выкупа у фермеров 2 млн тонн зерна - просто маскировка, призванная объяснить передачу денег ГФСС на покрытие проблемных кредитов «КазАгро». И тогда возникает вопрос: как и когда собирается КазАгро возвращать кредит ГФСС?

И собирается ли вообще?

Справка: 1 доллар = 327.11 тг, 1 eвро = 386.02 тг.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Национальный управляющий холдинг «КазАгро» опубликовал финансовую отчётность за 2017 год. Чистый убыток компании за этот период составил 126 млрд. 188 млн. 274 тыс. тенге. Напомним, что по итогам предыдущего, 2016 года холдинг получил прибыль в размере 18 млрд. 310 млн. 846 тыс. тенге.

В результате плачевных показателей, на каждую простую акцию холдинга «КазАгро» по итогам 2017 года пришелся убыток в размере 322,68 тенге. Тогда как по итогам 2016 года на каждую акцию была получена прибыль в размере 60,20 тенге.

В итоге, балансовая стоимость одной простой акции НУХ «КазАгро» на конец 2017 года составила 609,40 тенге, тогда как годом ранее она была значительно выше - 1040 тенге.  

 Движение вниз

Напомним, что холдинг «КазАгро» был создан в 2006 году для государственной поддержки развития АПК Казахстана. Его возглавил Асылжан Мамытбеков, который вскоре стал и министром сельского хозяйства РК.

Однако вскоре стало ясно, что реальной пользы аграрному сектору РК деятельность холдинга не приносит, пишет собкор издания «КазахЗерно.kz». В разные годы жировали за счёт выделяемых «КазАгро» бюджетных средств то зерновые олигархи, то поставщики импортного скота, то банкиры. А рядовые аграрии раз за разом оставались у разбитого корыта.

В итоге, терпение закончилось на самом верху, и в 2015 году в ежегодном Послании народу Казахстана Глава государства Нурсултан Назарбаев поручил провести реформу. Президент РК отметил, что квазигосударственные структуры работают крайне неэффективно, создав вокруг себя многочисленных «дочек» и «внучек». И занимаются лишь тем, что прогоняют через них бюджетные деньги.

 - Холдинги «КазАгро» и «Байтерек» превратились в неэффективных посредников между бюджетом и банками», - сказал Нурсултан Назарбаев и поручил провести их оптимизацию, в том числе передачу в конкурентную среду часть структур. - После приватизации все эти три управляющих холдинга должны быть преобразованы в компактные организации, которые будут делом заниматься. Если не окажется дел у них, то надо их ликвидировать. Приватизация должна осуществляться по справедливой рыночной стоимости, открыто и конкурентно.

Однако поручение Нурсултана Назарбаева так и осталось невыполненным. «КазАгро» продолжает работать по старинке, о чём и свидетельствуют результаты 2017 года.

Анализ финансовой отчётности показывает, что в прошлом году «КазАгро» тратил как всегда и даже больше, а вот зарабатывал намного меньше. Это и стало причиной финансового провала.

Так, на приобретение основных средств ушла сумма в два раза большая, чем в 2016 году - 586 млн. тенге против 299 млн. На приобретение материальных активов холдинг пустил и вовсе в четыре раза больше, чем годом ранее - 690 млн. против 172 млн. тенге.

Взнос в капитал ассоциированных компаний и совместных предприятий и вовсе стал, по сути, новой строкой расходов: если в 2016 году на это было потрачено лишь 78 млн. тенге, то в 2017 - уже 3,4 млрд.

А вот поступление денежных средств от финансовой деятельности оказалось более чем скромным: если в 2016 году холдинг получил 172 млрд. тенге, то по итогам 2017 года – лишь 38,6 млрд. тенге.

Банки-обманки

Главной «чёрной дырой» для средств «КазАгро» в 2017 году стало так называемое «приобретение инвестиционных ценных бумаг». В 2017 году холдингом на это было потрачено в четыре раза больше, чем в 2016 году - 95 млрд. тенге против 23 млрд.

Что имеется в виду под «инвестиционными ценными бумагами»? По сути, это деньги холдинга, зависшие в проблемных банках. Так, 63,3 млрд. тенге - это долговые бумаги по долгу перед холдингом «Банка RBK». Срок погашения этих обязательств 15 лет, ставка вознаграждения 0,01 процент.

Напомним, что ежегодно «КазАгро» финансирует посевную страду в Казахстане на сумму порядка 60 млрд. тенге. Так вот, получается, что аналогичная сумма, вместо того, чтобы работать на развитие сельского хозяйства Казахстана, на 15 лет зависла в качестве долга! Холдинг вложил ее в банк, вместо того, чтобы отдать крестьянам, и в итоге обогатились банкиры, а аграрный сектор страны не получил никакой пользы.

Еще один проблемный банк, который серьезно подвёл холдинг «КазАгро» - это «Delta-Bank», в отношении которого в декабре 2017 года суд принял решение о принудительной ликвидации. Этот банк выступал гарантом сделок по купле-продаже зерна между холдингом «КазАгро» и рядом его клиентов. Резерв под обесценение этой торговой дебиторской задолженности признан холдингом «КазАгро» в размере 14,2 млрд. тенге.

При этом, история с банками далеко не окончена. Вполне возможны аналогичные проблемы в будущем, ведь согласно финансовой отчетности, средства холдинга «КазАгро», размещенные в банках второго уровня, на конец 2017 года составили 284,4 млрд. тенге. Это четверть всех активов холдинга (1 трлн. 198 млрд. тенге)!

При этом, банки уже имеют дебиторскую задолженность перед «КазАгро» в размере 37,3 млрд. тенге (на конец 2016 года долгов не было). То есть эта сумма вполне может «зависнуть», как это случилось с деньгами в «Банке RBK».

Таким образом, общие потери холдинга в банках в 2017 году оцениваются почти в 100 млрд. тенге. Эта сумма, благодаря которой можно было бы утроить ежегодное финансирование полевых работ в Казахстане!

«В 2017 году Группа признала резерв под обесценение средств в банках второго уровня в размере 97.218.013 тысяч тенге (в 2016 году: 11.639.188 тысяч тенге) в результате событий дефолта и ухудшения финансового положения некоторых банков с последующим давлением на ликвидность и достаточность капитала, а также понижением кредитных рейтингов международными рейтинговыми агентствами», - сказано в примечании к консолидированной финансовой отчетности НУХ «КазАгро» за 2017 год.

В финансовой отчётности, связанной с банками, привлекает внимание еще одна строка - «срочные депозиты, размещённые на срок свыше 90 дней». Сумма по указанной позиции весьма внушительная - 13,2 млрд. тенге. Кстати, за год она выросла на треть - на 4,4 млрд. тенге.  Непонятно, зачем холдинг мёртвым грузом держит на счетах средства, которые должны работать в сельском хозяйстве страны? Тем более, как показывают последние события (например, проблемы «Банка Астаны» и Qazaq Banki), надежность банковского сектора снижается, и риск потери вкладов становится всё реальнее.

Таким образом, пора вернуться к озвучиваемой многими специалистами идеи создания в Казахстане специализированного Аграрного банка и направлять средства в отрасль через него. А «КазАгро», в соответствии с поручением Президента РК, давно пора реорганизовать. И самое главное - отодвинуть от бюджетной кормушки, за счёт которой процветает кто угодно, кроме крестьян.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Герой труда, глава ТОО «Алтынсарино» размышляет на страницах издания «КазахЗерно.kz» о том, отчего громко заявленная цифровизация сельского хозяйства может закончиться «тихими» результатами.

- О том, что надо контролировать с помощью цифровых технологий расход горючего или попытки хищения зерна? спору нет, - рассуждает Борис Князев. - Но есть несколько факторов, которые нужно решить. Во-первых, нужно покрытие мобильной сетью всей территории района. Представьте, у меня в Красном Октябре работают комбайны в течение 15-20 дней. А там связи нет. Они уже распродали там зерно, солярку, а я увидел это только потом: что они откидывали бункер не в том месте, где надо. Попробуй, по истечении времени еще ему докажи. А когда у меня каждый день этот процесс контролируется - вопросов нет.

Еще хочу сказать. Вопрос такой: правительством выделено на улучшение цифровизации, если я не ошибаюсь, 980 миллиардов тенге. А у нас этого нету. У нас «цифровизация-цифровизация» - это галочка? что у нас делается. Для того, чтобы у нас нормально работала цифровизация, нам нужно, чтобы у нас хотя бы в наиболее населенные пункты приходил оптоволоконный кабель. Если этого не будет, ни о какой цифровизации разговаривать не надо.

Я на областном совещании выступил: что не  работает интернет или работает плохо. Правда, выступил корректно. Потому что там были люди со стороны: зачем им всю нашу подноготную вытаскивать? Самим надо разбираться с нашими проблемами. Но, тем не менее, сказал: есть сложности с покрытием.

Аким области сразу «поднял» «Казахтелеком»: почему? На следующий день ко мне приехали проверять интернет: вдруг Князев врет. Проверили. Уже три раза после этого приезжали: интернета как не было, так и нет. И выход, повторюсь, один - нужен оптоволоконный кабель. Я не говорю только за Алтынсарино, это просто как пример.

А ведь Костанайская область - пилотная в цифровизации сельского хозяйства. Поэтому нам здесь в своем районе сидеть не надо, на местах шум надо поднимать, «строить» Казахтелеком, чтобы сделали нормальную связь.

Президент правильно поставил вопрос о цифровизации. Он поставил вопрос и сказал: делайте. Правительство выделило деньги. А мы здесь, на месте, ничего не делаем. Князев рот открыл -  прибежали, посмотрели,  как у Князева в приемной работает интернет и как у Князева дома работает. Легче всего ему рот заткнуть. А что там будет со всем остальным производством - на это наплевать. Надо поднимать шум, надо требовать - тогда будет цифровизация.

Пример приведу. Постоянно ругаемся за ИСЖ, да? Идентификацию сельских животных.

Но эта же система не работает. Вообще. И не найдешь крайнего. Хуже: когда-то раньше, если ИСЖ не работало, ветврачам разрешали давать справки в ручном режиме. Вот, значит, приехали ко мне за скотом, загрузили… а  ИСЖ не работает, врач ничего не может сделать. В ручном режиме не разрешают… Ну это же кампанейщина! Мне ж производством надо заниматься, хозяйство вести, а не подыгрывать в цифровизацию… Опять Князеву пришлось звонить, ругаться и разрешили в ручном режиме. Но это я сделал, а кто еще так сможет из частников или других хозяйств? И все сидят и ждут, когда заработает портал. А он бывает неделями не работает: какая тут цифровизация?

И на самом портале бардак: в реестре зарегистрированных животных отражаются животные, которых уже нет. Не соответствует информация зарегистрированных животных и их владельцев. Разница составляет от 50 до 100 голов. Есть «кривые» записи так сказать. То есть непонятно, стоит животное на учете или нет. Нет даты рождения. Хотя, кто работает в портале, знает: без этих данных животное на учет поставить нельзя. Система просто не примет. Если ставишь животное на учет. Всё, где он родился, где крестился животное принимает. Потом открываем портал - животное есть, а номера нет. Обезличено.

Такое ощущение, что на  этом портале-компьютере дети играют. А в итоге, когда начинается на высоком уровне разговор за учет животных - крайний крестьянин - вы не занимаетесь учетом. Вот у меня сидит человек, который забивает информацию. Забил-забил, вроде, все ровно. Через неделю заходит в портал - все не то. Ну как мы работаем? Об этом же надо говорить…

А нам говорят: сдай 300 тонн мяса на экспорт, и больше слышать ни о чем не хотят. А нам надо говорить: вы сначала ИСЖ наладьте, потом мясо на экспорт требуйте.

Мы поднялись высоко в небо. Есть уже криптовалюта, электронные деньги во всем мире ходят, а у нас элементарные вещи не работают. Чтобы в нашем районе все это работало, чтобы мы не отстали от мира, надо максимум населенных пунктов нашего района обеспечить хорошим интернетом.

Вопросом цифровизации я у себя в хозяйстве занимаюсь уже семь лет. На сегодняший день практически уже вся техника оборудована GPS. Диспетчер сидит, в монитор смотрит, есть свои специалисты, которые ставят оборудование, обслуживают. У нас 300 единиц техники, и 300 человек на ней работает, и все 300 человек думает, как украсть солярку…

Нужно сначала самого себя переломить, затем нужно переломить своих специалистов. А рабочий «переломится», когда заставите работать GPS.

Был случай: приехал один деятель, устроился в гараж, поработал несколько дней, а когда понял, что украсть невозможно, уволился сразу же. То есть он работать приходил или воровать?.. Это раньше при Союзе все «брали». Потому что все было общее. А сейчас это воровство.

Как только не сливают… способов уйма. Вот, к примеру, один едет со скоростью пять км в час, а другой рядом с канистрой бежит и сливает, колеса поддомкратчивают… У меня сегодня так: показал слив - удерживаю в трехкратном размере. Переломить коллектив надо. Было время - бригадиров и управляющих лишал доплаты. Наладчикам ввел в обязанность проверять системуGPS точно так же, как они проверяют масло, воду. Только жесткие меры позволили навести порядок, хотя поначалу, что только с этими датчиками контроля не делали: ломали, провода замыкали.

Меня как-то спрашивали: сколько я на этом сэкономил. Я благодаря этому контролю 500 тонн солярки сэкономил. Не загнул? - интересуются. Нет. По нашим расходам, это всего 8% от общего расхода, и я думаю, что процента 2-3 украли все-таки.

500 тонн умножьте на сегодняшние 160 тенге за литр - чувствуете, какие деньги?

Или вот еще пример. Благодаря GPS каждый проход агрегата можно видеть. Вот ночная смена пашет. Механизатор ночь проспит, а потом орет: у меня зарплата маленькая. Включил «телевизор» и показываешь: вот ты здесь стоял два часа, здесь три… Что ты стоял? Ты спал, двигатель тарабанил, солярку жег, а ты спал. У меня нашлись такие механизаторы, которые теперь в ночную смену не ходят. Чего мучиться? Зачем спать в поле?

Другой пример, зачем еще это нужно. Когда шла возня с «Казагротрейд» житикаринским элеватором, учредители которого похитили десятки тысяч тонн государственного хлеба, я тоже попал под раздачу. Якобы я был должен и не рассчитался.  А у меня все четко. Пришлось оправдываться перед прокуратурой: у меня машины простаивали на элеваторе по 4-7 часов. И этимиGPS все было зафиксировано, все записи были сохранены. От меня отстали.

Вывод: этим надо заниматься. Но это стоит денег. И в эту сферу нужны специалисты, и специалисты доморощенные, они здесь должны жить, чтобы все работало. Мы работаем автономно, потому что наездом: когда специалисты приезжают - все работает. Уехали - не работает, я прошел через это…


Тимур Туркестанов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Почему сельские жители не хотят выращивать скот? Каких-то двадцать-тридцать лет назад буквально в каждом дворе были коровы, лошади, свиньи, овцы, птица. Сегодня этот набор сведен к минимуму, животноводством занимаются единицы. Главная причина, которую сельчане всегда озвучивают, - дороговизна кормов. Неужели все настолько плохо? Сколько денег должен потратить сельчанин, чтобы вырастить одного бычка? Простого, не племенного, не сулящего своему хозяину мраморного мяса. Сельчанин, который честно покупает корма по их рыночной цене.

Безусловно, каждый хозяин по-своему относится к животноводству и по-разному кормит своих питомцев, поэтому, не претендуя на ювелирную точность, издание «КазахЗерно.kz» приводит лишь примерные расчеты, чтобы понять, насколько выгодное (или невыгодное?) это дело - выращивание мяса на личном подворье.

Сейчас во многих селах Казахстана в общественном стаде есть племенные быки-производители, призванные улучшать породные качества приплода. Допустим, наш условный бычок унаследовал лучшие характеристики своего родителя, появился на свет крепким, здоровым, с отменным аппетитом и активно набирает вес.

Особой популярностью у скупщиков мяса пользуются молодые бычки в возрасте до полутора лет. За килограмм такого мяса перекупщики в Северном Казахстане дают в среднем 1200 тенге. При этом сердце, печень, легкие, голову и шкуру они забирают бесплатно. Негласное правило действует уже много лет, и даже особых вопросов у сельчан не вызывает. В магазинах Петропавловска легкие продают по 400 тенге за килограмм, сердце и печень - по 1000. Мясо стоит по-разному. Цена зависит от того, какая часть туши вам нужна. Самая дешевая часть - ребра (1350-1400 тенге за килограмм), самая дорогая - внутренняя вырезка (2500 тенге).

Сколько денег может получить сельчанин за одного бычка?

При хорошем уходе и полноценном рационе один бык может дать до 300 килограммов мяса. Но такие показатели на личных подворьях Северного Казахстана, скорее, исключение, чем правило. В среднем наши доморощенные полуторагодовалые телята дают 230-250 килограммов мяса. 250 килограммов умножаем на 1200 тенге - получаем 300 тысяч тенге. Вроде бы, неплохо.

Теперь о самых основных, крупных расходах.

Где взять бычка? Если в хозяйстве уже есть корова, можно дождаться приплода, и вопрос решится сам собой. Хорошо, если полученный теленок будет нужного вам пола, и вообще прекрасно, если от родителей ему достались качественные породные характеристики.

Если ждать приплода не от кого, теленка можно купить. Новорожденных телят, как правило, не продают. Точнее, не покупают. Так как в первые дни жизни телята нуждаются в материнском молозиве, которое закладывает основу будущего иммунитета животного. Самый товарный возраст - один месяц. Такой теленок в СКО стоит в среднем 60 тысяч тенге.

Чем кормить теленка? Сельчане, которые не первый год разводят скот на мясо и заинтересованы в результате, то есть в весе конечного продукта, на кормах не экономят.

«Самые затратные - это первые четыре месяца жизни теленка, - рассказывает владелец личного подсобного хозяйства из района Магжана Жумабаева Борис Кравченко. - В это время я кормлю телят молоком, в среднем в день один теленок выпивает 10 литров, в зависимости от возраста. Маленький выпивает меньше, большой - больше. Можно давать и пять литров в сутки, но результат будет совсем другой. В возрасте трех-четырех месяцев начинаю давать также немного дробленки и сено».

Чтобы малыш хорошо рос и развивался, его кормят несколько раз в день. Хорошо, если молоко есть от своей коровы: подоил - накормил и никаких проблем. Если теленок был куплен и коров в хозяйстве нет, молоко придется покупать. В деревне за литр молока хозяйки просят 100 тенге. Умножаем на десять литров в сутки, на 30 дней и на три месяца: 90 тысяч тенге нужно потратить только на молоко.

Некоторые сельчане из соображений экономии вместо цельного молока дают его заменитель. Сухой порошок расфасован в мешки по 25 килограммов, один мешок в Петропавловске стоит около 15 тысяч тенге. Смесь при разведении водой дает 250 литров корма. Если выпаивать теленку 7,5 литров такого молока, мешка хватит на месяц. Таким образом, теленок съест 45 тысяч тенге - в два раза меньше, чем при кормлении молоком.

Постепенно в рацион вводят грубые корма (сено, отруби, дробленку). Хорошо, если хозяин заботится о здоровье своего питомца и включает в его меню мел и соль. Ученые из СевКазНИИЖиР утверждают, что мел положительным образом сказывается на росте скелета, а соль возбуждает аппетит и способствует набору веса. Но справедливости ради нужно отметить, что владельцы личных подсобных хозяйств чаще всего обходятся стандартным набором кормежки и редко балуют своих питомцев витаминами, концентратами и прочими добавками - опять же, в целях экономии.

«Следующие 14 месяцев я кормлю бычка сеном и дробленкой, - продолжает Борис Кравченко. - Дробленки в среднем даю килограммов восемь в сутки, сена - 20 кг, в зависимости от возраста. Эти объемы я вывел, можно сказать, опытным путем, исходя из практики. А недавно мне попала в руки таблица по нормам кормления КРС, в которой указаны примерно такие же данные».

То есть на 14 оставшихся месяцев нашему условному бычку требуется около четырех тонн дробленки. Этот вид корма сельчане, как правило, делают самостоятельно, потому что покупать готовый продукт - накладно. Приобретают зерноотходы, дробят и кормят животных. Тонна хороших зерноотходов в среднем по области стоит 25 тысяч тенге. Четыре тонны - 100 тысяч тенге.

Кроме того, крупнорогатому скоту нужно сено. И хотя этот вид корма является самым дешевым (не считая соломы, конечно), на него за 14 месяцев стойлового содержания также придется потратиться прилично. Умножаем 20 кг сена на 30 дней и на 14 месяцев. Получаем 8 400 кг. То есть, как минимум, три стандартные телеги сена. Стоимость одной - 25 тысяч тенге. Это реальная средняя цена по области, если покупать у местных заготовителей. За полтора года откорма за сено нужно выложить 75 тысяч тенге.

Итого. Стоимость бычка - 60 тысяч тенге. Плюс 90 тысяч тенге, потраченные на молоко или 45 тысяч - на заменитель цельного молока. Плюс 100 тысяч тенге за зернофураж и 75 тысяч - за сено. Итого - 325 000 тенге (280 000, если кормить заменителем цельного молока). Против 300 тысяч тенге, которые можно выручить от продажи мяса.

Здесь надо подчеркнуть: мы остановились лишь на крупных тратах, не учитывая стоимости лекарств для животных, прививок, концентратов, витаминов, соломы и прочих «мелочей». И, конечно же, по старой деревенской традиции, в ноль тенге оценили ежедневный труд самого сельчанина... Говорят, если бычка кормить хорошо - будешь с мясом, но без штанов. Судя по всему, не шутят.

Тем не менее, есть еще сельчане, которые продолжают заниматься откормом скота. И не потому, что не умеют считать. Наш беглый подсчет касается ситуации, в которой абсолютно все составляющие нужно купить по рыночной цене. В реальности такие примеры вряд ли можно встретить, потому что сельчанин, который не имеет возможности запастись относительно дешевыми кормами, животноводством заниматься не будет. Исходя из всего вышеперечисленного - понятно почему.

Поставить бычка на откорм сельский житель может при благоприятном стечении сразу нескольких обстоятельств. Например, если теленок получен от собственной буренки, которая к тому же даст основной и самый дорогой корм на первые месяцы жизни - молоко. Экономия будет существенная, и тут, как правило, даже закрывают глаза на то, что молоко от буренки можно было бы продать и получить те же 120 тысяч тенге гораздо раньше, чем бычок достигнет своего убойного возраста. И при меньших трудозатратах. Ну да ладно.

Также откармливают бычков, если в селе есть крепкое агроформирование, способное поддержать владельцев личных подсобных хозяйств удешевленными кормами. В частности, добросовестные сельхозпроизводители регулярно выдают своим пайщикам зерно, которое можно использовать как корм для скота. Размеры выплат в хозяйствах отличаются, зависят они от урожайности и порядочности руководителя сельхозформирования. В регионе есть хозяйства, где на пай дают и сто килограммов зерна, и тысячу. Тут уж кому где посчастливилось родиться и пригодиться.

Эти же агроформирования иногда предоставляют своим работникам сено по цене ниже рыночной. Часто - в ограниченном количестве, но все лучше, чем ничего.

Другой путь удешевления производства мяса - самостоятельная заготовка сена. Правда, не каждому это по силам и средствам: для качественного сенокоса одних лишь рабочих рук недостаточно: необходима техника и горюче-смазочные материалы.

Вот такая она - «дешевая» деревенская говядина. И надежды на то, что ситуация когда-то изменится к лучшему, немного. Основные производители сельскохозяйственных кормов - владельцы агроформирований - также не могут повлиять на их удешевление. Например, руководитель североказахстанской партийной комиссии по вопросам агропромышленного комплекса Болат Абильмажинов считает, что ни сельхозформирования, ни партийная комиссия не могут повлиять на удешевление кормов.

«Я сам являюсь сельхозтоваропроизводителем и могу сказать, что продукцию растениеводства мы как продавали 15 лет назад по 40 тысяч тенге за тонну пшеницы 4 класса, так и сейчас продаем, - объяснил корреспонденту Болат Абильмажинов. - А цена на ГСМ, например, за это время поднималась 15 раз. Себестоимость грубых кормов зависит от многих составляющих. Главные из них - стоимость ГСМ и стоимость запчастей. Как мы можем удешевить корма, если мы покупаем горючее и запчасти по высокой цене»?


Дарья Тушина

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Приближается старт посевной страды в зерновом поясе Казахстана. Однако проблем столько, что о качественном проведении полевых работ многие крестьяне уже и не думают. Лишь бы в принципе не сорвать сев! Виновен в сложившейся ситуации ни кто иной, как Минсельхоз РК: аграрное ведомство не сумело в срок обеспечить село ни горючим, ни семенами.

Назад в болото

С приходом на должность министра сельского хозяйства Умирзака Шукеева аграрии поначалу связывали светлые надежды. Мол, опытный управленец с репутацией антикризисного менеджера сумеет разгрести ворох проблем, накопившийся в отрасли, пишет эксперт «КазахЗерно.kz».

На деле, всё оказалось прямо наоборот. Все действия нынешней команды Минсельхоза говорят о том, что до крестьян им дела особо нет. Заботы у ведомства другие - в очередной раз изменить систему распределения госсредств, направляемых на поддержку сельского хозяйства. Возмущение очередной реформой на селе такое, что первому вице-министру Арману Евниеву приходится кататься по стране и формировать общественное мнение о необходимости изменений.

А в это время неотложные дела, связанные с подготовкой к страде, находятся в катастрофическом положении.

Хотя, такой поворот событий неудивителен, если вспомнить, что в нештатных советниках у Умирзака Шукеева числится такой одиозный персонаж, как Асылжан Мамытбеков, экс-министр сельского хозяйства. По сути, Минсельхоз РК сейчас не придумывает ничего нового, а просто возвращается к курсу, который Мамытбеков проводил в течение 5 лет. Давайте вспомним, что такая стратегия привела к тому, что три крупнейших агрохолдинга страны оказались на грани банкротства, программа повышения экспортного потенциала по мясу КРС была провалена, казахстанская пшеница потеряла своё некогда знаменитое качество, Казахстан оказался в зависимости от импорта продовольствия практически по всем позициям.

В это же болото Минсельхоз Казахстана аграрный сектор страны тащит обратно.

Солярки нет, но  вы держитесь

Плевком в лицо всем крестьянам стало сообщение от 10 апреля о том, что Шымкентский НПЗ закрывается на капитальный ремонт. Как раз - к началу посевной страды, когда крестьянам нужна солярка. Причём, простаивать предприятие будет до третьего квартала 2018 года. А значит, и к осенней страде топлива поставлять не будет. К чему это приведёт? Росту цен на солярку.

Покупка ГСМ - одна из основных статей расходов крестьян. Они и без того в сравнении с прошлым годом уже выросли на 15%. Теперь же стоит ждать дальнейшего роста.

О том, что дефицит топлива в скором времени реален, свидетельствует выступление первого вице-министра энергетики РК Махамбета Досмухамбетова в ходе заседания Правительства 17 апреля. Рассказывая о поставке дизельного топлива для весенне-полевых работ 2018 года, чиновник сообщил, что  «из запланированных на апрель 134,5 тысяч тонн поставлено 20,5 тысяч тонн»!

То есть, за половину месяца поставлено всего 15% от необходимого объёма! На чём техника в поля выходить-то будет?

По этому поводу крестьяне уже бьют тревогу. Например, на совещании в Костанайской области фермеры сообщили, что их заявки, поданные еще в начале марта, до сих пор не удовлетворены. Топлива либо нет, либо его предлагают по завышенной цене.  Стоимость солярки выросла со 151,2 тенге за литр до 156.  Нефтепереработчики требуют доплаты, аграрии требуют топливо по заключенным и оплаченным договорам.

О росте цен на дизтопливо сообщил и Союз фермеров Казахстана:

«Казалось бы, льготная солярка должна была расходиться по 156 тысяч тенге за тонну, однако вместе с посевной выросли и цены. Сегодня стоимость дизельного топлива на апрель-май установлена на уровне 161 тысячи тенге за тонну, то есть дороже на 5 тысяч тенге. Телефонограмма с новыми расценками поступила в регионы из Министерства энергетики РК. Причём чиновники не исключают, что солярка может подорожать ещё, в связи с «конъюнктурой рынка», – отметил СФК.

Кроме того, Союз обращает внимание на то, что лимит льготной солярки в 375 тыс. тонн, установленный на полевые работы в 2018 году, уже не отвечает требованиям времени. Многие современные агротехнологии требуют повышенного расхода горючего, в связи с чем предложено увеличить объём до 500 тыс. тонн.

СФК обратился в связи с этими проблемами в различные инстанции, в том числе и Минсельхоз.

И что ответило аграрное ведомство по этому поводу? А ничего. Сельхозчиновники просто кивают на Минэнерго. Мол, топливо - это их вопрос, с них и спрос. Но извините, аграрное ведомство призвано стоять на страже интересов крестьян. Если не оно, то кто?

Сеять нечем

Вопрос обеспечения качественными семенами также до сих пор не решен, хотя уже через пару недель пора начинать сеять.

Напомним, что Минсельхоз Казахстана подготовил проект реформирования системы семеноводства. Предполагалось, что к началу посевной крестьяне смогут получать семена элиты и первой репродукции бесплатно, возвращая осенью лишь часть их стоимости. Другую часть компенсирует государство в рамках господдержки.

Целью новшества было повысить качество казахстанской сельхозпродукции.

Однако, реформа затормозила в пути. Из Костанайской области фермеры сообщают: до сих пор нет механизма работы Семенного фонда, который должен бесплатно обеспечивать крестьян качественными семенами. Нет гарантий, неизвестен размер компенсаций и субсидий, что делает невозможной выдачу семян.

Ну, а не будет качественных семян - не будет и качественного урожая осенью. Тем более, с учётом того, какие неблагоприятные погодные условия складываются в нынешнем сезоне. Для зерновиков Казахстана это станет катастрофой, ведь конкуренция с российской пшеницей возрастает, и отечественные производители могут отстоять свои позиции на внешних рынках только благодаря качеству.

Точно так же по остальным видам субсидий: правила на 2018 год до сих пор не утверждены, и крестьяне не могут планировать свою работу. То ли на текущий год останутся старые правила, то ли реформа будет уже в нынешнем году. Нет определённости, которая позволила бы аграриям чувствовать себя уверенно.

Вместо этого, Минсельхоз РК занимается обслуживанием нескольких десятков крупных агроформирований, забыв про малые и средние хозяйства. Под аграрные гиганты чиновники МСХ РК «затачивают» все свои программы - субсидирования, льготного кредитования и прочих видов господдержки.

Неэффективное министерство

Инвестсубсидии, субсидирование ставок по банковским кредитам, льготный лизинг - всё это даёт преимущество только крупному бизнесу. А крестьянские и фермерские хозяйства, ЛПХ - остаются в роли пасынков, до которых Минсельхозу нет дела.

По сути, Минсельхоз РК сейчас выполняет роль «своей руки» аграрных гигантов в правительстве, «мальчика на побегушках» олигархов от сельского хозяйства, которым важны лишь собственные цели.

Возникает вопрос: зачем государству финансировать огромный штат МСХ РК, если он действует не в интересах страны?

Существует ведь еще и такой огромный монстр, как холдинг «КазАгро» с многочисленными дочками. Он занимается всеми вопросами, связанными с распределением финансов - кредитование посевной, закуп зерна в госресурсы, лизинг, кредитование и так далее. Задача Минсельхоза - административные вопросы. В том числе и такие, как обеспечение доступным топливом и качественными семенами. Если аграрное ведомство этого не делает, то в его существовании просто нет смысла.

Сейчас в МСХ РК очень модно рассуждать о «неэффективных» субсидиях, которые выплачиваются крестьянам. В том числе, о «погектарке». Мол, нужно убрать их, а сэкономленные средства пустить на более важные дела.

Так вот, встречное предложение: сократить неэффективное министерство сельского хозяйства, а сэкономленные на бесполезных чиновниках деньги направить на развитие аграрной отрасли страны. Толку будет намного больше.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Минсельхоз Казахстана - уникальное ведомство. То, что оно опровергает законы здравого смысла, все аграрии уже давно смирились: стратегии развития, одна за другой исторгающиеся из его недр, прямо противоречат друг другу. Но теперь можно смело говорить, что МСХ РК нарушило уже и законы природы.

Закон перехода количественных изменений в качественные - один из основных законов диалектики, объясняющий, каким образом происходит движение и развитие. И, казалось бы, смена глав аграрного ведомства, происходящая с калейдоскопической быстротой, в итоге приведёт-таки к качественному скачку. И у сельчан наконец-то появится грамотный, опытный, последовательный, справедливый министр.

Ан, нет. У природы свои законы, а у МСХ РК – свои, пишет собкор издания «КазахЗерно.kz». И, к большому сожалению, для крестьян, от перемены мест слагаемых сумма не меняется - она всё так же равна нулю (это мы об итогах развития сельхозотрасли).

Казалось бы, задача перед Минсельхозом стоит понятная - превратить аграрный сектор в прибыльный бизнес. Построить такую систему производства, заготовки, переработки и сбыта сельхозпродукции, которая позволит аграрию зарабатывать своим трудом деньги. Хорошие деньги, достойные тяжелейшего труда на селе. В результате этого в плюсе будут не только сельчане (а это почти половина населения Казахстан), но и государство (занятость, рост экономики и налогооблагаемой базы, экспортный потенциал), а также всё население страны, поскольку получит к своему столу качественную, натуральную, вкусную, безопасную и недорогую пищу.

Со стороны может показаться, что где-то там, в кабинетах Минсельхоза, это понимают и даже поддерживают. Помните, даже программу с соответствующим названием разработали «Агробизнес-2020». Но все эти планы лишь объявляются - а на деле чиновники (в не зависимости от персоналий) не могут уйти от десятилетиями сложившейся системы, когда жители села - это крепостные, бесправные трудяги, удел которых пахать от зари до зари, не получая за свой труд больше минимума.

Сливки же привычно золотой ложкой снимает кто-то другой.

То есть, сейчас бизнес делают не аграрии. Сейчас бизнес делают НА аграриях.

Кто именно? Те, у кого есть деньги. Когда-то давно их назвали ростовщиками - и с тех пор суть не изменилась. Менялись только названия, но принцип оставался прежним: прибыль получают те, кто ссуживает крестьянам деньги. И они вынуждены все плоды своего труда отдавать им в качестве оплаты кредита.

Простой пример - холдинг «КазАгро». Получая от государства средства практически бесплатно, он ссуживает их аграриям через свои дочерние структуры. Через «Аграрную кредитную корпорацию» - на полевые работы. Через «КазАгроФинанс»  - на лизинг техники. Через «Продкорпорацию» - на сезонный закуп подешевевшей сельхозпродукции (чтобы потом продать подороже).

И каждая из этих прожорливых «дочек», вопреки здравому смыслу (с которым Минсельхоз не дружит, как мы сказали выше), думает только о  своей прибыли. А не о том, как помочь развитию аграрного сектора (что прописано в задачах холдинга).

Что самое удивительное, Минсельхоз, получая от государства деньги на субсидирование сельского хозяйства, чем дальше, тем откровеннее пытается их пустить прямиком… на поддержку ростовщиков. Новый министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев, уже и вовсе не стесняясь, объявил о планах в принципе убрать крестьян из этой схемы распихивания госсредств по нужным карманам.

То есть, объявлено о грядущей реформе - никаких субсидий аграриям выплачивать не будут. Ни погектарных (на выращивание приоритетных сельхозкультур), ни натуральных (на произведенное мясо и молоко), ни компенсации закупа удобрений и семян (что важно для повышения качества сельхозпродукции и сохранения плодородия земли).

Что планирует Умирзак Шукеев? Сразу перечислять госсредства ростовщикам - на субсидирование ставок по кредитам, лизингу и компенсации части инвестиций.

Вы только вдумайтесь в весь откровенный цинизм этой схемы: тот же «КазАгроФинанс» предлагает кредит на технику, допустим, под 15 % годовых. Напомним, деньги от государства «дочки» холдинга «КазАгро» получают практически бесплатно. Так вот, вместо того, чтобы одёрнуть обнаглевших ростовщиков и заставить их умерить свои аппетиты и кредитовать обновление машинного парка сельчан под здравый процент, Минсельхоз будет тратить еще один бюджетный ресурс на субсидирование этой ставки!

Таким образом, государственные деньги, которые «как бы» выделяются на поддержку аграрного сектора, прямиком идут на обогащение тех самых ростовщиков.

Крестьяне в этой схеме остаются без денег. И «убедительное» объяснение старательно внедряется в информационное пространство: мол, все прежние виды субсидий (погектарные, натуральные), оказывается, неэффективные!

Хочется спросить - неэффективные в каком смысле? Не в те карманы попадают?   

Давайте вспомним, что специалисты в один голос говорят: поскольку Казахстан не имеет выхода к морю, экспорт сельхозпродукции обходится слишком дорого. И сфера АПК Казахстана не будет прибыльной без государственной поддержки. То есть, без тех самых «неэффективных» субсидий производство сельхозпродукции крестьяне смогут вести только себе в убыток. И никакого «агробизнеса» не селе построить не удастся. 

Есть другой приемлемый вариант поддержки села - развитие сельхозпереработки, чтобы экспортировать готовые продукты питания с высокой добавленной стоимостью. Это позволит поднять внутри Казахстана закупочные цены на сельхозсырьё и стабилизировать их, избавив от регулярных обвалов в случае высоких урожаев. Но и тут Минсельхоз скромно стоит в сторонке. Планы строятся одни - экспорт мяса, экспорт зерна. То есть, сырья. Об экспорте продуктов переработки никто их чиновников аграрного ведомства даже не заикается. Более того, наплевав на поддержку экспорта муки (а требовались именно административные меры в ответ на введение заградительных пошлин странами-импортерами),  Минсельхоз РК допустил то, что Казахстан потерял некогда завоёванное мировое лидерство в экспорте этого продукта переработки зерна.

Так, какое качественно изменение нужно аграрному сектору Казахстана от всей этой череды мелькающих министров? Какие действия настоящего реформатора-главы МСХ позволят развить сильный устойчивый прибыльный бизнес на селе?

Об этом говорилось не раз: обрубить многоголовой гидре, холдингу «КазАгро»,  все его многочисленные прожорливые «дочки»-головы, сжирающие бюджетные ресурсы, адресованные на поддержку крестьян.

Вместо этого, за счет высвободившихся средств, создать Аграрный банк, кредитующий крестьян под приемлемый процент (без всяких дотаций). Также создать Аграрную страховую компанию, которая не будет отказывать (как большинство нынешних страховщиков) в покрытии рисков крестьянского труда.

И всё. И не надо размазывать средства по тарелкам бездельников, сидящих с большими ложками у чужого стола и ждущих, когда крестьяне принесут им сливки.

А свою активность Минсельхоз должен направить не на попытки как можно более ловко разрезать бюджетный пирог, а на создание системы заготовки и переработки сельхозпродукции.

Вот тогда крестьянин сможет заниматься своим трудом спокойно. Он будет знать, где взять кредит на технику, где получить деньги на посевную, как застраховаться от возможных природных катаклизмов. И самое главное - кому и по какой (достойной) цене продать свою продукцию.

Найдётся ли в Казахстане реформатор, способный решить эту задачу? Пока таких не видно.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

В начале прошлой недели в руководстве Продкорпорации произошли изменения. 

Как стало известно ИА «Казах-Зерно» из достоверных источников, председатель правления АО «НК «Продкорпорация» Жуламанов Бакитжан Толевжанович с приходом нового министра ушел в отставку по собственному желанию.

Временно исполняющим обязанности назначен, ранее занимавший пост зампредседателя правления, Кашкимбаев Сабит Богембаевич.

Напомним, Бакитжан  Жуламанов был избран председателем правления Продкорпорации 20 июля 2016 г. решением совета директоров АО «Национальная компания «Продовольственная контрактная корпорация». 

Жуламанов Бакитжан Толевжанович  родился 23 декабря 1966 года в г. Самарканд, Узбекистан.

Окончил Алма-Атинский институт народного хозяйства, Гуманитарный институт им. Д. А. Кунаева. Имеет специальности экономиста и юриста.


Автор: . Дата создания:

Фермеры в недоумении - цены на льготное топливо поползли вверх.

В Союзе фермеров Казахстана недоумевают относительно роста цен на дизельное топливо. Казалось бы, льготная солярка должна была расходиться по 156 000 тенге за тонну, однако вместе с посевной выросли и цены.

Сегодня стоимость дизельного топлива на апрель-май установлена на уровне 161 000 тенге за тонну, то есть дороже на 5000 тенге. Телефонограмма с новыми расценками поступила в регионы из ведомства Каната Бозумбаева, за подписью его заместителя. Причем, и эта цена не окончательная: чиновники не исключают, что солярка может подорожать ещё, в связи с «конъюнктурой рынка».

Кроме того, новостью для фермеров стал тот факт, что Шымкентский нефтеперерабатывающий завод будет остановлен на ремонт. Аккурат во время посевной, так что недостающий объем в 60-70 тысяч тонн, якобы, будет завезен из России, а российское топливо дороже. Отчасти этим и пытаются объяснить повышение цены. Чиновников Минсельхоза такое положение вещей, если и не устраивает, но поделать они ничего не могут - разводят руками, так как НПЗ - не их участок работы.

- Мы уже обратились в Минсельхоз, мы обратились к депутатам Парламента РК, мы обратились на местах в филиалы партии «Нур Отан», мы подготовили письмо в Минэнерго. Это какое-то издевательство над фермерами, а не поддержка. Мы всё надеемся на какую-то системность механизмов господдержки, на какую-то долгосрочную, хотя бы среднесрочную, то есть на ближайшие 3-5 лет, продуманную политику. Но на практике вообще уверенности нет ни в чём. Неопределенность пугает аграриев, да и вообще любой бизнес. Все вокруг дорожает, из-за чего растет себестоимость продукции, - считает глава Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов.

По словам главного фермера страны, из года в год рентабельность производства сельхозпродукции, как в растениеводстве, так и в животноводстве стремится к нулю из-за удорожания химии, электроэнергии, ГСМ, из-за роста цен на покупку и обслуживания сельхозтехники, дорогого кредитования.

К примеру, в «Обзоре рынка зерна в странах Евразийского экономического союза за 2010-2014 годы» авторы - эксперты Департамента агропромышленной политики Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) - приводят такие факты: «Совокупные расходы на 1 га посевов в 2015 году по сравнению с 2014 годом выросли на 30,7 процентов. При этом более всего выросли расходы на материалы (39,1%) и основные средства (33%)».

В этом же обзоре говорится, в частности, что средства химической защиты растений подорожали за год на 70%, удобрения - на 50%, семена - на 15%, топливо - на 11%, расходы по транспортировке поле/зерноток - на 38%, расходы по ремонту и содержанию основных средств, а проще говоря сельхозтехники - выросли на 46% и так далее. При этом, отмечают в СФК, анализ делался на основе хозяйств Ставропольского края и Ростовской области. То есть необходимо учитывать технологическую отсталость казахстанских фермеров, даже от своих коллег из России и Белоруссии, не говоря уже о европейских или американских аграриях. То есть для отечественных фермеров удорожание себестоимости производства продукции сильнее сказывается на рентабельности.

- Союз фермеров Казахстана готов по любому из регионов сесть и предоставить расчеты себестоимости производства. Буквально на днях мы делали такие расчеты по трем зерносеющим регионам, то есть Акмолинской, Северо-Казахстанской и Костанайской областям. Если в 2015 году цена на солярку была 84, 89 и 91 тенге за литр, соответственно, то сегодня цена топлива в названных регионах - 150, 151 и 152 тенге соответственно. Как мы видим, рост составил 78% в Акмолинской области, в СКО - 69% и 67% в Костанайской области. Но это расчеты двухдневной давности. Сейчас мы должны брать уже новую стоимость. Так что удорожание будет более существенным, а значит, вырастет и себестоимость. Мы готовы показать и доказать это всё документально, а где калькуляция от НПЗ и операторов? Почему государство и общество должно верить им «на слово»? - задается вопросом Ауезхан Даринов.

Причем, как утверждают в СФК, о сложностях говорят даже не мелкие или средние хозяйства, а крупные, стабильные предприятия. К примеру, две недели назад, 28 марта, на агросовещании в Костанае Герой труда РК, уважаемый в стране человек сильный производственник Сайран Балкенович Буканов - директор ТОО «Каркын» отметил: «Честно говоря, льгота сегодня имеет такое малое значение, что лучше бы ее и не было. Горючее дорожает такими темпами, что государству надо по-хорошему субсидировать не 10-15 тенге, а 30% от любой цены дизельного топлива, тогда будет смысл. И для снижения себестоимости продукции, и для внедрения новых технологий».

По расчетам агрария, расходы на топливо составляют в себестоимости от 20 до 30%, поэтому любой рост стоимости ГСМ сказывается. Свои соображения относительно льготного топлива и расчеты авторитетный фермер уже направил на имя вице-премьера, министра сельского хозяйства Умирзака Шукеева.

Герой труда РК директор ТОО «Алтынсарино» Борис Павлович Князев в декабре, выступая на отчетной встрече Союза фермеров Казахстана в Костанае, поднял тему бесконечно растущих цен на ГСМ: «Это я ещё подсчитал очень скромно и аккуратно. Поэтому, если в правительстве сегодня трезво не подумают, по какой же цене давать крестьянам горючее весной, обстановка будет не очень хорошая. Я не сгущаю краски».

По его словам, от продажи 100 тысяч тонн зерна предприятие имеет 4 млрд. тенге выручки. Хозяйству необходимо 6 тысяч тонн горючего, а еще масла, солидол. Прибавим сюда же электроэнергию, итого энергоносители по самым скромным подсчетам - 1,5 млрд. тенге. Еще 1 млрд. тенге уходит на заработную плату работников - их в ТОО «Алтынсарино» 750 человек. Еще около 1 млрд. тенге уходит на приобретение запасных частей. Один только «бюллеровский» баллон стоит почти 500 тысяч тенге. Есть ещё налоги - около 560-580 млн. тенге. В итоге, на развитие бизнеса уже ничего не остается.

- Взять для примера Павлодарский НПЗ, который за апрель-май должен поставить на рынок 137 000 тонн топлива. С учетом повышения цены на 5 тысяч тенге, завод дополнительно будет иметь 685 миллионов тенге выручки. Либо эта маржа пойдёт операторам? То есть мы, как потребители, не видим, из чего все-таки состоит стоимость. Люди не вкладывая ничего, как говорится «на ровном месье» хотят «поймать» 685 миллионов тенге, и оплатить это вынуждены будем мы - фермеры. Мы готовы сесть за стол, обсудить, предоставить расчеты себестоимости и подтвердить их документально, но хотелось бы увидеть аналогичные расчеты и обоснование повышения цен на топливо, со стороны операторов и заводов, - говорит представитель СФК по Осакаровсокому району Карагандинской области Ерлан Оспанов.

В СФК утверждают, что хотели бы видеть какой-то системный подход со стороны государства.

Во-первых, чтобы в ближайшие 3-5 лет единожды было принято решение о субсидировании хотя бы 20% от рыночной цены на ГСМ на время посевной и уборочной. Во-вторых, необходимо пересмотреть объемы льготного топлива, увеличив хотя бы до 500 тысяч тонн, так как многие современные технологические операции на полях весьма затратны в плане расходов топлива. К примеру, для выращивания кормовых культур расходы ГСМ выше намного. К тому же, при расчетах не учитывается разная удаленность полей. В-третьих, фермеры настаивают в предоставлении информации со стороны заводов и операторов, что конкретно «сидит» в стоимости топлива и чем объясняется ежегодный рост цен, так как каких-либо экономических предпосылок для роста цены просто-напросто нет, уверены в СФК.

 Говорить о необходимости выравнивания цены с ценами в России - не совсем оправдано, так как Казахстан - суверенное государство, которое, несмотря на общее экономическое пространство, само должно определять аграрную политику внутри страны, включая механизмы господдержки. Тем более, экономика России и экономка Казахстана не сопоставимы по своим размерам и возможностям.

Напомним, как ранее сообщало ИА «Казах-Зерно», по предварительным данным посевные площади в 2018 году составят свыше 21,8 млн. га. Практически на уровне прошлого года.

Зерновые культуры планируются на площади 14,7 млн. га, в том числе пшеница - 11,4 млн. га с сокращением к уровню 2017 года на 544 тыс. га. При этом для обеспечения растущих потребностей животноводства на этот же объем увеличатся кормовые культуры (16% к уровню 2017 г), зернофуражные культуры (ячмень, овес, кукуруза, горох (50%), нут) займут более 2,5 млн. га с ростом к уровню прошлого года на 49 тыс. га (2%). Масличные культуры впервые превысят планку 2,5 млн. га и составят порядка 2,6 млн. га. Положительную динамику роста показывают площади, отведенные под картофель 210 тыс. га - 15% к уровню прошлого года.


Светлана Дробышева

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


Автор: . Дата создания:

Карты развития аграрного сектора по ключевым направлениям представил в конце 2017 года Минсельхоз Казахстана. Они были построены на анализе реального положения вещей в отрасли. Основной вывод Карты агропереработки гласил, что мощности мясокомбинатов и молочных заводов катастрофически недозагружены из-за нехватки сырья. В частности, по молоку заводы работают лишь на 60% своих возможностей, по мясу - на 38%, из-за чего страна ежегодно недополучает продукции на 1 трлн тенге. 

Решать проблему предполагалось за счет развития сельскохозяйственных кооперативов на селе и создания на их базе системы заготовки молока и мяса. Упор делался именно на государственную поддержку ЛПХ, поскольку они производят 75 % молока в стране и 55% мяса.

Однако в конце 2017 года команда аграрного ведомства сменилась. Новый вице-премьер - министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев пригласил во внештатные советники Асылжана Мамытбекова, который ранее сам пять лет подряд возглавлял МСХ РК, а сейчас стал руководителем Мясного союза Казахстана - организации, объединяющей крупных производителей мяса. Тех самых, кто привык получать львиную долю господдержки и был совсем не рад, что бюджетные средства вдруг стали течь в сельхозкооперативы.

Неудивительно, что нынешняя политика Минсельхоза в отношении господдержки снова повернулась лицом к гигантам. Аграрное ведомство предлагает изменить систему субсидирования так, чтобы поддержку получали только крупные сельхозпредприятия - на строительство ферм, покупку породистого поголовья и так далее. Сельхозкооперативы и мелкие хозяйства бюджетной подпитки хотят лишить, отменив субсидирование сданных на убой животных.

Игорь Жабяк возглавляет крестьянское хозяйство «Шанс», работающее в Карагандинской области. Тут выращивают картофель и производят и мясо. Поэтому реформаторские планы аграрного ведомства задевают аграриев за живое. Свою позицию Игорь Жабяк не раз высказывал на совещаниях Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» в Астане.

- Дебаты по этому поводу идут горячие, и я своё мнение по этому поводу озвучивал, в том числе и министру сельского хозяйства Умирзаку Шукееву: нельзя отменять субсидирование мяса, - говорит фермер корреспонденту издания «КазахЗерно.kz». - Они считают, что эти субсидии неэффективные. Но ведь это - стимулирование конечного результата. Сдал товар - получил поддержку в размере 100 тенге за килограмм. Это и заставляет работать лучше. 

Тем более, удивление аграриев вызывает то, куда Минсельхоз планирует тратить «сэкономленные» на них деньги. Это проекты, которые специалистам заранее видятся обречёнными на провал. Тем более что за примерами далеко ходить не надо: в 2011 году стартовал Проект повышения экспортного потенциала по мясу КРС. Согласно его целевым индикаторам, в 2016 году Казахстан должен был экспортировать 60 тыс. тонн мяса. Но к этому сроку страна даже собственную потребность не смогла покрыть полностью. И это, несмотря на миллиарды тенге, вложенных государством.

- Проект по экспорту говядины был разработан тогдашним министром сельского хозяйства Асылжаном Мамытбековым, - говорит Игорь Жабяк. - Буквально недавно, в середине марта, он на совещании по животноводству выступал и рассказал, что за те несколько лет, пока шла программа, в неё было вложено 129 млрд тенге. Но, извините, а результат от этих вливаний где? Нет его! И несмотря на это, Минсельхоз опять подался в глобалистику. Собираются поддерживать лишь откормочные площадки от 1500 голов и выше. Тогда как согласно пока еще действующим правилам, субсидируются откормочные площадки от 50 голов и выше. И это логично - 70% мяса в стране сейчас производят как раз небольшие хозяйства. Так почему их нужно лишать господдержки?

Фермер сомневается как в реалистичности, так и в необходимости таких вот масштабных проектов. Во-первых, перед гигантами сразу встаёт вопрос в обеспеченности кормами для содержания такого поголовья. Во-вторых, в стране просто нет такого количества молодняка, которое нужно, чтобы заполнить эти площадки. В-третьих, ситуация на рынке поменялась, и даже если произвести планируемый объем говядины, продать его за границу будет непросто. Россия идёт к самообеспеченности, и если в прошлом году закупила 520 тыс. тонн, то в 2018 прогнозируется импорт всего 420 тыс. тонн.

- Сейчас начали говорить про экспорт в Китай, - говори Игорь Жабяк. - Но мы-то изучили статистику. Китай в России говядину не берёт, в Беларуси не берёт. Потому что, по всей вероятности, это мясо по критериям и нормам китайцев не устраивает. Значит, и наше не пройдёт. Они ведь у нас до сих пор ни одного килограмма мяса не купили - значит, им это просто не надо. И несмотря на это, у нас Мясной союз сейчас говорит о планах строительства новых откормочных площадок. Речь уже идёт о десятитысячниках. Куда и зачем?

Многие фермеры говорят о том, что в сельском хозяйстве нельзя кидаться из крайности в крайность. Нельзя каждый год менять программы развития, смещать акценты и реформировать систему господдержки.  И тем более, нельзя мешать работать мелким и средним фермерам. Ведь производство сельхозпродукции на частных подворьях - это еще и вопрос занятости на селе. И Минсельхоз должен его поддерживать.


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Приоритетом развития агропромышленного комплекса Казахстана Минсельхоз РК снова делает производство мяса с упором на экспорт. Заметьте, не переработку (о необходимости развития которой в последнее время не раз говорил Глава государства), а всё ту же торговлю сырьём. Причем, в совсем уж безумном варианте: покупка товарного (!) поголовья за границей при поддержке госсубсидий, откорм, забой - и экспорт говядины в обратном направлении.

Более неэффективного способа потратить бюджетные деньги представить сложно, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz». И кто бы вы думали, стоит за разработкой этой «гениальной» схемы освоения бюджетных денег? Правильно, экс-министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков.

Логичный акцент

«Для нас Минсельхоз РК - это обезьяна с гранатой. И мы понимаем, что держаться от него нужно как можно дальше», - говорят казахстанские аграрии. Причина такого скептического отношения к агарному ведомству в том, что не существует даже малейшей преемственности между стратегиями, которые предлагает каждый новый министр сельского хозяйства. Правила игры (система субсидирования и акценты господдержки) меняются чуть ли не ежегодно. При этом, настоящим профессионалам понятно - сельское хозяйство это та отрасль, где результат не приходит сразу. Поэтому и стратегия развития для нее нужна долгосрочная. Шатания Минсельхоза из стороны в сторону говорят о том, что либо ведомство возглавляют непрофессионалы, либо им просто нет дела до реального развития, а цель их действий другая. Например, освоение бюджетных средств максимально полезным для них самих образом.

В период подготовки Государственной программы развития АПК РК на 2017-2021 годы Минсельхоз (под руководством тогдашнего министра Аскара Мырзахметова) провел анализ животноводческой отрасли.

Напомним, что предыдущий глава ведомства Асылжан Мамытбеков обещал в 2016 году не только полностью закрыть потребность в говядине внутреннего рынка, но и экспортировать излишки мяса в объёме 60 тыс. тонн.

Что получилось в реальности? По итогам 2015 года обеспеченность внутреннего рынка - лишь 98%. Отгружено за рубеж мяса на 2,3 млрд. тенге, тогда как ввезено - на 12,3 млрд! Отрицательный баланс - 10 млрд. тенге!

При этом 75% мяса было произведено сельчанами на личных подворьях - тех самых, кто до этого практически не пользовался никакими инструментами господдержки (ни субсидиями, ни льготными кредитами). Крестьянские и фермерские хозяйства дали 18% объёма, а сельхозпредприятия - 7%.

Логичным выводом из этого анализа стало то, что команда Аскара Мырзахметова  решила перенести внимание (в том числе, финансовое) на поддержку частных подворий (ЛПХ).

При этом, помогать решили двумя путями. Во-первых, натурными субсидиями сельхозкооперативам на каждый килограмм сданного мяса. Во-вторых, (и это главное) - через развитие кормопроизводства в стране. Предполагалось, что через субсидирование производства семян многолетних трав и их сева, а также производства фуража и комбикормов, удастся создать кормовую базу в стране. А где корма - там повышенные надои и привес. А значит, больше продукции горожанам и денег сельчанам.  

Спиной к сельчанам

Однако новый министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев словно бы не заметил всех этих исследований, проведённых командой его предшественника. Вместо анализа он стал слушать советы… Асылжана Мамытбекова. Не случайно экс-глава МСХ РК уже через несколько дней после назначения Умирзака Шукеева вице-премьером - министром сельского хозяйства покинул свой пост в банке и устроился нештатным советником в Минсельхоз, одновременно заняв должность главы Мясного союза - общественного объединения, созданного в бытность Мамытбеков министром и объединившего хозяйства, которые и получали щедрое финансирование от государства на импорт зарубежного скота.

Что именно советует бывший глава МСХ РК нынешнему? Очень скоро стало понятно, что курс взят на полный отказ от политики Мырзахметова и возвращение к линии, начатой самим Мамытбековым.

Во-первых, это поддержка только крупных сельхозтоваропроизводителей и отказ от хоть какой-то денежной подпитки ЛПХ.

Реальная причина такой позиции понятна - крупный сельхозбизнес так или иначе контролируется чиновниками или их близкими. Перенаправление господдержки с мелких хозяйств на крупные - это просто финансирование за государственный счёт личного бизнеса приближенных к власти людей.

На словах же такая позиция «красиво» объясняется тем, что мелкие хозяйства бесперспективны с точки зрения роста производительности труда - новую технику себе купить не могут, современные агротехнологии не внедряют.

Но как бы ни объясняли такой разворот Минсельхоза спиной к рядовым аграриям, итог очевиден - ни к чему хорошему он не приведёт.

Извините, но министр - это не только менеджер, это еще и в какой-то мере политик. И он должен понимать, что  сельское хозяйство в Казахстане - больше, чем просто одна из отраслей экономики. При общей численности населения страны порядка 18 млн. человек, в сельской местности живёт 7,7 млн. (более 46%). Причем, в южных регионах доля сельчан намного выше, чем горожан, и достигает, например, в Алматинской области 76%.

При этом для многих сельчан личное подворье (а именно - производство мяса и молока) - единственный источник средств к существованию. Лишить их внимания государства и субсидий - это значит отказать в перспективах роста уровня жизни на селе, стимулировать дальнейший отток населения в города. Да и просто - подогреть социальную напряженность в обществе. Мы же помним, что пятилетнее «правление» Мамытбеков закончилось массовыми земельными митингами по всей стране. Неужели Умирзак Шукеев захочет прийти к тому же, слушая советы Мамытбекова?

Толеутай Рахимбеков, работавший вице-министром в команде Аскара Мырзахметова и отвечавший за сельхозкооперацию, в соцсетях дал такой комментарий по этому поводу:

«Суммы, необходимые на господдержку СХК, небольшие. Это недобросовестные критиканы ГАП (Госпрограммы развития АПК на 2017 -  2021 годы) раздули на всю страну шум о том, что по ГАП все деньги у сельского хозяйства, у крупных и средних аграриев отобрали и кинули на поддержку только СХК и ЛПХ. Даже по официальным данным самого МСХ в 2017 году на кредитование 342 СХК выделили 3,4 млрд. тенге, то есть по 10 млн. тенге на один СХК на приобретение молприемных, убойных пунктов, транспорта и тракторов. Половина этой суммы вернулась в качестве инвестсубсидий 50% их стоимости, для этого было выделено 1,7 млрд. тенге. На субсидирование услуг СХК своим членам выделили менее 500 млн. тенге (например, за сбор, хранение, сдачу молока молзаводам из расчета 10 тенге за 1 литр). Итого вся господдержка 342 СХК за 2017 год по ГАП составила 3,4 млрд. кредитов и 2,2 млрд. тенге субсидий. При том, что всего субсидий АПК за этот же год выплачено около 200 млрд. тенге, то есть на СХК субсидий всего около 1%!».

На старые грабли

Но спорить, видимо, поздно. Политика Минсельхоза уже определена - внимание сосредоточено на крупном агробизнесе. При этом, выбор акцента тоже вызывает удивление у аграриев. Им в очередной раз стало мясное скотоводство. Запущенная еще при Мамытбекове программа повышения экспортного потенциала по говядине с треском провалилась. И вот, Умирзак Шукеев решает ее реанимировать. В прошлом году шла речь о таких акцентах, как обеспечение собственной продовольственной безопасности страны, а также производстве и экспорте растительного масла, бобовых культур, мелкого рогатого скота. Сейчас все опять сведено к говядине. Почему и зачем нужно наступать на старые грабли? Специалистам непонятно.

- Политика Минсельхоза, на мой взгляд, должна состоять в том, чтобы в приоритетном порядке поддерживать те направления, по которым у нас внутренний рынок не закрыт, - говорит владелец крупной молочной фермы. - Обеспеченность Казахстана собственным молоком официально - не более 30%. А реально и того меньше, процентов 20. И в первую очередь Минсельхоз должен думать о том, чтобы собственную страну качественной продукцией обеспечить, а кормить кого-то за границей! А мы видим какой-то абсурд. Если с молоком такие проблемы, то почему эта отрасль практически не поддерживается? И при этом, субсидию на мясо поднимают в 4 раза! Где логика? Что такое субсидия? Это не только поддержка крестьян, но и стимулирование их к развитию в нужном направлении. Мы, молочники, уже пять лет получаем субсидии на литр в неизменном размере: для ферм первой категории 25 тенге, для второй - 15 тенге. При этом, в проекте субсидирования мясного скотоводство, как мы узнали, предложено повысить субсидии на мясо сразу от двух до четырёх  раз! То есть, если в прошлом году за голову сдаваемого бычка платили 20 тыс. тенге, сейчас предложено сделать градацию по весу скота и выплачивать от 45 тыс. тенге до 75 тыс. тенге за голову!

Давайте глянем на север и вспомним о том, что правительство России в текущем году сделало производство молока особым приоритетом. Поставлена задача прийти к полной самообеспеченности внутреннего рынка. И это при том, что сейчас РФ закрывает внутреннюю потребность своим молоком на 75%. То есть, ежегодно там производят 31 млн. тонн молока при необходимых 40 млн. тонн.

Казахстан же производит молока лишь процентов 25 - 30 от потребности, дефицит составляет 70 - 75%!  Но власти почему-то не озабоченны таким дисбалансом, и делают упор на необходимости производить мясо на экспорт. Зачем?

Казахстанский фермер указывает на то, что при грамотном подходе, мясным животноводством отдельно вообще заниматься не надо. Намного эффективнее разводить универсальные, мясомолочные породы крупного рогатого скота. Ведь понятно, что половина ежегодного приплода молочных ферм - это бычки. Фермеры их откармливают и сдают на мясо, только тёлочек оставляя для пополнения дойного стада. Всё! Если вкладываться именно в такие проекты, то и молоком, и мясом Казахстан себя обеспечит намного быстрее.

- Да, говорят, что говядина именно мясных бычков лучше, - отмечает фермер. - Но, извините, это где-нибудь на западе публика пресыщенная, и они там могут выбирать, что сегодня хотят на ужин именно стейк из ангуса. У нас вопрос стоит просто в обеспечении внутреннего рынка качественной говядиной по доступной цене, без всех этих лишних наворотов. 

Отрезать по-живому

Базой развития животноводческой отрасли должно стать развитие кормопроизводства. Это тот самый вопрос, про который «забыл» Асылжан Мамытбеков, внедряя программу повышения экспортного потенциала по мясу КРС. И нынешняя команда аграрного ведомства почему-то не хочет двигать этот краеугольный камень развития.

Позиция учёных однозначна: современное животноводство подразумевает заготовку сочных кормов (силоса и сенажа), чтобы в зимний период не прекращалось доение молочных коров и набор веса мясными бычками. Никакие надежды на свободное содержание скота на пастбищах круглый год (транслируемые соратниками Асылжана Мамытбекова по сей день) не сработают: скоту в обязательном порядке нужны силос и сенаж (содержащие каротин), плюс полноценное сено и фураж. Государственная поддержка должна идти сюда, а не на закуп поголовья (товарного ли, породистого ли) за границей.

Напомним, что проведенный в 2017 году анализ Минсельхоза при создании Карты кормопроизводства показал, что скот в стране голодает. Из-за отсутствия кормов животные недополучают половину необходимого питания - при необходимом для имеющегося поголовья 20,4 млн. тонн кормовых единицы, в стране реально производится 11,9 млн. тонн.

Вывод исследования был таким: «Недокорм животных в размере 1 к.ед./сутки в среднем снижает продуктивность на 4-5%. Таким образом, имеющийся дефицит корма в 8,5 млн.т к.ед является причиной недополучения 14% ВП на общую сумму 211 млрд. тенге».

Для решения проблемы Картой кормопроизводства перелагался ряд мер, в  том числе повышение за пять лет производства силоса на 4 млн. тонн  - с 1,3 до 5,3 млн. тонн. Добиться этого следовало мерами господдержки: охват погектарным субсидированием кормовых и фуражных культур предлагалось увеличить с 830 тыс. га в 2016 году до 1 500 тыс. га в 2021 году. Сумма ежегодного субсидирования кормопроизводства устанавливалась в размере порядка 10 млрд. тенге.

Однако новый глава МСХ РК Умирзак Шукеев уже высказал позицию за отмену всех погектарных субсидий (а они оставались лишь на некоторые виды культур, в том числе кормовые и фураж). Он отметил, что в прошлом году из 65 видов субсидий 11 видов уже были сокращены, осталось 54.

- Из них мы видим еще 15 субсидий, которые можем сократить. Это все натуральные субсидии. Погектарные, это, безусловно, их осталось четыре субсидии - это хлопок, это рис, это корма. И эти субсидии мы просто убираем. Мы считаем, что тут и спорить не о чем, - сказал глава аграрного ведомства.

Бессмысленный импорт

Цель сокращения - экономия средств и перенаправление их на «более нужные» (по мнению Минсельхоза) направления. И в первую очередь - это реанимированная программа ввоза импортного поголовья в страну. При этом, она изначально «затачивается» таким образом, чтобы все щедрые потоки госсубсидий шли через один канал - Мясной союз Казахстана. Который в конце января возглавил известный в стране специалист по говядине - Асылжан Мамытбеков.

- По поводу импорта скота - это же бессмысленно, - говорит фермер. -  Завезти его, конечно, можно. Но зачем? При имеющемся дефиците кормов - просто загубить. Через всё это мы уже прошли в бытность Мамытбекова министром. И вот - опять. И снова - при участии Мамытбеков, хоть и в новой роли. Я был в Минсельхозе, на обсуждении предложенной системы ввоза скота. Они там замутили такую кашу! Выбрали четырёх операторов по мясному скотоводству. Из них один - это «СК-Фуд», главный член Мясного Союза. То есть контора Мамытбекова и Бактибаева. Уже практически принято решение о выделении им денег на закуп скота. А это - миллиарды тенге.

Они будут импортировать скот, чтобы уже здесь продавать его местным хозяйствам. И зарабатывать на этом. Причём, я очень сомневаюсь, что будет возможность проконтролировать, какого качества и по какой цене скот завозится. Но у многих выбора не будет - придётся брать скот у них. Так же хотят и в молочном скотоводстве сделать - назначить оператора, у которого своего хозяйства даже нет! Он занимается тем, что реализует семенной материал. И он хочет ввозить тёлок, имеющимся у него материалом проводить осеменение - и продавать. Понятно, что тоже никого чёткого контроля тут не будет - чем провели осеменение, каких тёлок привезли. По сути, это просто схема для освоения денег. Никакой пользы животноводству Казахстана она не принесёт. 

Чтобы понять, о каких суммах  идёт речь, достаточно знать, что только одна область страны, Актюбинская, планирует ввезти в нынешнем году 11 тыс. голов КРС, в том числе 1 тыс. быков. Об этом заявил глава региона Бердибек Сапарбаев 10 марта на совещании, посвященном созданию Актюбинского мясного кластера. Субсидировать всё это будет республиканский бюджет. Посчитать сумму несложно: согласно проекту правил, «приобретение импортного племенного и чистопородного маточного поголовья» субсидируется в размере 300 тыс. тенге на голову. За 11 тыс. голов казне придётся выложить 3,3 млрд. тенге. И это - только в одной области страны! При аналогичных аппетитах других регионов, ввоз скота обойдется Минсельхозу в сумму под 50 млрд. тенге в год. При этом, напомним, что субсидирование кормопроизводства, согласно Карте развития, предполагалось на сумму в 10 млрд. тенге в год. То есть, гораздо меньшие деньги принесли бы гораздо больше пользы. Ведь накормленный по нормативам скот давал бы больше мяса, даже без увеличения поголовья.

Но, видимо, Минсельхозу важнее, через чьи руки будут осваиваться государственные миллиарды, а не то, какую пользу они принесут…


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

В конце января бывший глава аграрного ведомства РК Асылжан Мамытбеков возглавил Мясной союз Казахстана, а также стал внештатным советником Минсельхоза РК. С точки зрения здравого смысла, кадровое решение более чем странное, отмечает собкор издания «КазахЗерно.kz».

Ведь все мы помним, с каким треском провалилась Программа повышения экспортного потенциала страны по говядине, разработанная в бытность Мамытбекова министром сельского хозяйства. Ни один из целевых индикаторов достигнут не был, а миллиарды долларов растворились без следа.

Плохой советчик

Напомним, что основные задачи проекта по увеличению экспортного потенциала говядины - доведение экспорта говядины до 60 тыс. тонн в 2016 и  до 180 тыс. тонн в 2020.Однако, на дворе 2018 год, а Казахстан по-прежнему ввозит мяса больше, чем вывозит, и отрицательная динамика только нарастает. Так, за какие заслуги  Мамытбеков возглавил Мясной союз? И что он может предложить нынешнему главе Минсельхоза Умирзаку Шукееву в качестве советника?

Позицию Минсельхоза по поводу этого назначения озвучил первый вице-министр сельского хозяйства РК Арман Евниев:

- Мы внедряем новый подход в работе. Это открытые площадки, мы приглашаем всех, и у нас многие эксперты, бизнес. Мы создаем специальный проектный офис, площадку и в том числе Асылжан Сарыбаевич активно нам помогает, дает свое видение. Известна информация о том, что он избран председателем Мясного союза Казахстана. Мы сейчас работаем со всеми отраслевыми союзами и объединениями для того, чтобы, объединившись, решать тот узел проблем, который существует и накопился.

То есть, получается, Мамытбекова позвали распутывать тот самый клубок проблем, который он сам и намотал, будучи в течение пяти лет министром сельского хозяйства страны. За это время, напомним, Казахстан вложил в АПК миллиарды долларов, но не получил никакой отдачи. Вместо побед, на счету Мамытбекова оказались одни поражения: три крупнейших агрохолдинга увязли в долгах и оказались на грани банкротства; Казахстан потерял статус крупнейшего экспортёра муки; некогда знаменитое качество казахстанской пшеницы упало до уровня, когда она стала неинтересна покупателям; зависимость внутреннего рынка от импорта продовольствия образовалась практически по всем товарным позициям…

Как тут не вспомнить фразу главы государства, охарактеризовавшего деятельность горе-министра: «Гора родила мышь в результате твоей работы, Мамытбеков».

Нора к казне

Ладно, к госслужбе Мамытбекова не подпустили. Но он нашел другую нору, ведущую прямиком к государственной казне. Мясной Союз Казахстана  - объединение отечественных производителей мяса мощностью более 50 тыс. тонн в год. Очень скоро после прихода туда Мамытбекова председателем правления, организация обозначила, какие пути она видит для дальнейшего «развития» мясной отрасли Казахстана. Оказалось, ничего не изменилось за годы пребывания  Асылжана Сарыбаевича в забвении: это всё та же концепция освоение кредитов без какого либо выхлопа.

Публичности бывший министр теперь старается избегать, так что стратегию в интервью озвучил его коллега, генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев. Не мудрствуя лукаво, он заявил, что  стране необходим… завоз товарного поголовья КРС! И попросил Минсельхоз дать на это дешёвые деньги через «КазАгро».

По мнению Бактибаева, государство должно ежегодно кредитовать закуп за границей как минимум 50 тыс. голов скота на сумму в 15 млрд. тенге, а также субсидировать транспортировку этого поголовья. При этом, Бактибаев резюмирует: «Это не такие большие деньги»…

Вообще-то, объём финансирования аграрной отрасли порядка 300 млрд. тенге в год. И 15 млрд. - это 5 % от этой суммы. Где взять деньги? У Бактибаева готов ответ - сократить неэффективные субсидии. Какие именно, он не уточнил. Видимо, просто не знает, что в прошлом году Минсельхоз уже убрал все неэффективные субсидии, оставив только нужные. А значит, того и гляди, схему господдержки АПК в очередной раз начнут перекраивать, оставив какие-то важные направления без финансирования. Например, кормопроизводство, о котором в своё время «забыл» Мамытбеков.

Голодный скот

Пока все идёт к этому. Во всяком случае, Мясной Союз кормами совсем не озабочен. Похоже,  что ни Мамытбеков, ни Бактибаев не знакомы с Картами развития АПК, подготовленными в конце прошлого года. Но Минсельхоз-то должен их знать - сами готовили!

Среди них есть карта «Кормопроизводство». И она несёт информацию, о которой специалисты говорили из года в год - но так и не были услышаны Мамытбековым-министром. А именно: в Казахстане отсутствует кормовая база. То есть, скот в стране голодает! Недостаток питания составляет почти половину от нормы. Цитирую вывод карты: «Текущее производство кормов обеспечивает 58% от потребности»!

Причём, в основном скот в Казахстане кормят грубыми кормами, сеном и соломой. Это пустая клетчатка, практически не несущая пищевой ценности. Такой рацион ведёт к тому, что скот, даже породистый, не может проявить весь потенциал, заложенный в него селекционерами. Статистика говорит о том, что в Казахстане животные недополучают белков и сахаров, а также каротина, от которого зависят темпы роста молодняка.

Вот цитата из исследования на эту тему, проведенного учёными КНИИРС:

«Согласно зоотехнических нормам, на зимний период должно заготавливаться кормов из расчета на одну условную голову 35-38 ц. к.е. при обеспеченности 1 к.е. перевариваемом протеином 110 г, сахарами 100-120 г, каротином 45-50 мг. В разрезе отдельных кормов годовая потребность на 1 голову составляет в ц: сено - 10,8; солома - 6,6; силос - 50, сенаж - 50; корнеплоды - 26; концкорма - 8, 4; зеленый корм - 54, 3.

В то время как, в последние годы на стойловый период заготавливается до 28-29 ц кормовых единиц на условную голову -70-75% необходимого количества, потребность в перевариваемом протеине удовлетворяется на 65-70%, последнее приводит к перерасходу в 2-3 раза кормов по сравнению с научно обоснованными нормативами.

Недостаточное количество и низкое качество грубых и сочных кормов приводит к значительному перерасходу концентратов при кормлении животных. Перегрузка рационов концентратами может привести к различным нарушениям в обмене веществ (к ацедозу и кетозу). В концентрированных кормах в виде комбикормов зерно должно составлять не более 50% по массе. Остальная часть приходится на незерновые ингридиенты (отруби, шроты, мелясса, сухие жом, барда, дробина, травяная мука и др.).

В этой связи, одной из задач является обновление, рациональное использование пастбищных и сенокосных угодий, создание и улучшение кормовой базы. Большое внимание необходимо уделить производству комбикормов, основу которых составляют зернофуражные и зернобобовые культуры. При этом площади посева зернофуражных культур  следует увеличить в 6 раз».

Убыточная некомпетентность

Так, для чего в этой ситуации везти в страну скот? Обрекать его на полуголодное существование? У Бактибаева на всё готов ответ. Причём, не задумываясь о научном подходе, о новых агротехнологиях (внедрять которые поручил глава государства), представитель Мясного союза поступает просто - ссылается… на «тысячелетний опыт предков» и предлагает гнать коров в степь - пусть щиплют травку: «Наши пастбища, которые занимают пятое место в мире, могут вместить минимум в 5 раз больше скота», - говорит он.

Видимо, пассаж задумывался как патриотичный. На самом деле звучит просто как некомпетентность (если не сказать - глупость). Ведь предки выращивали лошадей и мелкий рогатый скот. Коровы к таким условиям содержания не приспособлены, о чём и говорят настоящие специалисты.

Учёные от идеи содержания коров (тем более импортных) в чистом поле - в шоке. Вот что по этому поводу в недавнем интервью сказал Аскар Наметов, председатель Национального научного совета по АПК.

«В Европе коровы живут (если брать мясной скот) всего два года, они не успевают заболеть. А молочный скот у них живёт всего четыре года. А у нас семь лет, потому что у нас семимесячный период зимы, затрат у нас много, и если мы начнём каждые три года корову на мясо отправлять из-за того, что мы её, честно, как робот, выдаиваем, то от неё ничего не остаётся. А заменить нечем. Поэтому у нас несколько другой подход: мы стараемся корову выдаивать не как за границей, в интенсивной форме, по 10-11 тысяч литров молока, а потом через три года её менять. У нас нет таких технологий, и нет смысла. Там вегетационный период очень длинный, зимы нет, и соответственно, можно кормить сразу. Сена накосил – и тут же даёшь. У нас это разве возможно? Мы если за лето это сено не сделаем, то зимой нечем кормить будет. Соответственно, другой подход и другие должны быть технологии. Простой маленький пример. Один бизнесмен привёз, есть такая порода – шароле, французская, которая в день дает один килограмм привеса. Вырастает очень здоровый мясной скот. Но её нужно кормить всё время зелёным кормом. Косить и давать. А у нас её заставляют саму щипать траву. Пока она щипает, она не успевает столько себе нащипать, потому как её ротовая полость не предназначена на такой объём тела. Круглый год кормить её зелёным кормом тоже не получается – у нас зима! Поэтому она не даёт тех привесов и того объёма, которые должны быть. Вот такие вот нюансы – это всё должна решать наука, и она решает».

Именно поэтому в Казахстане с одного бычка выход мяса составляет 150 кг, тогда как  в передовых странах 250. Это называется «низкая продуктивность», которая в первую очередь объясняется низким качеством рациона питания. Агентство «RFCA Ratings» в докладе «Анализ отрасли животноводства РК» именно низкую продуктивность скота назвала основной проблемой животноводческой отрасли страны:

«Существуют нормы привеса молодняка на откорме в размере 1,5 - 2 килограмма в сутки, что соответствует достаточно значимой позиции в мире. Однако в Казахстане среднесуточный привес на откорме около 400 граммов».

Мамытбеков в деле

Но к учёным у нас почему-то прислушиваться не принято - ни у чиновников, ни у многих фермеров. И уж тем более, до мнения учёных, похоже, нет дела финансисту Мамытбекову. Ему главное - получить деньги от «КазАгро».

Так что, не удивительно, что Бактибаев в том же интервью сообщает по поводу планируемого завоза товарного скота: «Эту программу, в принципе, чиновники поддержали, в этом году мы пробно начнем». Причём, схему придумали ловкую - «крупные компании, которые уже имеют опыт завоза скота, будут операторами».

Читай так: все денежки пойдут через Мясной союз, через руки Мамытбекова…

Теперь понятно, зачем он вернулся в сельское хозяйство. Непонятно только, почему Евниев назвал эту деятельность «распутыванием клубка проблем», если всё наоборот - идёт дальнейшее запутывание проблем животноводства теми же методами, которые Мамытбеков отработал ещё в пору реализации проекта по повышению экспортного потенциала по мясу КРС. Только если тогда он  выгодно осваивал бюджетные деньги на ввозе породистого скота, то теперь аппетит чуть-чуть умерил (чай, не министр уже) и согласен на ввоз товарного поголовья.

Вопрос один - зачем сам Минсельхоз и его глава Умирзак Шукеев хотят наступить в эту коровью лепешку? Не лучше ли прислушаться к специалистам и учёным и вкладываться в создание кормовой базы, а не в очередной раз выпускать миллиарды в трубу, поддерживая не своих, а зарубежных фермеров, покупая у них скот?


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Вскоре после того, как Умирзак Шукеев был назначен министром сельского хозяйства, случилось менее заметное событие - Асылжан Мамытбеков покинул пост в совете директоров Банка Астаны. Совпадение? Не думаю.

Как известно, Мамытбеков - человек из команды Шукеева. Они работали вместе в Костанайской области, в Астане и в ЮКО, напоминает эксперт на страницах издания «КазахЗерно.kz». Надо полагать, не без помощи патрона Мамытбеков реализовал свою идею - создал и возглавил холдинг «КазАгро», эдакий «Самрук» в отдельно взятой отрасли, объединивший все госактивы в аграрной отрасли.

А вскоре вдобавок к этому занял и кресло министра сельского хозяйства, объединив в своих руках и финансовые, и административные рычаги управления АПК.

Критика работы Мамытбекова была постоянной в течение всего времени его работы министром. Причем, шла она с самого верха - однажды Глава государства охарактеризовал результат усилий министра хлесткой фразой «Гора родила мышь». После чего к Мамытбекову прочно прилепилось прозвище «ГРМ». Однако, несмотря ни на что, Аслылжан Сарыбаевич продержался на своем посту рекордный срок - пять лет. И все мы понимаем, благодаря чьей поддержке.

И вот, в конце 2017 года Умирзак Шукеев занимает пост министра сельского хозяйства. Было ли это назначение в интересах самого главы холдинга «Самрук-Казына»? Очень сомневаюсь. Управлять самыми сладкими активами государства, а потом вдруг оказаться в «сельской ссылке»… К тому же, в тот момент, когда отрасль нуждается в реформах, поскольку на прежних принципах, заложенных как раз при Мамытбекове, работать уже не может…

Понятно, что у Умирзака Шукеева нет опыта работы в аграрной сфере. Он чиновник, экономист, финансист - но точно не аграрий.  Так что ему рядом нужен кто-то, хоть как-то владеющий вопросом и способный ввести шефа в курс, а то и самому этот курс задать. Желательно, курс верный, ведь ответственность Главой государства возложена огромная.

Тут из близких в МСХ источников приходит информация, что Асылжан Мамытбеков из банка ушел не случайно - теперь он советник Умирзака Шукеева.

На первый взгляд, это приглашение можно считать логичным и даже ожидаемым. Пятилетний опыт Мамытбекова на посту главы МСХ  - это солидный багаж. Но с другой стороны - тот ли это опыт, который нужен сейчас?

Напомним, что Мамытбеков - тоже не аграрий, а финансист. И по итогам своей деятельности сильную сторону показал лишь одну - распределение бюджетных денег таким образом, чтобы они текли нужными ручейками. В бытность его министром, текли они известным курсом - в те самые зерновые гиганты страны, которые в конце концов обросли такими долгами, что Президенту РК пришлось вмешиваться в ситуацию и поручать приемнику Мамытбекова, Аскару Мырзахметову, принимать экстренные меры по недопущению срыва сева на трети пахотных земель страны.

Так что, осмелимся предположить: вряд ли Мамытбеков сможет предложить Умирзаку Шукееву те решения, которые ждет от Минсельхоза Глава государства. Эти поручения Президент РК чётко обозначил в недавнем Послании народу Казахстана: повышение производительности труда и рост экспорта переработанной продукции в 2,5 раза.

Принципы же Мамытбекова той поры, когда он работал министром, хорошо известны - и прямо противоположны актуальным задачам, стоящим перед отраслью.

Если кто забыл, напомним: при Асылжане Сарыбаевиче Минсельхоз всегда нацелен на экспорт сырья, и думать не думал о развитии переработки. Даже принимая программу повышения экспортного потенциала по мясу КРС, ставились задачи отгрузки за границу сырого мяса, а не переработанных изделий из него. А почему? Всё просто (с точки зрения финансиста Мамытбекова): продажа за рубеж сырья позволяет быстро оборачивать бюджетные деньги через многочисленные дочки «КазАгро» - и за счет этого получать быструю прибыль.

Интересы переработчиков откровенно игнорировались. Более того, принимались решения, наносящие ущерб отечественной сельхозпереработке. А именно - государство периодически выделяло бюджетные деньги на транспортировку зерна. При этом, транспортировка муки мало того, что не поддерживалась, так еще и административные барьеры, вводимые странами Центральной Азии (заградительные пошлины и т.д.) на продукцию отечественных мукомолов оставались без ответа наших властей. В итоге, именно при Мамытбекове Казахстан потерял ранее завоеванное мировое лидерство в экспорте муки и к настоящему моменту выпал из первой пятёрки.

Сейчас от МСХ РК требуется делать прямо противоположное - развивать переработку, а не торговать сырьем. Так, каких полезных советов в этом отношении  можно ждать от Асылжана Мамытбекова? Вывод очевиден - никаких. Именно поэтому мы видим, что новый глава Минсельхоза уже совершил первую серьёзную ошибку - согласился на закуп в ресурсы Продкорпорациии 2 млн. тонн зерна по ценам выше рыночных. Что это, как не возращение к поддержке зерновиков, от чего Аскар Мырзахметов последовательно уходил?

Чего ждать дальше? Не за горами объявление условий кредитования весеннего сева 2018 года. Если Умирзак Шукеев продолжит слушать Асылжана Мамытбекова (а если он его советник - то продолжит), то зерновики опять получат господдержку, а значит, диверсификация остановится. Снова начнется движение по замкнутому кругу: производство зерна, его реализация на экспорт за счет государства (или даже - продажа самому государству, как в нынешнем году). То есть, никакого оздоровления ситуации в сельхозотрасли не произойдёт.

По каким направлениям еще, кроме производства зерна, ждать «вредных советов» от Асылжана Мамытбекова? Можно предположить, что и в животноводстве начнется поиск путей освоить бюджетные деньги с максимальной скоростью (но не пользой). Раньше это был бесполезный закуп заморского породистого поголовья за бешеные деньги. Аскар Мырзахметов и его команда обозначили совсем другой вектор - на развитие кормопроизводства, поскольку скот в Казахстане голодает. Но если Минсельхоз вернется к поддержке зерновых гигантов, то  денег на стимулирование расширение посевов фуражных и кормовых культур просто не останется.  Так что, по животноводству АПК постигнет новый провал, аналогичный несбывшимся обещаниям по росту экспорта говядины.

Также будет забыт план по развитию собственного производства сельхозтехники, обозначенный в одной из Карт развития АПК. Асылжан Мамытбеков всегда жестко разграничивал сферы ответственности  Минсельхоза и других ведомств. И развитие сельхозмашиностроения он считал задачей Министерства индустрии и новых технологий РК, а не своей. При этом благополучно упуская из виду тот факт, что повысить производительность труда без механизации и автоматизации в отрасли будет невозможно.

Так что, резюмирую:  Умиразак Шукеев играет с огнём, слушая советы Асылжана Мамытбекова. Поручение Президента было чётко сформулировано. И АПК сейчас - под пристальным вниманием. От сельского хозяйства ждут, что оно станет драйвером экономики. Если не будет достигнут результат, то репутации министра будет нанесен серьёзный ущерб.


Акын Аулов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

В канун Нового года аграрное ведомство Казахстана возглавил Умирзак Шукеев. Вдобавок к портфелю министра сельского хозяйства РК он получил также должность вице-премьера. Все это говорит о том, что руководство страны отводит АПК роль драйвера экономики и ожидает структурных реформ в перспективной отрасли. Однако уже первые серьезные шаги нового главы заставляют сомневаться, что в тихом омуте что-то изменится.

Спрос и предложение

Минувший аграрный сезон в Казахстане прошел под знаком жесткой линии на диверсификацию и уходу от засилья пшеницы в агросекторе страны, напоминает собкор издания «КазахЗерно.kz». В принятой в феврале Государственной программе развития АПК РК на 2017 - 2021 годы прописаны целевые индикаторы в этом отношении: за пять лет снизить площади под самой популярной сельхозкультурой с нынешних 64 % до 46%. Так что был оформлен окончательный отказ от погектарки на пшеницу, а также финансирование сева на этот вид зерна через «АКК» выдавалось в последнюю очередь.

При этом, Минсельхоз не уставал повторять - в России пшеницы производится всё больше, а значит, с реализацией своего урожая казахстанским аграриям будет всё сложнее. Лучше как можно активнее переходить на другие культуры - фураж, кормовые, масличные, бобовые.

Однако, по объективным и субъективным причинам, основная масса крестьян отсеялась по старинке. Так что зерна собрали почти столько же, сколько годом ранее. Плюс к тому, Россия увеличила урожай с прошлогодних 110 млн. до 130 млн. тонн. Что в итоге? Затоваренные склады мукомольных компаний, переполненные зернохранилища, нехватка вагонов  - и полный паралич рынка. Крестьяне остались со своей пшеницей один на один - покупать ее желающих не было.

Союз фермеров Казахстан начал обивать правительственные пороги с просьбой закупить у крестьян зерно в ресурсы «Продкорпорации». На что получил внятный и обоснованный ответ - государство не обязано обеспечивать бизнесу сбыт. Тем более, всех заранее предупреждали, что пшеница может остаться невостребованной. Бизнес есть бизнес - не вписался в баланс спроса и предложения, значит, прогорел по собственной вине.

Смена линии

И как раз тут случилась смена министра сельского хозяйства. Аграрии страны замерли в ожидании первых шагов нового главы ведомства. Что в его планах?

Если смотреть на долгосрочные перспективы аграрного сектора страны, то ситуация требовала сохранить жёсткую позицию и позволить крестьянам до конца пройти этот путь - с нереализованной пшеницей на руках. Ведь сельчане в большинстве своём люди инертные, ко всему новому относящиеся с недоверием. И заставить их перейти на новые культуры можно, только поставив их перед лицом неизбежности. То есть, вот твоя никому не нужная пшеница. Ну, или нужная, но приносящая минимальную прибыль. А вот возможности выращивать ячмень, нут или подсолнечник, и получать больше и без лишних проблем. Испытав на своем кармане крах зернового рынка, крестьяне были бы вынуждены сделать нужный выбор.

Но крах оказался отложен - правительство приняло-таки решение закупить 2 млн. тонн пшеницы по 42 тыс. тенге за тонну. Эта цена существенно выше рыночной. Значит, рыночных механизмов регулирования в отрасли как не было, так и нет. И рассчитывать на развитие в этой ситуации по-прежнему невозможно.

А самое опасное, что за этим реверансом в сторону зерновиков могут последовать и другие шаги, которые законсервируют нынешние проблемы отрасли. Мы их хорошо помним - все та же погектарка, поступавшая в карманы и без того богатых хозяйств. Все та же поддержка за государственный счет неэффективных, вязнущих в долгах аграрных гигантов. Все то же субсидирование транспортных расходов на экспорт зерна. Бюджет аграрной отрасли не резиновый. И если деньги вновь потекут прежними ручейками, то без финансирования (и без развития) останутся такие ключевые сектора, как сельхозпереработка и развитие сельхозмашиностроения. Придется отказаться от планов по расширению площадей применения минеральных удобрений и субсидирования качественных семян - на поддержку этих направлений просто не будет денег.

И, конечно, теперь уже ничто не заставит крестьян активно диверсифицировать посевные площади. Ведь им в очередной раз показали - в любом случае, государство вас вытащит из трясины.

Старые грабли

Специалисты аграрной отрасли с сожалением говорят о том, что Умирзак Шукеев, несмотря на весь свой опыт, совершил стратегическую ошибку, согласившись на закуп пшеницы. В краткосрочном плане - да, напряженность в агросекторе снята. Но в долгосрочной перспективе ничего не поменяется, и проблемы будут возвращаться, от сезона к сезону становясь все острее.

- Покупать зерно за счет государства по ценам выше рыночных - это наступать на старые грабли, - говорит эксперт ИА «Казах-Зерно». - Делать это означает поддерживать иждивенческие настроения у крестьян и давать им понять - ничего менять не надо, все и так будет хорошо. При этом надо понимать, что средняя себестоимость пшеницы в прошлом сезоне была порядка 28 тыс. тенге за тонну. Так что даже если бы крестьяне продали ее по существующей на рынке цене в 35 тыс. тенге, они остались бы  в плюсе. Зачем было тратить государственные деньги?

Что касается бюджетных вливаний в отрасль, то есть более грамотные варианты, за примерами которых далеко ходить не надо. Выращивание высокодоходных культур (в противоположность низкорентабельной пшенице) позволили поднять агросектор как в отдельно взятых хозяйствах, так и в целых странах.

Начнем с малого. Широко известным примером успешной диверсификации аграрного бизнеса недавно стал подмосковный «Совхоз имени Ленина», директор которого Павел Грудинин выдвинут на выборах президента РФ кандидатом от КПРФ. Конечно, после этого бизнес Грудинина вдоль и поперёк был изучен журналистами.

Выяснилось, что директором совхоза молодой инженер-механик был избран в 1995 году. С этого момента началось стремительное развитие предприятия. Благодаря близости к Москве с ее огромным рынком, в хозяйстве сконцентрировались на выращивании ягод, клубники и земляники. Продажа части земель, не пригодных для аграрного бизнеса, позволила расплатиться с прежними долгами и вложиться в современные агротехнологии. Сейчас в совхозе почти 2 тыс. гектаров мелиорированных земель. Это позволяет ему выращивать треть всей клубники, производимой в России! Кроме того, здесь содержат  стадо из 800 дойных коров, а молоко поставляют производителям йогуртов.

Зарплаты у рядовых сотрудников под 80 тыс. рублей, поселок приведен в идеальный порядок. Например, детский сад совхоза признан лучшим в Подмосковье. Желающих работать в Грудинина - 15 человек на место. Но свободных вакансий нет. Оно и понятно, ведь, помимо достойных зарплат, работникам совхоза полагается множество льгот, так что сами жители говорят: «Мы живем лучше, чем в СССР».

Крупный пример - это Польша. Страна в течение 10 лет сумела сделать рывок в аграрном секторе, сконцентрировавшись на выращивании  яблок. Сегодня Польша входит в тройку крупнейших производителей этих фруктов, а по объему экспорта занимает первое место в мире. Причём, даже санкционная война России и ЕС не сказалась на объемах отгрузки за рубеж. В Россию до введения продуктового эмбарго в 2014 году попадало 55% всего польского экспорта яблок - около 676 тыс. тонн. Это 22% от всего урожая яблок в стране. В 2015 году экспорт сократился почти на 300 тыс. тонн, однако уже в 2016 году объемы практически восстановились: после закрытия российского рынка объем в 539 тыс. тонн был перенаправлен в другие государства.

Яблочный пример

Тут самое время вспомнить, что именно Казахстан, нынешняя Алматинская область - родина яблок. Тут произошло окультуривание этих деревьев, отсюда родом лучшие сорта. Но все это - в далёком прошлом.

Судите сами: в Польше благодаря применению технологий интенсивного садоводства получают от 70 до 100 тонн яблок с гектара. В Казахстане речь о таких результатах близко не идет. Даже центры садоводства страны в Павлодарской и Южно-Казахстанской областях достигают урожайности на уровне  25 - 30 тонн с гектара. В среднем же по стране она и вовсе чуть выше 7 тонн с гектара.

Так что, об экспорте говорить не приходится. Согласно официальной статистике, в 2016 году Казахстан экспортировал всего 404 тонны яблок. Часто казахстанская продукция не устраивает крупные торговые сети по качеству: там требуют плоды одинаковых размеров и цвета. Казахстанские садоводы этого пока предложить не могут.

Чтобы добиться повышения объема и качества урожаев казахстанских яблок, необходим целый комплекс мер: выбор подходящих для садоводства почв, посадка саженцев хороших сортов, применение средств защиты растений, внесение удобрений, квалифицированный уход за деревьями.  Но для этого нужны инвестиции. Причём, не только в производство, но и в инфраструктуру транспортировки и хранения, которая пока в Казахстане тоже очень слаба.

В Польше мощную поддержку садоводству оказало правительство. Выплачивались субсидии на производство и транспортировку, бюджет софинансировал новые проекты, внося 70% при 30% вложении инвестора.

- Неужели Казахстану нельзя перенять польский пример? - говорит эксперт ИА «Казах-Зерно». - Если говорить о климате, на юге Казахстана он намного благоприятнее, чем в Польше. Кроме того, потенциальные рынки сбыта рядом - это и Россия, и Китай, и Иран, и страны Центральной Азии. Причем, яблоки - это только пример. Есть масса других культур, которые Казахстан мог бы производить вместо пшеницы. Вопрос только в участии государства. Но у нас о таком подходе, как в Польше, с ее 70-процентным софинансированием, никто и не мечтает. А почему? Есть же деньги у страны! И они либо вкладываются в американские ценные бумаги под низкий процент, не принося никакой пользы развитию экономики страны. Либо вообще теряются! Вспомните все эти скандалы с миллиардами, которые вывезли олигархи. Вспомните миллиарды из пенсионного фонда, потерянные в банке в Азербайджане. Вспомните недавний арест $22 млрд. из Нацфонда РК, арестованные в Америке. Как можно так бездарно разбрасываться деньгами, которые можно было бы вложить в своей стране? Пусть совладельцем этих проектов, подержанных за счет бюджета, будет тот же «КазАгро». Но если наше правительство пойдёт на это, тут же из-под земли появятся иностранные бизнесмены и принесут инвестиции, которые мы так ждем. А сейчас они интересуются, чем можно заняться. Им говорят: зерном. И всё, интерес пропадает - зерна сейчас много, оно дешевое, и это никому не интересно.

Грузинский миф

В недавнем Послании народу Казахстана Президент РК поручил в течение 5 лет увеличить производительность труда в АПК и экспорт переработанной сельхозпродукции как минимум в 2,5 раза.

Если кому-то задача покажется невыполнимой, то вот еще один пример из недавнего прошлого: в 30-х годах прошлого века объём сельскохозяйственного производства в Грузии вырос по сравнению в 2,5 раза. Этого удалось добиться благодаря принципиальному изменению структуры сельского хозяйства в пользу выращивания высокодоходных культур субтропической зоны. Грузинское крестьянство стало наиболее зажиточным в стране.

Что интересно, реформы провел никто иной, как Лаврентий Берия, к которому прочно приклеился ярлык палача. Однако, ряд историков на основе анализа документов делает вывод, что образ этого человека был незаслуженно очернён во времена Хрущева, который как раз с Берией и столкнулся в борьбе за власть после смерти Сталина.

В частности, этой версии придерживается Елена Прудникова, российский журналист-историк, тираж книг которой превышает 100 тыс. экземпляров. Она специализируется на опровержении исторических мифов. В том числе, из-под ее пера вышла и книга с говорящим названием: «Гений менеджмента 20 века. Лаврентий Павлович Берий».

Так вот, Лаврентий происходи из семьи бедного грузинского крестьянина. Мать рано овдовела, жила тяжело. Но смогла найти возможность отдать сына учиться, поскольку мальчик отличался способностями. К началу революции Лаврентий успел закончить училище и поступить в архитектурно-строительный техникум в Баку. Придерживался большевистских взглядов, поэтому начал работать в Бакинском совете. Со временем стал сотрудником сначала азербайджанского, потом грузинского ОГПУ (Объединённое государственное политическое управление при Совете народных комиссаров СССР).

- Поскольку человеком он был талантливым, ответственным и грамотным, что в те времена встречалось нечасто, то по служебной лестнице он двигался быстро, - рассказывает Елена Прудникова. -  К концу 20-х годов он стал полномочным представителем ОГПУ в Закавказье. Но жизнь чекиста ему не нравилась - он всю жизнь мечтал стать архитектором, умел и любил строить. Поэтому в 1931 году Сталин, который искал талантливых организаторов, поставил Берию на пост хозяина всего Закавказья - секретарем компартии региона, включавшего Грузию, Армению и Азербайджан. И Берия начал поднимать экономику. И когда в Советском Союзе позже стали говорить, что Грузия, Армения и Азербайджан самые богатыре республики в стране, надо понимать, что они не от царя такими пришли, а их такими сделал Берия за несколько лет своей работы. Мой друг-историк называл Берию одним из трех величайших менеджеров 20 века наряду с Генри Фордом и Билом Гейтсом. Но я считаю его номером один.

Не профукать АПК

В подтверждение своих слов Елена Прудникова приводит реформу сельского хозяйства Грузии, которую провел Берия. Изначально оно было глубоко убыточным. Урожаи тут собирали неплохие, но самой плодородной земли было мало. Тогда Берия решил сделать ставку на дорогие культуры - табак, чай, мандарины. А от выращивания зерна отказались - его было проще купить в России. Развивая именно эти направления, колхозы в Грузии к концу 30-х годов стали настолько богаты, что крестьяне шли в них сами - загонять их не требовалось. Условно говоря, до Берии дерево мандарина в год приносило 100 плодов, а благодаря внедрению передовых агротехнологий, стало приносить 1000. И подобных примеров приводится множество.

- Конечно, были преференции, было финансирование, - отмечает Елена Прудникова. – Но, извините, любую поддержку можно и профукать, как часто мы видим сегодня. Берия же направляемые из Центра деньги использовал с толком и получал колоссальную отдачу. В этом его помогало его ноу-хау: он всегда работал со своей проверенной командой. То есть, своих коллег-чекистов он забрал из ОГПУ и поставил на ключевые посты. Это позволило ему работать быстро и чётко.

Похоже, что именно такого жёсткого и принципиального реформатора и не хватает сельскому хозяйству Казахстана. Переход к выращиванию высокодоходных культур, развитие глубокой переработки, экспорт готовой продукции вместо сырья - все эти вопросы обсуждаются годами, но так и висят в воздухе. И страна теряет даже те позиции, которые некогда с трудом завоевала. Смотрите, уже упущено лидерство в экспорте муки, и Казахстан выпал даже из первой пятёрки! Как это можно было допустить? Про экспорт мяса никто уже и не вспоминает - его даже для покрытия внутренних потребностей не хватает, несмотря на миллиарды, потраченные на проект повышении экспортного потенциала. А все потому, что миллиарды эти - профукали.

Пусть это прозвучит жёстко, но агросектору РК нужен современный «Берия» - только он сможет выполнить те задачи, которые стоят пред отраслью.  Иначе сельскому хозяйству хана.


Сергей Буянов

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Сегодня в ходе заседания правительства первый вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов, проанализировав мировой рынок пшеницы, объяснил настроение на казахстанском зерновом рынке, сокращение спроса и падение цен.

«Цены на мировом рынке, хотя в долгосрочном плане была тенденция на понижение, в среднесрочном периоде стабилизировались и проявляется тенденция на повышение. Например, на условиях FOB Новороссийск, если в 2015-2016 годах была на уровне 180 долларов США, то сегодня 193 доллара», -  пояснил вице-министр.

Цена на внутреннем казахстанском рынке была все время ниже мировых. После начала диверсификационной политики в растениеводстве, в результате которой были сокращены площади под пшеницей на 2,5 млн. га, а поддержка производства приоритетных культур усилена, был сбалансирован объем спроса и предложения. В итоге внутренние цены были выровнены, а в некоторые годы превосходила мировые.

В этом же году, несмотря на отсутствие фундаментальных факторов (нет сверхурожая, показатели экспорта не снизились), на внутреннем рынке зерна с сентября наблюдается большой диспаритет между мировыми и внутренними ценами, стремительное снижение цены на внутреннем рынке и сокращение спроса.

Отметим, как ранее сообщало ИА «Казах-Зерно», урожай зерновых и зернобобовых культур в Казахстане в 2017 году сложился в объеме порядка 23 млн. тонн.

«Анализ текущей ситуации показал следующие причины: первое - рекордный урожай зерновых в России, создавший избыточный объем дешевого зерна в приграничных с Казахстаном регионах, которое завозится в основном нелегальным способом; второе - нехватка вагонов внутри страны (порядка 40-50%  заявок на перевозку остаются открытыми) и сокращение закупа со стороны частных трейдеров, в том числе международных, поскольку ситуация с вагонами не позволяла исполнять контракты должным образом; третье - пассивную роль проявил традиционный маркетмейкер зернового рынка - Продкорпорация, у которой не было ясной закупочной политики, которая объявила закуп по цене 42 тыс тенге и, ничего не купив, объявило о снижении цены закупа до 39 тыс. тенге», - подчеркнул Айтуганов.

Все это привело к паническому настроению на внутреннем зерновом рынке, сокращению спроса и падению цен.

Вследствие вышеуказанных факторов, фермеры не могут реализовать собранный урожай по достойной цене (на уровне мировых цен) и покрыть обязательства перед финансовыми институтами.

В этой связи, было принято решение Кабинета министров, что «Продкорпорация» закупит у фермеров дополнительные два миллиона тонн зерна по цене 42 тысячи тенге за тонну.

Справка: 1 доллар = 333.32 тг.


Светлана Дробышева

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com


Автор: . Дата создания:

Несколько слов о том, как изменилось сельское хозяйство Казахстана за 26 лет независимости.

Быть может, не совсем корректно сравнивать показатели 1991 года с нынешними. Все-таки на заре независимости мы еще пользовались плодами труда советских хлеборобов и животноводов. Это они оставили нам почти десять миллионов голов крупнорогатого скота, более 34 миллионов голов овец и коз. Это они сеяли около 35 миллионов гектаров пашни, из которых только кормовыми культурами было занято более 11 миллионов га. Оно и понятно: миллионные стада нужно было чем-то кормить. Справедливости ради нужно отметить, что столь высоких показателей в развитии животноводства мы не достигли до сих пор, пишет собкор издания «КазахЗерно.kz».

Начиная с 1991 до 1998 год, практически во всех отраслях сельского хозяйства страны наблюдался упадок. С каждым днем табуны становились скромнее, посевные площади и объемы производства продукции сокращались.

Например, за семь лет поголовье крупнорогатого скота сократилось больше чем в два раза (с 9,7 миллиона до 3,9 миллиона голов). Еще хуже была ситуация с мелким рогатым скотом. В этот период тучные стада казахстанских овец буквально пошли под нож, от былых 34 миллионов голов не осталось и десяти миллионов. К 1996 году поголовье птицы сократилось с 59 до 15 миллионов, а из казахстанских степей в эти годы исчезло 650 тысяч лошадей.

К 1998 году в два раза сократилось поголовье свиней. Этот показатель, в отличие от остальных, не пополз вверх на рубеже веков. Свиноводство продолжает переживать кризисные времена. Если в 1991 году в Казахстане было почти три миллиона свиней, сейчас нет и одного миллиона. Развивается отрасль преимущественно на севере страны, и в основном в рамках личных подсобных хозяйств.

Ситуация в полеводстве была не многим лучше. В этот период значительно сократились посевные площади. Если в 1991 году казахстанцы сеяли 34 935 000 га, то в 1999 году - всего 15 285 300 га.

Пережив сложное время с большими потерями, аграрный сектор Казахстана начал вставать с колен лишь в начале нового тысячелетия. Потихоньку, постепенно, осторожно. В новой стране «все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Уже присмотрелись к реалиям нового времени руководители созданных агроформирований. Бывшие совхозы и колхозы брали новые имена и учились жить по-другому. Догнать и перегнать те показатели, которые были десять лет назад, никто особо не старался, задачи были совсем другие. Выжить, сохранить производство, дать людям работу, посеять и убрать.

Отдельно взятые показатели догнать все же удалось. Например, лошадей в Казахстане сейчас больше, чем когда-либо за годы независимости: почти 2,4 миллиона против 1,6 миллиона голов в 1991 году. Лидируют в коневодстве ВКО (329 300 голов), Алматинская область (310 500 голов) и ЮКО (285 000).

Увеличилось также поголовье верблюдов: со 145 до 193 тысяч голов. Больше всех верблюдов в Мангистауской (55 800 голов), Кызылординской (44 700) и Атырауской (31 700) областях.

По сравнению с 1991 годом, мы стали производить больше яиц. Сегодня в Казахстане ежегодно производят свыше 4 760 000 штук яиц, что почти на 600 тысяч штук больше, чем 26 лет назад. Начиная с 1996 года,  количество производимых в Казахстане яиц растет. Незначительно, но стабильно.

Наиболее заметные преобразования за эти годы произошли в полеводстве. Сейчас казахстанцы засевают зерновыми, масличными, кормовыми культурами и овощами чуть больше 21 миллиона га, 15 из которых приходиться на три северные области. Существенно сократились посевы пшеницы - с 22 до 15 миллионов га. В то же время значительно (в шесть раз) увеличены посевы масличных культур (с 300 тысяч до двух миллионов га), в два раза больше мы стали садить овощей.

Повысилась и урожайность сельскохозяйственных культур. Например, средняя урожайность зернобобовых (включая рис) в 1991 году едва превышала 5 центнеров с гектара, сегодня этот показатель значительно выше - 13,5 ц/га Почти в два раза увеличилась урожайность масличных культур (с 4,9 до 9,6 ц/га) и овощей открытого грунта (со 121 ц до 250 ц). Больше мы стали убирать картофеля с одного гектара (190 центнеров в 2016 году против 99 центнеров в 1991) и бахчевых культур (раньше убирали 79 центнеров с гектара, теперь - 221 центнер).

Но, несмотря на достигнутые успехи, аграриям Казахстана еще есть, над чем работать. Особенно много открытых вопросов в животноводстве и переработке сельскохозяйственной продукции. Посевные площади, отведенные под кормовые культуры, за годы независимости сократились больше чем в три раза (с 11 до 3 миллионов), что привело к главной сегодняшней проблеме животноводческой отрасли - дефициту кормов. Отсюда вытекают другие проблемы: снижение поголовья и, как следствие, нехватка мяса. В 2016-ом году Казахстан произвел всего 960 тысяч тонн мяса в убойном весе (данных на 2017 год еще нет). В то время как 26 лет назад этот показатель переваливал за полтора миллиона. 70% говядины по-прежнему производится в личных подсобных хозяйствах, как и 80% молока.

Еще хуже обстоят дела с производством шерсти и каракуля. Шерсти мы производим всего 38 500 тонн (против 104 тысяч тонн в 1991 году), каракуля - и того меньше: 4300 шкурок в год против 1 821 400 (!!!) штук в 1991 году

Сегодня аграрии трудятся в таких условиях, о которых в 1991 году не могли и мечтать. На поля выходит высокопроизводительная импортная техника, на фермах, элеваторах, мясокомбинатах и молокозаводах работает современное оборудование. И вроде все говорит о том, что жить мы стали лучше. Но упрямая статистика возвращает с небес на землю и наглядно демонстрирует: несмотря на имеющиеся достижения, аграрному сектору Казахстана еще пахать и пахать.

Напомним, как ранее писало ИА «Казах-Зерно», нынешняя команда МСХ РК за полтора года работы не внесла никаких принципиальных изменений в отрасли и в системе собственной работы с крестьянами. Поэтому кредит доверия главы государства подошел к концу. И в канун Дня Независимости РК на пост главы МСХ был назначен Умирзак Шукеев.

Отметим, его часто назначали на сложные участки работы, благодаря чему Умирзак Шукеев заработал репутацию самого сильного антикризисного менеджера в стране

Казахстанские аграрии надеются, что новому главе агроведомства удастся поднять отрасль с колен.


Дарья Тушина

Газета «КазахЗерно.kz»


Автор: . Дата создания:

Президент Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов призвал североказахстанских сельхозтоваропроизводителей проявить активность в решении наболевших проблем.

В Петропавловске прошло собрание областного Союза фермеров, в котором принял участие президент Союза фермеров РК Ауезхан Даринов. Собравшиеся обсудили актуальные проблемы сельского хозяйства, заслушали отчет председателя областного филиала Союза фермеров РК Нияза Ибраева о проделанной работе, высказали свои предложения по совершенствованию законодательной базы в сфере агропромышленного комплекса, сообщает собкор ИА «Казах-Зерно».

Сельчане поднимали актуальные проблемы отрасли. Жаловались на то, что цены на выращенный урожай, озвученные Продкорпорацией, низкие. И даже по этим низким ценам зерно у сельхозформирований не покупают. Большая часть по-прежнему лежит на элеваторах и складах хозяйств.

Президент республиканского Союза фермеров в своем выступлении подчеркнул, что все озвученные вопросы - не новые, многие из них решаемые. Главное - проявить активность и заинтересованность в их решении.

«Не Союз фермеров должен решать проблемы сельского хозяйства, а каждый отдельно взятый сельхозтоваропроизводитель, - подчеркнул Ауезхан Даринов. - В 80% существующих проблем мы сами виноваты. Я в этом абсолютно уверен. И пусть мне кто-то докажет обратное. На севере многие руководители сельхозформирований инертны, отстаивать свои права они не хотят».

Также Ауезхан Даринов отметил, что на местах представители общественного объединения работают неважно, не создают в селах филиалы, не привлекают активных фермеров к работе союза.

«С нами должны считаться на самом высоком уровне, - сказал Ауезхан Даринов. - И чем больше нас будет, тем легче отстаивать наши интересы. За мной стоит всего 5% фермеров страны. Если нас будет несколько тысяч хозяйств - это будет сила! На юге активно вступают в союз, принимают участие в обсуждениях. А вы спите. Как было 30-50 человек в составе союза, так и есть».

В завершение мероприятия было принято решение поменять состав совета областного союза фермера и переизбрать председателя филиала.

«Я проработал на этой должности почти девять лет, - сказал руководитель областного филиала союза фермеров Нияз Ибраев. - Годы свое берут. Считаю, что работать в этой должности должен человек молодой, энергичный. В решении проблем фермеров нужно новое видение, новые подходы».

Присутствующие выбрали нового председателя филиала. Им стал Акан Барлубаев.

«Говорят, всегда бороться нужно за семью, за друзей и за мечту. Так вот, за мечту мы боремся очень редко. Объединившись, мы сможем решить многие вопросы, я в этом абсолютно уверен. Но для этого нужна в первую очередь ваша активность и заинтересованность», - сказал Ауезхан Даринов.


Дарья Тушина

с автором можно связаться по адресу:

kazakhzerno.ans@gmail.com